Эрдоган устал от России и обратил свой взор на Украину

Резкое обострение в Сирии и заигрывание Анкары с Киевом может привести к охлаждению отношений с Москвой

2742
На фото: президент Украины Владимир Зеленский и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган во время встречи
На фото: президент Украины Владимир Зеленский и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган во время встречи (Фото: AP/TASS)
Материал комментируют:

Глава Минобороны Турции Хулуси Акар сообщил об ответных мерах Анкары на обстрел со стороны сирийской армии в Идлибе. По его словам, турецкие военные поразили 54 цели, нейтрализовав 76 сирийских солдат.

Ранее турецкое военное ведомство сообщило, что при обстреле со стороны сирийской правительственной армии в Идлибе погибли пять турецких военных и один сотрудник гражданского персонала. Представитель президента Турции Ибрагим Калын в Twitter выразил соболезнования семьям погибших и указал, что виновные ответят за кровь солдат.

Наверное, это можно назвать одним из самых серьезных обострений за все время сотрудничества России и Турции по Сирии.

Еще в начале января президент Турции Тайип Реджеп Эрдоган вместе с российским коллегой Владимиром Путиным ввели режим прекращения огня в Идлибской зоне деэскалации, однако перемирие продержалось недолго.

В конце концов, Эрдоган обвинил Дамаск и Москву в нарушении договоренностей и пригрозил военной операцией в Идлибе, если ситуация не разрешится быстро.

В ходе визита на Украину турецкий лидер также успел отметиться рядом недружественных для России выпадов. Так, он напомнил, что Анкара не признает «незаконную аннексию Крыма».

Читайте также
Саакашвили пророчит, что на месте одной Украины будет пять Саакашвили пророчит, что на месте одной Украины будет пять По мнению беглого экс-президента Грузии, Зеленский доведет до конца начатое Порошенко

Кроме того, турецкая сторона подписала с Украиной межправительственное соглашение о военно-финансовом сотрудничестве. Пресс-служба украинского президента уточнила, что Анкара выделит Киеву 33 миллионов долларов на закупку военной техники.

И это еще не все.

«Важными для нас являются вопросы диверсификации источников энергоснабжения. Мы обсудили возможность транспортировки каспийского газа по газопроводу TANAP (Трансанатолийский трубопровод — ред.) через соответствующие коннекторы на Украину», — рассказал журналистам президент Зеленский по итогам переговоров с Эрдоганом.

Это уже явно вызов Москве. Снова ятаган в спину? Какую игру затеял Эрдоган?

Эксперт по проблемам Ближнего Востока Михаил Балбус призывает излишне не драматизировать происходящее в Сирии

— Происходят эпизодические столкновения Сирийской арабской армии (САА) с турецкими военными у наблюдательных пунктов турецкой армии.

Эрдогану обострение однозначно не нужно. Фронт боевиков у трассы М-5 посыпался, и чисто военными решениями остановить наступление сирийской армии они не могут.

Для Турции это означает, что в грядущие переговоры по Сирии она войдет с более слабыми переговорными позициями. Особенно, если исламисты потеряют Идлиб, столицу провинции. Отсюда и лихорадочные попытки надавить на Москву, так как наступление САА развивается более успешно, чем предполагалось ранее.

«СП»: — Может ли эта ситуация привести к серьезному конфликту?

— Нет, эта ситуация не приведёт к прямому конфликту и по мере замедления темпов наступления, Россия и Турция сядут за стол переговоров.

«СП»: — А реверансы Эрдогана в сторону Украины? Обещает Киеву военную помощь, газ… Это все против нас, или у него есть какие-то свои интересы?

— Это все часть давления на Москву, но что касается Крыма, то Россия так же не признает ТРСК (Турецкую республику Северного Кипра) и считает Кипр греческим.

Интересы Анкары сегодня — максимально выгодно выйти из сирийского конфликта, в который Турция изначально влезла, но поставила на проигравшую сторону.

Для России Эрдоган, по сути, просто попутчик, он никогда не являлся союзником. Вся линия взаимодействия с ним — ситуативная. Она будет продолжаться, пока у сторон есть точки соприкосновения.

— В последние несколько дней сирийские правительственные силы, действительно, существенно продвинулись вперед, — напоминает политолог Никита Голобоков.

— Протурецкие боевики контратакуют. Турция усиливает военное присутствие на собственных наблюдательных пунктах. Проблема в том, что в ходе наступления сил Асада количество турецких наблюдательных пунктов на подконтрольной правительственным силам территории увеличилось. Как они будут выходить из этой ситуации, пока непонятно. Данные о потерях с турецкой стороны, скорее всего, верные. О потерях турецких прокси и Сирийской арабской армии можно лишь догадываться, но они, скорее всего, куда больше. К сожалению, есть сведения о потерях среди россиян из ЦСН.

«СП»: — Насколько взрывоопасна ситуация? К чему она может привести? Может ли она поставить крест на нашем союзе с турками?

— Во внешней политике, тем более в условиях современного «конфликта низкой интенсивности», союз бывает только с теми, кто от тебя полностью зависим в экономическом, политическом и военном плане, и то при постоянном контроле за союзником. С остальными — партнерство.

Турцию привлекали к разрешению конфликта в Сирии не «по-братски», а как одного из главных субъектов, который может повлиять на ситуацию в регионе. Договариваться придется и дальше. С наибольшей вероятностью, все закончится новыми контактами на уровне Путина-Эрдогана и представителей двух министерств обороны и новыми договоренностями. Эрдогану нужно сохранение влияния в Идлибе — но даже в последних выступлениях, обвиняя Россию в неконструктивной позиции, он разделяет силы Асада и Россию и заявляет, что ответят за погибших турецких солдат только сирийцы.

«СП»: — В Ливии мы тоже поддерживаем противоположные стороны, однако в последнее время многие эксперты говорят о возможности применения там «сирийского опыта»? Возможен ли он, особенно теперь?

— Мы, Россия, не поддерживаем в Ливии ни Хафтара, ни Сараджа. Российские ЧВК были неоднократно замечены воюющими на стороне Хафтара, плюс визиты главы ЛНА в Москву можно также рассматривать как реверансы по отношению к Хафтару со стороны Кремля. С помощью ЧВК и дипломатических контактов Россия добилась определенного влияния на Хафтара. Это и делает возможным договоренность с Турцией по Ливии. Насколько этот сценарий будет похож на сирийский, другой вопрос. Но есть одно «но»: помимо России, один из ключевых союзников Хафтара — Саудовская Аравия, а там не очень довольны ни усилением России в Ливии, ни появлением Турции как крупного игрока на ливийском поле.

Читайте также
Су-57: 10 лет полетов, одна потеря и отсутствие ракет Су-57: 10 лет полетов, одна потеря и отсутствие ракет Что мешает новейшему российскому истребителю твердо встать на крыло

Как поведет себя Эр-Рияд, и что он может предпринять для того, чтобы препятствовать заключению российско-турецких соглашений по Ливии (учитывая, что основу ЛНА Хафтара составляют лояльные саудитам салафитские группировки) — одна из ключевых догадок.

«СП»: — Осенью Эрдоган ездил к Трампу, недавно говорил с ним по телефону, подчеркнув единство позиций по Сирии. В последнее время отношения Вашингтона и Анкары ухудшались, но может ли все измениться? Что Трамп может пообещать Эрдогану?

— Контакты между Анкарой и Вашингтоном не прекращались никогда. Даже сразу после неудачного путча 2016 года, в котором Эрдоган обвинил США. Турция — это член НАТО, и никуда из альянса уходить не собирается. И так будет продолжаться еще очень долгое время. Равно как и контакты Анкары с Москвой. Так что каких-то резких поворотов не будет очень долго.

«СП»: — Как объяснить заявления Эрдогана в Киеве? Что Турция реально может сделать для Украины, кроме слов, и насколько это опасно для нас?

— Почему Турция поддерживает Украину — тема отдельной статьи. Факторов тут множество. Во-первых, даже Белоруссия и Казахстан не признали Крым российским, поэтому какой смысл требовать этого от Эрдогана?

Во-вторых, Турция заинтересована в остатках украинского ВПК — в первую очередь, технологий. В том числе, касающихся танкостроения. Напомню, Турция до сих пор не создала своего танка, «Алтай» все еще в состоянии разработки. А это явно не соответствует военным амбциям Анкары. Не исключаю, что турки претендуют на часть украинской госсобственности, которую там перманентно распродают.

В-третьих, есть внутрипролитический фактор. Напомню, один из ключевых союзников Эрдогана — это партия националистов Девлета Бахчели, который вообще имеет репутацию серого кардинала. Отказ от поддержки крымско-татарских националистов турецкие националисты Эрдогану не простят.

Кроме того, крымско-татарская община Турции также склонна занимать проукраинскую позицию. А в условиях активной критики внутренней и внешней политики Эрдогана со стороны оппозиции, жесткой поляризации турецкого общества, для правящей Партии справедливости и развития важна поддержка максимального количества этнических меньшинств. Так что во многом проукраинская риторика Эрдогана рассчитана на внутреннюю аудиторию.

Что касается военного сотрудничества — то в тех объемах, в которых оно уже ведется (сообщалось, например, о турецких дронах в ВСУ) и в каких его обещают (посол Украины в Турции говорил о $ 50 млн.), повлиять на расстановку сил на Донбассе оно не сможет никак, особенно учитывая фактор «Северного ветра».

«СП»: — Эрдоган также обещает Зеленскому газ по трубопроводу TANAP.

— Объемы газа, который идет по TANAP и предполагаемые объемы газа, которые будут прогоняться через «Турецкий поток», несопоставимы. Плюс официально Украина газ у России, напомню, не закупает. Так что это все личное дело Зеленского.

Кстати, в пользу того, что TANAP — это в первую очередь коммерческий, а не политический проект говорит тот факт, что в последнее время активно обсуждается поставка российского газа по этому трубопроводу. Были бы деньги и желание.

Читайте также
Газовая война с США продолжится под Евпаторией Газовая война с США продолжится под Евпаторией Украина отдает черноморско-крымский газ Америке?

— Проект TANAP действительно создает конкуренцию для российского газа, но только в нескольких странах, — поясняет ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

— Пока это только Турция, в ближайшее время азербайджанский газ придет в Болгарию и Грецию. И чуть позже труба дойдет до Италии. Максимальная мощность трубы 16 млрд. м³. Из них в Турции будет оставаться 6−8 млрд. По 1 млрд. в Грецию и Болгарию, оставшийся объем в Италию.

До Украины газ из Азербайджана не дойдет. Азербайджан испытывал проблемы с добычей в 2017—2018 гг. Ему даже пришлось вернуться к закупкам газа у «Газпрома», чтобы выполнить свои обязательства и на внутреннем и на внешнем рынке. В 2019 году у Баку дела пошли лучше, им удалось нарастить добычу до такого уровня, чтобы отказаться от закупок в России. Но возможности существенно увеличить добычу нет.

Турция же ведет себя прагматично. Ее цель — затащить к себе максимальное количество и поставщиков, и транзитных труб. Они будут получать деньги за транзит и снижать цены за счет конкуренции. Поэтому такая стратегия вполне логична. По одним вопросам мы с ними союзники, по другим конкуренты. Не стоит ожидать ни от РФ, ни от Турции в двухсторонних отношениях какой-либо благотворительности, они основаны исключительно на прагматических соображениях.

Интересно, кстати, что Эрдоган лет 10 назад обещал то же самое тогдашнему премьеру Украины Азарову. Но при этом Турция блокирует проход СПГ-танкеров в Черное море, из-за чего Украина не может построить СПГ-терминал под Одессой…


Новости международной политики: В Кремле исключили сверхблизкое сближение Белоруссии и США

Новости Великобритании: Лондон не выдаст Кремлю место пребывания отравленных Скрипалей

Новости СМИ2
Новости СМИ.ФМ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Шапкин

Председатель Национального союза защиты прав потребителей

Борис Шмелев

Политолог

Владислав Жуковский

Экономический эксперт, аналитик

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости НСН
Новости СМИ.ФМ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
article