Все началось, когда американцы поняли, что Путин — не Ельцин

Производство войны Москвой Вашингтон остановить уже не в силах

17154
Все началось, когда американцы поняли, что Путин – не Ельцин
Фото: Лев Федосеев/ТАСС

Несмотря на вывод Роберта Мюллера о том, что Дональд Трамп и штаб-квартира его избирательной кампании не вступали в сговор с Россией во время президентской гонки 2016 года до сих пор, практически, не видно признаков того, чтобы новая холодная война с Москвой снизила свою интенсивность. Её используют для оправдания расширения НАТО вплоть до границ России, что принесло американским производителям оружия прибыль на миллиарды долларов. Её используют для демонизации критиков внутри США и альтернативных СМИ, выставляя их в качестве агентов иностранной державы. Её используют для того, чтобы закрепить предательство рабочего класса Демократической партией и чтобы подчинить эту партию власти корпораций. Её используют для дискредитации идеи разрядки напряженности в отношениях между двумя крупнейшими ядерными державами мира. Её используют для оправдания ограничения гражданских свобод как в США, так и за рубежом, в том числе в таких странах, как Сирия и Венесуэла. Эта новая холодная война предшествует новой президентской кампании Трампа. Эта новая холодная война была подготовлена более десяти лет назад военной промышленностью и разведывательным сообществом США. Они понимали, что, сумев разжечь конфликт с Россией, смогут консолидировать свою власть и увеличить свою прибыль.

«Это началось задолго до Трампа и Russiagate’а, — сказал Стивен Ф. Коэн, когда я брал у него интервью для своего телешоу «На контакте» Коэн — почетный профессор политологии в Принстонском университете, где он был директором программы российских исследований, а также почетный профессор российских исследований и истории в Нью-Йоркском университете. «Вы должны спросить себя, почему у Вашингтона не было проблем с продуктивной дипломатией при советских коммунистических лидерах. Помните Ричарда Никсона и Леонида Брежнева? Это был праздник любви. Они вместе ходили на охоту в Советском Союзе. Но вот приходит постсоветский лидер Владимир Путин, который не только не коммунист; он антикоммунист. Но Вашингтон ненавидит его с 2003—2004 года. Это требует некоторого объяснения. Почему нам нравятся коммунистические лидеры в России больше, чем российский антикоммунистический лидер? Это — загадка».

Читайте также
Киев прозрел: Запад соблазнил и жестоко обманул Украину Киев прозрел: Запад соблазнил и жестоко обманул Украину Кучма раскритиковал страны ЕС за «видимость» поддержки «незалежной»

«Если вы попытаетесь объяснить, как вашингтонский истеблишмент поступил с Путиным — с ненавистью, сопровождавшейся мероприятиями по демонизации, — то вы должны вернуться к временам до Путина, к 1990-м годам», — сказал Коэн, у которого вышла новая книга «Война с Россией? От Путина и Украины до Трампа и Russiagate’а» (War With Russia? From Putin & Ukraine to Trump & Russiagate). Первым постсоветским лидером был Борис Ельцин. Президентом США — Клинтон. И между ними было это фальшивое псевдопартнерство и дружба, тогда как, по сути, администрация Клинтона воспользовалась тем, что Россия оказалась в состоянии коллапса. Страна почти потеряла свой суверенитет. Я жил там в 90-х. Люди среднего класса потеряли свои профессии. Пожилые люди потеряли свои пенсии. Я думаю, было бы правильно сказать, что промышленное производство в российские 1990-е годы упало больше, чем мы во время нашей Великой депрессии. Это была худшая экономическая и социальная депрессия в мирное время. Для России это было катастрофой".

«В сентябре 1993 года россияне вышли на улицы в знак протеста против краха экономики. Валовой внутренний продукт упал на 50%, страну трясло от гиперинфляции. Люди протестовали против безудержной коррупции, которая привела к тому, что государственные предприятия были проданы за смехотворные суммы российским олигархам и иностранным корпорации в обмен на щедрые откаты и взятки. Ощущалась нехватка продовольствия и топлива; не выплачивались заработные платы и пенсии; отсутствовали базовые услуги, в том числе медицинские; падала продолжительность жизни; наблюдался взрывной рост насильственной преступности; усиливался авторитаризм Ельцина, который вел непопулярную войну в Чечне».

«В октябре 1993 года Ельцин, распустив парламент, отдал приказ на расстрел танками здания российского парламента, которое было занято демократически настроенными демонстрантами. В результате штурма погибли 2000 человек. Тем не менее, во время своего президентства Ельцин был очень высоко оценен и поддержан Вашингтоном. В ходе предвыборной кампании 1996 года (в России — С.Д.) США поддержали его, в том числе кредитом Международного валютного фонда в размере 10,2 млрд. долларов. Этот кредит позволил правительству Ельцина выплатить огромные суммы по заработной плате и пенсиям миллионам россиян, причем эти выплаты часто производились накануне выборов. Кроме того, около 1,5 млрд. долларов из этого кредита было использовано для прямого финансирования президентской кампании Ельцина. Но к тому времени, когда Ельцин был вынужден покинуть свой пост в декабре 1999 года, его рейтинг одобрения упал до 2%. Вашингтон, потеряв Ельцина, отправился на поиски другого податливого российского лидера и сначала подумал, что нашел его в лице Путина».

«Путин съездил в Техас», — говорит Коэн. «У него было барбекю-парти с Бушем, Вторым Бушем. Буш сказал, что „посмотрел ему в глаза и увидел хорошую душу“. Это был медовый месяц. Почему же они развернулись против Путина? Он оказался не Ельциным. У нас есть очень интересный комментарий по этому поводу от Николаса Кристофа, обозревателя New York Times, который писал, как мне кажется, в 2003 году, что его собственным разочарованием в Путине было то, что он оказался „трезвым Ельциным“. Вашингтон надеялся заполучить себе покорного, просящего, постсоветского российского лидера, но такого, кто был бы моложе, здоровее и который не пил бы. Они думали, что Путин таким и был. (Ведь это — С.Д.) Ельцин привел Путина к власти. Или, по крайней мере, люди из окружения Ельцина».

«Когда Путин начал говорить о суверенитете России, о независимом курсе России в мировых делах, они были в ужасе», — говорит Коэн о вашингтонских элитах. «Это было не то, что они ожидали. С тех пор я сам думаю, что после 1990-х годов нам очень повезло с Путиным, потому что у него были соперники похуже. Я знавал некоторых из них. Не хочу называть имена. Но некоторые из этих парней были действительно резкими людьми. Путин был как бы нужным человеком в нужное время — как для России, так и для российских международных отношений».

«У нас это длилось три года, — рассказывает Коэн о Russiagate. — «Мы упустили из виду суть всех этих обвинений. А ведь люди, создавшие Russiagate, буквально и почти три года говорят, что президент Соединенных Штатов является российским агентом, или что он был скомпрометирован Кремлем. Мы усмехаемся — вот ведь как здорово. Но вашингтонский истеблишмент, в основном демократы, хотя и не только они, воспринял это серьезно».

«Я не знаю, было ли когда-нибудь подобное в истории Америки», — сказал Коэн. — «Это обвинение наносит такой ущерб нашим собственным институтам, президентству, нашей избирательной системе, Конгрессу, мейнстримовским американским СМИ! Не говоря уже об ущербе, который оно нанесло американо-российским отношениям, об ущербе, который оно нанесло тому, как русские — и российские элиты, и молодые россияне — сегодня смотрят на Америку. Весь этот Russiagate был не только мошенничеством, но и катастрофой».

«В 20-м веке было три основных эпизода разрядки», — говорит Коэн. — «Первый был после смерти Сталина, когда холодная война была очень опасной. Этот эпизод был исполнен Дуайтом Эйзенхауэром, президентом-республиканцем. Второй эпизод произвел Ричард Никсон по совету Генри Киссинджера — его называли „разрядкой Никсона с Брежневым“. Третьим — и мы считали его наиболее успешным — был эпизод Рональда Рейгана с Михаилом Горбачевым. Эта разрядка Рейгана и Горбачева была настолько успешной, что преемник Рейгана, Первый Буш, сказал, что холодная война закончилась навсегда».

«Стена рухнула», — говорит Коэн о крахе Восточной Германии в 1989 году и падении Берлинской стены. «Германия воссоединилась. Встал вопрос: «Где будет объединенная Германия?» Запад хотел, чтобы Германия была в НАТО. Горбачев не мог это продать. Двадцать семь с половиной миллионов советских граждан погибли на Восточном фронте в войне против Германии. Вопреки тому, что нам говорят, США не победили нацистскую Германию, высадившись в Нормандии. Поражение нацистской Германии было нанесено прежде всего Советской Армией. Как мог Горбачев прийти домой и сказать: «Германия воссоединилась? Отлично! И она будет в НАТО. Это было невозможно. Вот они и сказали Горбачеву: «Мы обещаем, что если вы согласитесь на воссоединение Германии внутри НАТО, то НАТО не сдвинется — это был государственный секретарь Джеймс Бейкер — ни на один дюйм на восток. Другими словами, НАТО не двинется из Германии в сторону России. Но НАТО двинулась».

Читайте также
Гроза авианосцев Ту-22М3М станет «неприятным сюрпризом» для ВМС США в Крыму Гроза авианосцев Ту-22М3М станет «неприятным сюрпризом» для ВМС США в Крыму Наш летающий ракетоносец американцы не полюбили еще с советских времен

«Сегодня мы говорим, что НАТО находится на границах России», — продолжает Коэн. «От Прибалтики до Украины, до бывшей советской республики Грузия. Так что же случилось? Позже они сказали, что Горбачев солгал или что его неправильно поняли. Что этого обещания не было. Но в архиве национальной безопасности в Вашингтоне были подготовлены все документы переговоров 1990 года. В переговорах принимал участие не только Буш. Там был французский лидер Франсуа Миттеран, там была Маргарет Тэтчер из Англии. И каждый западный лидер обещал Горбачеву, что НАТО не сдвинется на восток «.

«И что сегодня получается?» — спрашивает он. «Предательство. В любом разговоре о российско-американских отношениях сегодня информированный русский скажет: „Мы озабочены тем, что вы нас снова предадите“. А Путин говорил, что у него были иллюзии по поводу Запада, когда он пришел к власти».

«И вот в 2016 году ниоткуда появляется Трамп и говорит: „Я думаю, что мы должны сотрудничать с Россией“. Это — заявление о разрядке. Это то, что привлекло мое внимание к нему. Именно тогда начался этот разговор о том, что Трамп является агентом Кремля. Нужно задаться вопросом — я не могу это доказать — но вы должны думать логически. Не было ли это обвинение запущено где-то в высоких эшелонах власти в Америке людьми, которые не хотели, чтобы президент был предрасположен к разрядке? И они считали, что — каким бы маленьким Трамп ни казался в то время, чтобы победить — его разговоры о сотрудничестве с Россией им действительно не нравились. Это и привело в движение то, что мы называем Russiagate».

«Родоначальниками разрядки были республиканцы». — Говорит Коэн. — «А демократы в этот период разрядки вели себя неоднозначно. Было то, что раньше называлось „крылом Генри Джексона“. Это было очень жесткое, идеологическое, крыло Демократической партии, которое не верило в разрядку. Но некоторые демократы верили. Я много лет жил в Москве, как в советское, так и в постсоветское время. Если вы поговорите с русскими, с советскими политиками, то они обычно предпочитают кандидатов в президенты от республиканцев».

По словам Коэна, демократы воспринимаются российскими правителями как более идеологизированные.

«Республиканцы — это, как правило, бизнесмены, которые хотят вести бизнес в России», — сказал он. «Самая важная лоббистская группа, созданная в 1970-х годах, называлась „Американским комитетом по соглашению между Востоком и Западом“ (the American Committee for East-West Accord). Он был создан американскими руководителями, которые хотели вести бизнес в Советской России».

«Единственное и самое важное, что у США есть в международных отношениях, так это отношения с Россией». — Продолжает Коэн, — «И не только из-за ядерного оружия. Россия по-прежнему самая крупная по территории страна в мире. Она примыкает к каждому региону, который нас беспокоит. Разрядка с Россией — не дружба, не партнерство, не альянс, не сокращение конфликтов, — а необходимость. И все же, в 2016 году что-то произошло».

По словам Коэна, обвинения, неоднократно выдвигаемые бывшим директором Агентства национальной безопасности Джеймсом Клэппером и бывшим директором Центрального разведывательного управления Джоном Бреннаном относительно якобы контроля Кремля над Трампом и якобы «кражи» наших выборов Россией, вызывают глубокую тревогу. Клэппер и Бреннан назвали Трампа кремлевским «агентом». Бреннан назвал выступление Трампа на пресс-конференции с российским президентом в Финляндии «ничем иным, как предательством».

Клэппер в своих мемуарах «Факты и опасения: суровые истины из жизни в разведке» (Facts and Fears: Hard Truths From a Life in Intelligence) утверждает, что вмешательство Путина в президентские выборы 2016 года от имени Трампа было «ошеломительным».

«Конечно, усилия России повлияли на результат», — пишет Клэппер. «Удивив даже себя, они перевернули выборы, вручив победу Трампу. Невозможно прийти к иному выводу, не нарушив логику и здравый смысл. Менее восьмидесяти тысяч голосов в трех ключевых штатах перевернули выборы. Я не сомневаюсь, что огромные усилия русских принесли голосов больше, чем это количество».

Бреннана и Клэппера неоднократно ловили на вранье обществу. Бреннан, например, ложно отрицал тот факт, что ЦРУ следило за теми компьютерами, которые сотрудники Сената использовали для подготовки отчета о пытках. Председатель сенатского комитета по разведке Дайэн Файнстин выступила в зале заседаний Сената, чтобы обвинить Бреннана и ЦРУ в возможном нарушении Конституции США и в преступной деятельности, связанной с попытками шпионить за расследованием, проводимым ее комитетом. Она описала ситуацию как «определяющий момент» для политического надзора. Бреннан также заявлял, что программа убийств с помощью беспилотников не принесла ни «единого случая сопутствующей смерти», что Усама бен Ладен использовал свою жену в качестве «живого щита» в тот момент, как его застрелили во время американского рейда в Пакистане, и настаивал на том, чтобы пытки или то, что обозначается эвфемизмом «усиленный допрос», давали ценную разведывательную информацию. Ни одно из этих утверждений не является правдой.

Клэппер, который во время вторжения США в Ирак возглавлял подразделение Пентагона под названием Национальное агентство геопространственной разведки, отвечающее за интерпретацию фотографий с разведывательных спутников, а также таких данных, как частицы воздуха и образцы почвы, выдумал историю о тайном похищении Саддамом Хусейном несуществующего оружия массового уничтожения. Он нагло лжесвидетельствовал перед Сенатом, когда его допрашивали о программах слежки за населением внутри США. Его спросили: «Собирает ли АНБ [Агентство национальной безопасности] какие-либо данные вообще о миллионах или сотнях миллионов американцев?» Клэппер ответил: «Нет, сэр. … умышленно нет». Как хорошо знал Клэппер, это было ложью.

Наша неспособность осуществлять надзор или контролировать высших должностных лиц разведывательных служб и сами эти ведомства, которые фабрикуют информацию для продвижения по повесткам дня «теневого государства», говорит о гибели демократии. Чиновники разведки, наделенные, как кажется, полномочиями лгать — среди них были Бреннан и Клэппер — держат в своих руках зловещие инструменты слежки, запугивания и принуждения, которыми эффективно затыкают рты критикам, сворачивают расследование своих действий и превращают свои агентства неподотчетными".

«У нас есть досье Стила, которое ужасным образом распространялось по американским СМИ», — сказал Коэн о докладе, составленном Кристофером Стилом.

Читайте также
Участников БДСМ-вечеринки не расстреляли, а учителей даже похвалили Участников БДСМ-вечеринки не расстреляли, а учителей даже похвалили Для кого-то детские шалости, а для кого-то гнусный пиар самого себя

Отчет был заказан компанией Fusion GPS и оплачен штаб-квартирой избирательной кампании Хиллари Клинтон и Демократическим национальным комитетом. Боб Вудворд сообщил, что Бреннан подтолкнул включить досье Стила в оценку разведывательного сообщества о российском вмешательстве в выборы.

«Он [Стил] получил это из газет», — сказал Коэн. «Я не думаю, что у него был хоть один источник в России. Стил выступает с этим досье и говорит: „Я получил информацию из источников, находящихся на высоком уровне“. Штаб-квартира кампании Клинтон финансирует эту операцию. Но фактор Стила очень важен. Он — бывший офицер разведки Великобритании — если он действительно бывший, — который служил в России и специализировался на России. Он говорит, что у него в досье есть некая информация о том, что Трамп резвится с проститутками. О том, что Трамп был коррумпирован уже несколько десятилетий назад. Он получил это из „кремлевских“ источников высокого уровня. Это нелепо. Это нелогично».

«Версия сводится к тому, что Путин отчаянно хотел сделать Трампа президентом», — говорит Коэн. «Тем не менее, парни в Кремле, вокруг Путина, скармливали грязь о Трампе парню по имени Стил? Даже если боссу этого хочется — для вас это имеет какой-то смысл?»

«Почему это важно?» — спрашивает Коэн. «Сегодня правоконсервативные американские СМИ, в частности Fox News, во всем этом обвиняют Россию. Они говорят, что Россия предоставила эту ложную информацию Стилу, который закачал ее в нашу систему, что привело к Russiagate. Это неправда».

«Есть ли что-то реальное в этих обвинениях против Трампа и Путина в рамках Russiagate?» — спрашивает Коэн. — «Это придумали наши спецслужбы? Сегодня обещают все расследовать, в том числе генеральный прокурор США. Все они хотят расследовать ФБР. Но они должны выяснить то, что сделали Бреннан и ЦРУ. Это — худший скандал в американской истории. Это — худшее, что было, по крайней мере, со времен Гражданской войны. Нам нужно знать, как это началось. Если наши спецслужбы вышли из-под контроля до такой степени, что они могут попытаться сначала уничтожить кандидата в президенты, ставшего затем и президентом, то мне все равно, Трамп это или, может быть, Гарри Смит в следующий раз или какая-нибудь женщина. Если они могут это сделать, то мы должны это знать».

«Второй Буш вышел из Договора по противоракетной обороне в 2002 году», — говорит Коэн. «А это был очень важный договор. Он мешал развертыванию ПРО. Если кто-нибудь получит противоракетную оборону, то он может подумать, что у него есть возможность нанести удар первым. Россия и США смогут нанести удар по другой стороне без возмездия. Как только Буш вышел из договора, то мы начали развертывать ПРО вокруг России. Это стало очень опасным шагом».

«Русские начали новую ракетную программу, о которой мы узнали в прошлом году», — говорит он. — «Это гиперзвуковые ракеты. У России сейчас есть ядерные ракеты, которые могут уклоняться и ускользать от любой системы ПРО. Мы находимся в новой и более опасной точке 50-летней гонки ядерных вооружений. Путин говорит: „Мы разработали их из-за того, что сделали вы. Мы можем уничтожить друг друга“. Сейчас время серьезного нового соглашения о контроле над вооружениями. И что мы получаем? Russiagate. Russiagate является одной из величайших угроз национальной безопасности. В своей книге перечисляю пять угроз. России и Китая там нет. А Russiagate — стоит под номер один».

Перевод Сергея Духанова.

Крис Хеджес (англ. Christopher Lynn Hedges) — американский журналист. Более 20 лет работал корреспондентом более чем в 50 странах Центральной Америки, Ближнего Востока, Африки и на Балканах. Автор нескольких книг. Лауреат Пулитцеровской премии (2002, совместно со своими коллегами из «Нью-Йорк таймс»). Ведёт программу RT On Contact.

Публикуется с разрешения издателя.

Новости России: Главный по тылу в полиции Приамурья взят под стражу

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня