США готовы признать Крым российским, но при одном условии

Американцы предложили Москве вариант восстановления отношений

82737
США готовы признать Крым российским, но при одном условии
Фото: Klaus Ohlenschläger/picture alliance/Global Look Press
Материал комментируют:

Вашингтон может отменить экономические санкции в отношении России, признать Крым, а также свернуть экспансию НАТО у наших границ. Соответствующие шаги содержит «план» восстановления отношений с Москвой, предложенный бывшим специальным помощником президента США Рональда Рейгана, а ныне старшим научным сотрудником Института Катона Дугом Бэндоу (Douglas «Doug» Bandow).

В своей статье для издания National Interest он призвал найти некий «modus vivendi» — так сказать, способ взаимовыгодного существования двух стран, отношения между которыми в данный момент, мягко говоря, далеки от идеальных. Для этого, как пишет Бэндоу, США необходимо, во-первых, признать Крым российской территорией. Во-вторых, способствовать прекращению расширения военного блока НАТО на восток.

По мнению эксперта, у России нет заинтересованности в конфликте с Европой или Америкой, но она против того, чтобы Запад угрожал безопасности ее границ.

При этом автор выдвигает условие и для нас — прекратить поддержку жителей Донбасса. Тогда, он считает, Украине не будет выгодно становиться членом Североатлантического альянса.

Читайте также
Киев в натуре: «Этот поганый президент даже не может нормально уйти» Киев в натуре: «Этот поганый президент даже не может нормально уйти» Столица Украины «переваривает» новый закон о языках

Но дело в том, что смысл этой «игры в поддавки» со стороны США вовсе не в желании найти, действительно, общий язык с Россией. И Бэндоу, в общем-то, сам раскрывает карты, признавая, что главная цель этого, по его выражению, «временного соглашения» с Москвой — оторвать Россию от Китая.

Вашингтон, как он полагает, должен сделать все возможное для сдерживания мощи Пекина, поэтому хорошие отношения с Россией в интересах американской стороны.

Почему-то он уверен, что с культурно исторической точки зрения нашей стране, скорее, свойственно сближение с Европой и США, нежели с Китаем. И это в данном случае решающее обстоятельство.

Понятно, что в основе плана, предложенного бывшим спецпомощником Рейгана, лежит старый как мир принцип «разделяй и властвуй». Но почему они думают, что лучше нас знают, кого мы должны поддерживать, а кого — нет, тем более, на их условиях?

— Вы верно заметили, что в основе этого лежит старый принцип, — комментирует ситуацию политолог-американист Дмитрий Дробницкий.

— Но Дуг Бэндоу, несмотря на то, что работает в Институте Катона, свою статью все же опубликовал в The National Interest. А это одно из главных изданий внешнеполитических реалистов Соединенных Штатов. И здесь, пожалуй, стоит вспомнить Киссинджера и Никсона начала 70-х.

Был так называемый «треугольник Киссинджера» в свое сформулирован: схематическое изображение принципа, что Вашингтон должен держать Москву и Пекин к себе гораздо ближе, чем Москва и Пекин будут по отношению друг к другу.

И надо сказать, что в эпоху разрядки, стараниями Никсона и, конечно, Генри Киссинджера, который является, можно сказать, основоположником современного американского внешнеполитического реализма, этот «треугольник» более-менее так и существовал. Другое дело, что у него, конечно, было огромное количество побочных последствий.

В частности, американцы проморгали мирный рост Китая, в результате чего Китай через несколько десятков лет стал первой экономикой мира.

«СП»: — А разве не сами американцы этому способствовали?

— Несомненно. Потому что Китай стал неотъемлемой частью не только глобальной экономики, но стал неразрывной частью, так называемой, Чимерики — соединения Китая и Америки. Что еще Ян Бреммер (известный эксперт в области американской внешней политики — ред.) называл миром «Большой двойки» (по аналогии с «Большой семеркой», «Большой двадцаткой»).

Но, понятно, что возникло определённого рода напряжение в этом мире…

Собственно говоря, энное количество американцев проголосовали за Дональда Трампа именно потому, что эта глобализация с выделением такой Юго-Восточной Азии в качестве фабрики вещей привела к разорению американских производителей, потере рабочих мест, возможно, потере темпов реиндустриализации, выхода на следующий технологический уровень и т. д.

Что касается нынешнего момента, тут вопрос состоит именно в том, что люди, которые публикуются в National Interest, они, как правило, настаивают на том, что внешнеполитический реализм, скорее, жив, чем мертв.

Очень важный момент: Трамп в апреле 2016 года (по-моему), представляя новую внешнеполитическую команду, произносил свою программную речь о принципах американской внешней политики именно на площадке издания NI.

Но единственный человек оттуда — отставной генерал Майкл Флинн — в администрации Трампа отработал рекордно малое количество времени. Он покинуть ее еще до инаугурации нынешнего президента. Его как раз подловили на том, что первое, куда он побежал — договариваться с нашим послом Кисляком.

Так что Флинн был единственным человеком, который все эти заветы Бандоу как бы и выполнял.

На самом деле, действительно, такого рода идеи существуют. Проблема, однако, состоит в том, что в администрации Трампа на сегодняшний день просто нет людей, которые представляют вот эту точку зрения.

«СП»: — Что, собственно, автор имеет в виду, когда говорит о необходимости оторвать Россию от Китая?

— Во-первых, здесь, конечно, надо иметь в виду, что Бандоу не призывает воевать с Китаем. В отличие, например, от тоже бывшего помощника Трампа Стивена Бэннона, который был готов к сближению с Москвой, только бы она помогла, так сказать, сдерживанию Китая и т. д.

Но есть ведь там и другие точки зрения на сей счет…

Тот же Бреммер, прогнозируя, что будет после периода неопределённости, который начался примерно в 2016 году, говорил о том, что возможны разные конфигурации. И «Большая двойка» очень даже возможна. Возможна и холодная война. Но холодная война не с Россией, а с Китаем.

И когда начинаешь разбираться, а где же в построениях Бреммера Россия, выясняется, что России там нет. В его понимании, «Россия неизбежно попадет в китайскую орбиту, и обсуждать здесь нечего». Для Бреммера этот вопрос решенный.

«СП»: — И как к этому мы должны относиться?

— Во-первых, надо понять, что на сегодняшний день Россия зажата между Евроатлантикой и Китаем.

Читайте также
Первомай на пороге: Долой пенсионную реформу, Медведева в отставку, «Единую Россию» - к ответу Первомай на пороге: Долой пенсионную реформу, Медведева в отставку, «Единую Россию» — к ответу Под какими еще лозунгами пройдут манифестации на этот раз

Риторика риторикой — она может быть очень жесткой со стороны Запада и очень мягкой и даже братской со стороны Китая, — но мы, действительно, зажаты между серьезными структурами, которые единственные готовы к переходу на следующий технологический этап и на новый уровень цифровизации.

Да, со своими проблемами. У Запада — одни проблемы — это, прежде всего, разрушение единого Запада. У Китая свои сложности, которые связаны практически с нерешаемыми проблемами на внутреннем рынке. Каждая из ситем будет решать проблему перехода на новый технологический уровень по-своему. Главное, чтобы они не решали ее за наш счет.

То, что с барского плеча Бандоу предлагает: «Ну, ладно, Крым — ваш», это как бы «спасибо, товарищ Бандоу», мы знаем сами.

На самом деле, конечно, за нормализацию отношений с Западом, за прекращение, действительно, жестокого нагнетания этих отношений между нами нужно потребовать нечто большего.

«СП»: — Нам ведь еще обещают обуздать НАТО у наших границ…

— А что такое сегодня расширение НАТО на восток? Расширению НАТО на восток был положен конец в 2008 году, когда попытка «собрать» Грузию для вступления в альянс закончилась тем, что они потеряли свою территориальную целостность. Попытались Украину втянуть — сначала через вступление в Евросоюз (понятно ведь, что ЕС наступал на восток вместе с НАТО) — потеряла территориальную целостность другая страна на границах с РФ.

Поэтому помощь США нам здесь не нужна — Россия достаточно ясно дала дать понять, что не допустит дальнейшего продвижения блока на восток.

А вот что мы можем попросить взамен натовского прекращения такой достаточно жесткой конфронтации, последствия которой американцы лучше всего понимают через возросшее влияние Пекина и сближения Пекина и Москвы, это большой вопрос.

Надо, кстати, посчитать все убытки, которые санкции нам нанесли. Там много чего можно обсудить…

Но стоит понимать, хоть Бэндоу — очень уважаемый в США человек, но его мнение сегодня точно не решающее.

С другой стороны, естественно, и с китайской стороной там тоже надо быть аккуратнее. Если мы принимаем китайский стандарт в сети 5G, это очень серьезный шаг. Если мы действительно вписываемся в «Один пояс — один путь», тем или иным образом, поддерживаем большую китайскую программу реглобализации — это тоже требует вполне определенных шагов со стороны наших китайских партнеров. Например, по части введенных против нас западных санкций.

Читайте также
Севморпуть: Козырь Путина Китай не убедил Севморпуть: Козырь Путина Китай не убедил России нечего предложить КНР, кроме разговоров о дружбе, нефти и леса

«СП»: — В девяностые ради дружбы с Америкой мы фактически сдали своих союзников на Кубе и в КНДР, теперь нам предлагают отказаться от поддержки русских на Донбассе. Они серьезно?

— Там написано не русских, там написано «поддержка сепаратизма». Но поддержка «сепаратизма на Донбассе», это очень нестрогое требование.

А нестрогим требованием называется вещь, которая непонятно, что обозначает. Если завтра Украина, условно говоря, развалится, Россия поддержку сепаратизма прекратит.

Американцы тоже, кстати говоря, подписывались в 90-е под декларацией о прекращении поддержки Косовской освободительной армии. Они реально прекратили ее поддержку и даже разоружали какие-то ее вооружённые формирования. Но Югославия-то при этом рассыпалась.

То есть, условие это сформулировано в стиле абсолютно необязательного требования. Что значит поддержка сепаратизма? Ну, отойдет к нам эта часть Украины, мы перестанем «поддерживать сепаратизм».

Но, скорей всего, там написано так очень аккуратно и обтекаемо — типа, делайте, чего хотите на Украине, только ради бога перестаньте сближаться с Китаем.

Вот в чем, собственно, весь смысл. И поэтому издание называется National Interest. России тоже, прежде всего, нужно соблюдать свои национальные интересы.


Международное положение: Севморпуть: Козырь Путина Китай не убедил

Новости политики: Германия предложила новый вариант урегулирования конфликта в Донбассе

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня