Запад не даст Кремлю заставить Минск объединиться с Москвой

В США и ЕС обеспокоены сближением России и Белоруссии и попытаются сорвать его

  
3854
Запад не даст Кремлю заставить Минск объединиться с Москвой
Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС
Материал комментируют:

Страны Запада опасаются перспективы объединения России и Белоруссии в рамках договора о Союзном государстве, что может привести к «изменению баланса сил в Европе». Об этом во вторник, 5 ноября пишет The Wall Street Journal. При этом, как отмечает издание, на Западе в то же время считают необходимым налаживать осторожные контакты с Минском

В частности, приводится мнение министра иностранных дел Польши Яцека Чапутовича, который считает, что Россия может принудить Белоруссию к объединению.

«Ситуация серьезна в том плане, что Россия, возможно, попытается вынудить их [Белоруссию] объединиться. На них оказывают нажим, и настало время для ЕС, для Польши и для других стран поддержать их суверенитет».

Чапутович также отметил, что Белоруссия — «это страна, где необходимы реформы, но сейчас следует уделить внимание более серьезным вопросам».

По словам бывшего помощника министра обороны США, бывшего заместителя генсека НАТО Александра Вершбоу, «никто не питает иллюзий» по поводу того, что власти Белоруссии «пойдут таким же курсом, как Украина или Грузия», которые пошли на сближение с ЕС. «Однако, если они [власти Белоруссии] хоть как-то затруднят расчеты России и если они действительно окажут материальную и политическую поддержку украинскому суверенитету, то это будет отнюдь не мелким вопросом», — уверен он.

Читайте также
Немцы пугают Киев: 1 января Москва введет «Северный поток-2» и войска на Украину Немцы пугают Киев: 1 января Москва введет «Северный поток-2» и войска на Украину На Западе уверены, что прекращение газового транзита развяжет руки Кремлю

Вершбоу также добавляет, что странам Запада следует «проявлять осторожность и не создавать впечатления о слишком тесных связях» с Минском, «поскольку это привело бы к результатам, обратным желаемым, и вызвало бы жесткую реакцию России».

Напомним, в декабре 2018 года президенты РФ и Белоруссии Владимир Путин и Александр Лукашенко приняли решение о создании межправительственной рабочей группы по развитию интеграции, которую возглавили глава Минэкономразвития Максим Орешкин и глава Минэкономики Белоруссии Дмитрий Крутой. 6 сентября в Москве главы двух стран парафировали программу действий по развитию интеграции. Окончательно одобренный пакет документов по дальнейшей интеграции стран будет представлен главам государств к декабрю.

Стоит отметить, что Запад и ранее оказывал «знаки внимания» Минску, различными способами пытаясь втянуть его в сферу своего влияния, и белорусские власти не раз демонстрировали готовность идти на сближение, в том числе, в пику России.

О том, что Запад заинтересован в разрыве российско-белорусских отношений и пытается дискредитировать идею Союзного государства, заявил в ходе заседания совместной коллегии военных ведомств двух стран глава российского Минобороны Сергей Шойгу. Он также отметил, что на фоне масштабной информационной кампании по дискредитации роли Союзного государства в обеспечении региональной безопасности НАТО наращивает свои силы у границ России и Белоруссии.

Но действительно ли Запад так напуган сближением Москвы и Минска, и на что он готов пойти, чтобы помешать этому?

— Раньше Союзное государство находилось в полузамороженном состоянии, поэтому какого-то интереса у американских или европейских медиа не вызывало, — отмечает исполнительный директор международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

— В последние же год-полтора процесс союзной интеграции, как представляется, снова ожил, что даёт новую динамику в регионе Восточной Европы. Значительное число западных политиков и чиновников, включая и отставных, видит любую активность России в этом регионе как принципиально опасную.

СП": — Москва может пытаться вынудить Минск объединиться, считает министр иностранных дел Польши Яцек Чапутович. Насколько адекватно это предположение? Нужно ли такое Москве, и есть ли у нее инструменты к «вынуждению»?

— С фобической точки зрения, которая традиционно присутствует в риторике польского официоза, любое сотрудничество, не говоря уже о создании Союзного государства, с Россией возможны отношения, только как следствие российского давления или принуждения. Даже весьма расплывчатые и лишённые политической составляющей евразийские интеграционные проекты — и те интерпретируются, как попытка Москвы воссоздать СССР и насильно затянуть в свою орбиту как можно больше бывших советских республик. Зачем России такое сомнительное счастье, особенно не объясняется. Просто по умолчанию считается, что Россия в любых своих ипостасях — прожорливый Левиафан, которого хлебом не корми, дай только кого-то в себя форсированно инкорпорировать.

СП": — Чапутович считает, что настало время для ЕС, для Польши и для других стран поддержать суверенитет Белоруссии. Каким образом?

— Риторически, ведь это бесплатно. Кроме того, конечно, через работу НКО, продвигающих идею «западного выбора». Велосипед здесь изобретать не требуется. Также есть понимание, что форсировать евроинтеграцию по украинской модели не получится, другая страна с другой степенью политических свобод. Предполагается работать постепенно, без суеты, с толком и расстановкой. И тогда, как спелое яблоко, само упадёт.

СП": — Откликнется ли ЕС и другие страны? Какие?

— В целом Союзное государство беспокоит тех, кто традиционно опасается — и, можно поспекулировать, получает определённое моральное удовлетворение от позиционирования себя в качестве будущей или потенциальной жертвы — усиления России (с Белоруссией как союзницей). Речь идёт о Польше и странах Балтии, с возможным добавлением Румынии, Швеции и Великобритании. Европейский союз как таковой вряд ли нацелен на серьёзное усиление финансирования по программам, направленным на евроинтеграцию периферии. Даже работа по интеграции Албании и Северной Македонии сейчас поставлена на паузу.

По слова Вершбоу, никто не питает иллюзий по поводу того, что власти Белоруссии пойдут таким же курсом, как Украина или Грузия. «Однако, если власти Белоруссии хоть как-то затруднят расчеты России и если они действительно окажут материальную и политическую поддержку украинскому суверенитету, то это будет отнюдь не мелким вопросом. Что он имеет в виду? Что значит «затруднят расчеты России»? Разве Минск и без того не оказывает поддержку Киеву? Но ведь Москву это не особо беспокоит?

— Здесь мы видим пример крайне низкого уровня экспертизы и задаёмся резонным вопросом: всё действительно так плохо или здесь нужно искать какое-то двойное дно? Действительно, Минск не только не ставит под сомнения суверенитет Украины, но также и не планирует, насколько можно судить, на официальном уровне признавать новый статус Крыма. Более того, Минск в последние годы стал площадкой, на которой идут переговоры по мирному урегулированию на Донбассе. При некоторой хаотичности власти в Киеве и устойчивости — в Москве, Минск выступает в роли в достаточной степени нейтрального посредника, к которому в равной степени с уважением и доверительностью относятся и украинские, и российские власти.

СП": — Какой может быть реально «жесткая реакция» России, если все же Лукашенко вдруг пойдет на сближение с Западом? Как далеко он может зайти? И есть ли тут предел, через который Москва не переступит никогда?

— Насколько можно судить, какое-либо существенное сближение Минска с Западом рассматривается исключительно в пост-Лукашенковский период. Поскольку нынешний белорусский лидер планирует участвовать в выборах в следующем году и не имеет значимых конкурентов, пост-Лукашенковский период откладывается. Вместе с тем существует понимание, что чем дольше затягивается белорусско-российская интеграция в рамках Союзного государства, тем с меньшей вероятностью она случится как что-либо ощутимое и тем с большей вероятностью произойдёт западный поворот Минска.

Что касается Москвы, то у неё позиция в отношении Белоруссии достаточно прозрачная и неконфликтная: если мы строим Союзное государство в настоящем смысле слова, необходимо идти на совместные уступки. В частности, речь идёт о гармонизации законодательства и общей финансовой политике. Если это не получается, то приходится оставаться на уровне отношений двух отдельных государств, включая чисто рыночные способы установления, скажем, цен на энергоносители. Иными словами, позиция Москвы: сначала Союзное государство, потом общие цены.

—  Не секрет, что американцы не совсем глубоко интересуются европейскими делами, поэтому их взгляды особенно по восточноевропейскому направлению зачастую выглядят поверхностными и не совсем корректными, — считает политический аналитик Фонда развития институтов гражданского общества «Народная Дипломатия» Евгений Валяев.

—  Например, бывший посол США в России Александр Вершбоу считает, что Белоруссия обязательно пойдет по пути Грузии и Украины в ЕС, но он не вспоминает при этом сложную ситуацию с европейской интеграцией Молдавии. После провала проевропейского курса в Молдавии европейские чиновники опасаются подобного исхода в любой восточноевропейской стране. Европейские чиновники обвиняли молдавских политиков в том, что те, эксплуатируя образ Европы и заручившись поддержкой людей, провалили свою работу, и тем самым нанесли имиджевый урон всему Евросоюзу.

Европа хочет избежать подобного исхода на Украине и в Белоруссии. Пока на постсоветском пространстве, за исключением стран Прибалтики, не существует однозначно положительного примера, когда какая-либо страна сумела бы перейти на европейские рельсы без ущерба своей экономике. Потому что любой разрыв отношений с Россией негативно сказывался на экономике этих стран. Этот негатив перекрывал позитив, который приходил от отношений с Западом. Эту головоломку пока не удалось решить никому из лидеров постсоветских стран, потому что вопросы экономического сотрудничества с Западом и Россией лежат в политической плоскости.

Позиция Вершбоу по возможному сближению Белоруссии с ЕС не совсем жизнеспособна, ведь Брюссель совсем не жаждет увидеть Минск встроенным в экономику Евросоюза со своими промышленными и продовольственными возможностями. Брюссель выстраивает отношения с Минском очень осторожно. Основным игроком в отношениях Европы с Белоруссией является Польша. Но даже отношения Варшавы с Минском выглядят очень волнообразными, когда после очередного наметившегося сближения снова следует откат. Можно сделать вывод, что при Лукашенко европейские лидеры не готовы на оттепель в отношениях с Минском.

«СП»: — А Белоруссии нужно это сближение с Западом?

— Попытки сблизиться с Европой и Соединенными Штатами необходимы Минску для повышения своего статуса в переговорах с Москвой. Это позволяет ему выглядеть стороной, у которой есть выбор, но такой расклад является скорее блефом. Тем более если предполагать, что в будущую пятилетку может грянуть очередной мировой экономический кризис, который будет очень сложно пережить таким экономическим моделям, как у Белоруссии, чья экономика сильно ориентируется на российский рынок. Россия обязана думать, в первую очередь, о своих интересах и уже не единожды показывала, что способна закрывать определенным белорусским товарам вход на свой рынок. Если мы предполагаем, что экономический кризис будет сопровождаться сильнейшим падениям спроса на многие товары, то Россия начнет защищать своих производителей и белорусские окажутся на вторых ролях. Чтобы выжить в таких условиях, Минск должен повысить статус белорусских производителей до одного уровня с российскими — это можно сделать лишь при высочайшем уровне интеграции. Такой уровень возможно достичь, если Союзное государство России и Белоруссии станет действительно осязаемым, а не фиктивным.

Читайте также
Кремль спокоен: Покорная Россия привыкла, что ее грабят, стерпит и новые реформы Кремль спокоен: Покорная Россия привыкла, что ее грабят, стерпит и новые реформы Почему россияне, в отличие от японцев, не возмущаются, когда власть отнимает у них деньги

«СП»: — А оно станет? Или это все больше «страшилки» на Западе?

— Пока мы можем только предполагать, насколько далеко заведет Минск и Москву межправительственная рабочая группа по развитию интеграции, но нынешние темпы по этому направлению являются наиболее серьезными за все время существования Союзного государства. Уже в декабре пакет документов по интеграции России и Белоруссии будет представлен двум президентам. И до этого момента, и после него продолжится критика со стороны американских и европейских спикеров, которых не будет устраивать подобный процесс. К этому нужно отнестись с пониманием, ведь у американцев и европейцев было много времени, чтобы выстроить хотя бы прагматичные отношения с Минском, но они этого не сделали. Они упустили время, они упустили многочисленные возможности. Москва и Минск также упустили много времени, чтобы наполнить Союзное государство содержанием, но нынешние темпы показывают, что наконец-то это происходит — хоть и с опозданием.

«СП»: — Кто именно на Западе будет больше всех препятствовать этому и как?

— Польша будет наиболее активно противостоять сближению Москвы и Минска — в первую очередь, через поддержку оппозиционных проевропейских политиков, а также через оппозиционные белорусские медиа. Можно ожидать, что белорусская оппозиция попытается провести ряд уличных акций протеста, также протестная активность будет заметна в интернете. Как будет справляться с этими волнами официальный Минск покажут ближайшие полгода. Пока можно сказать, что Минск не совсем устойчив в медиа-пространстве. Например, кейс Богачевой показал, что отношения Минска и Москвы очень быстро можно наполнить негативными оттенками, когда, казалась бы, заурядная ситуация сразу становится делом первых лиц государства. Такие примеры показывают, что у Москвы и Минска существует темы, которые еще предстоит обсудить, по ряду вопросов существует недосказанность и неопределенность. Если Москва и Минск хотят сблизиться не только в вопросах торговли, то предстоит обсуждать накопившиеся политические, идеологические и культурные противоречия.

Новости России: Удальцов о решении взыскать миллиард с Грудинина: мочат по полной

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Андрей Дмитриев

Сопредседатель партии «Другая Россия»

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня