Политика / Коронавирус
3 апреля 20:39

Александр Малькевич о том, как не сесть за посты про коронавирус

Как «Альянс врачей» распространяет фейки, а журналисты смакуют ерунду

2965
На фото: Александр Малькевич
На фото: Александр Малькевич (Фото: Антон Новодережкин/ТАСС)
Материал комментируют:

За распространение в России недостоверной информации о чрезвычайных ситуациях, к коим с недавних пор относится и пандемия, людям теперь грозит до пяти лет колонии или штраф до 2 млн рублей, если эта информация привела к смерти. Соответствующий закон уже подписал президент Владимир Путин.

Напомним, так называемый закон о фейках был принят еще весной 2019 года, однако массово применяться он так и не стал. Новая поправка в Уголовный кодекс разъяснила, в каких случаях и насколько серьезно будут наказываться распространители заведомо ложной информации.

О том, что значат такие нововведения в условиях эпидемии коронавируса, когда любая информация воспринимается как важная и моментально распространяется, а также о том, чем грозит этот закон авторам, пишущим посты в социальных сетях, а также о действующих мерах по борьбе с распространением вируса «Свободная пресса» поговорила с журналистом-международником, медиаэкспертом, членом Общественной палаты России Александром Малькевичем.

«СП» — Александр Александрович, Госдума приняла закон о фейках. Насколько он логичен, необходим и нужен?

— Конечно, необходимость в принятии этих поправок объективно существовала давно, потому что закон о противодействии фейковой информации был принят в марте прошлого года, но так и не заработал. Насколько я помню, за год действия этого закона были только единичные случаи наказания на 30 тысяч рублей. Может, их было и больше, но никто о них не рассказал.

Читайте также
Максим Шевченко: Ситуация складывается весьма тревожная Максим Шевченко: Ситуация складывается весьма тревожная Чем нынешние события похожи на 1917 год

Да, он сократил количество фейков в разы или даже в десятки раз, потому что многие пользователи просто испугались. Но что закон говорит: фейк — ложная информация, которая способна вызвать серьезные общественные потрясения. И вот получается, если я про вас написал небылицу, ложь, а вы говорите мне, что это фейк, я вам отвечу: нет, потому что это не вызвало общественное потрясение.

Когда началась история с коронавирусом, я дал определение, что вся шумиха вокруг нее — это информационная пандемия, инфодемия. Информационный вирус, который страшнее того, другого, «с короной». Смотрите сами: в Приморье появилась общественная организация киберволонтеров. Они меньше чем за неделю только в одном своем регионе выявили 600 фейковых сообщений. Теперь умножим это число на 85, вспомним, что в Москве и Санкт-Петербурге этого в десятки раз больше. И вот это все льется на нас со страшной силой. Каждый день — а теперь едва ли не каждый час.

При этом режим самоизоляции оказался историей с двойным дном. Вот, вы самоизолировались, сидите в четырех стенах, и, предположим, ряду СМИ не доверяете. Вы сидите, у вас отовсюду валятся сообщения — из компьютеров, гаджетов, и вы ежечасно впадаете в ужас. К такому, конечно, и общество, и власти были не готовы. Поэтому, пусть и запоздало, но появилась реакция в виде этого закона.

«СП» — Кого может коснуться этот закон? Если, условно говоря, какой-нибудь Василий Петрович из Костромы в своем Facebook напишет пост о коронавирусе и ошибется на одну цифру или эмоционально приукрасит информацию — он тоже попадает под действие закона?

— В законе прописана ответственность не только юрлиц, СМИ, но и физических лиц тоже — для них от штрафов до уголовной ответственности. Но эта поправка делалась на ходу. Если вам в социальных сетях пришло сообщение, и вы его прочитали и потом поделились этой информацией, то теоретически вы можете попасть под замес. Поэтому вы теперь думаете, надо ли это делать. Но при этом в законе ничего не говорится про тех, кто все это делает сознательно.

И опять же: в законе в разделе, где дается определение фейков, говорится про серьезные потрясения, про то, что фейковое сообщение может вызвать угрозу жизни людей. Две трети фейков ее вызвать не могут. Я считаю, что потом надо будет править этот закон, вписывать главу об «информационных дезертирах и мародерах», провокаторах, паникерах. Про те случаи, когда угрозы жизни нет, но есть угроза психическому здоровью большого числа лиц.

Мы сейчас протестировали все человечество и отдельно нашу страну на восприимчивость к информационным вирусам. Все это работает — я имею в виду вирусы. Они действенны7. Поэтому потом будут и другие истории. И поэтому надо будет ставить заслон подобным провокаторам. Они все посмотрели, как работает эта технология, увидели, что подобные вещи можно запускать.

Оказалось, что цифровой мир — обманчив. У нас была иллюзия, что мы можем знать и видеть то, что происходит во всем мире, узнавать все в мгновение ока. А оказалось, что мы можем вестись на фейковые сообщения. Как работает знаменитая методика распространения фейков: вам приходит сообщение от друзей, потом вы мне рассказываете, что ваша подруга прислала вам сообщение, которое ей переслал друг, у которого есть знакомая в Италии, которая, будучи заточенной в квартире, пишет о том, что вся улица завалена трупами и некому их убирать. Мы же не будем проверять это сообщение: оно прошло верифицированную цепочку. Поэтому получается, что мы вроде и можем знать, что происходит в Италии, но получаем информация из такого сомнительного источника.

«СП» — Может ли введение этих поправок привести к противоположной крайности, к замалчиванию информации, когда мы не будем знать, что происходит?

— Про замалчивание здесь вряд ли стоит говорить, я больше рассчитываю на то, что СМИ и гражданское общество будут добиваться от властей, чтобы они научились оперативно реагировать. И не только на негативы в соцсетях, но и просто разъяснять все происходящее. К примеру, только недавно московские власти стали объяснять, что не будет QR-кодов, социальный мониторинг будет только для тех, кто находится на карантине. Но ведь информация об этом наводнила интернет за сутки. Были, якобы, памятки сотрудникам полиции, кого и как надо «вязать», была масса информации о том, через чей (иностранный!) сервер все это будет работать. Если раньше максимум три часа было у властей, бизнеса и остальных для реагирования на негатив против них, то сейчас уже максимум час. Есть час — а некоторые считают, что у них есть день или два на «вылизывание» пресс-релиза.

Читайте также
Захар Прилепин: Впереди нас могут ждать масштабные народные волнения и рост преступности Захар Прилепин: Впереди нас могут ждать масштабные народные волнения и рост преступности К чему приведет режим «чрезвычайной демократии» в регионах и насколько жесткий кризис ждет страну

Скорость распространения плохих новостей настолько высока, что просто напрашиваются некие ежедневные получасовки в прямом эфире на главных каналах, где человек или два человека, имеющие максимальные полномочия, будут рассказывать правду, доносить какую-то информацию и объяснять: то, что распространяется в соцсетях — это фейк, этого не будет, или будет, но нескоро, и не надо сейчас заранее раскупать все продукты.

С чего это начинается. Люди же боятся, что уже завтра не смогут выходить в магазин, или смогут только после подтверждения через смс. А доставка работает так, что заказ может прийти через неделю. И человек идет в магазин. Мы сейчас проходим серьезный тест на гражданскую зрелость и на попытку найти вакцину против информационного вируса, потому что приступы этой болезни будут и дальше — самые разные.

«СП» — Как мы видим, закон постепенно начинает работать. В этой связи расскажите, как Вам видится история с Анастасией Васильевой из «Альянса врачей»?

— Если говорить про «Альянс врачей», то те некоторые их материалы, которые мне попадались, как раз можно назвать фейками. Моя самая любимая история в этом плане — публикация «Альянса врачей», сделанная из-под их аккаунта. Там была фотография известного в прошлом политика, блогера, оппозиционера — Мальцева. Была такая история, которая получила известность несколько лет назад, когда в рамках судебных перипетий у Мальцева был сердечный приступ и к нему вызывали врачей. Так вот, «Альянс врачей» публикует эту фотографию полураздетого Мальцева, вокруг которого стоят врачи, и пишет: пожилому человеку стало плохо, он закашлялся, приехала скорая, а у медиков ничего нет от коронавируса и для собственной защиты от коронавируса. Дескать, вот как «гибнет российская медицина».

Не может ведь Анастасия Васильева не знать, кто такой Мальцев. Получается, это сознательная провокация. И такие вещи должны наказываться, потому что нас всех с каждым днем все больше «колбасит» от обилия панических сообщений, которые мы получаем. И на эту вот унавоженную почву падают такие зерна. Это совершенно недопустимо, люди и так все находятся в очень взвинченном состоянии.

«СП» — Как Вы оцениваете действия наших властей и мира, принимаемые ими меры по самоизоляции? Не запоздалые ли они? Может, стоило начинать раньше?

— У меня в связи с этим возникает только два вопроса. Первый — риторический. Он ко всем этим евроорганам и ВОЗ. Потому что, когда все закончится, тот же ВОЗ придет и скажет: дайте нам больше денег, чтобы мы в следующий раз могли всех спасти. Но дело в том, что они сейчас ничего не пытаются делать. Я боюсь, что все эти евробюрократы, Европарламент, Еврокомиссия, Совет Европы, ОБСЕ, НАТО и ВОЗ, когда все закончится, начнут в целях собственного сохранения требовать больше денег, больше полномочий, хотя ни одна из этих контор и структур вообще никак себя не проявила.

Все государства отгораживаются. Из европейских офисов несутся проклятья в адрес Виктора Орбана, премьера Венгрии, за то, что он распустил парламент, ввел чрезвычайное положение. Давайте Орбана исключим вместе с Венгрией из Европы, говорят европейцы. Мне же кажется, он уже и сам не против. Потому что: где помощь, где коллективный разум, где все эти мобильные госпитали НАТО, которые должны разворачиваться? Европа вкладывала столько денег в инфраструктуру — где это все? А если бы, скажу цинично, «злая Россия» напала бы на Европу, и были бы там раненые, что бы происходило тогда? По этому поводу трясется Прибалтика и Польша. Получается, они бы спасались сами, своими силами? Мы все увидели банкротство всех этих структур, которые проедали огромное количество денег.

А второй момент: я надеюсь, в России будут регулироваться отдельные перегибы на местах, в регионах. Потому что сейчас кто-то решает оставить работать один набор магазинов, кто-то — другой. Сегодня мне рассказывали, что в регионах не дают работать предприятиям, производящим средства индивидуальной защиты, которые изготавливают не отдельные маски, а полноценные наборы. Им не дают работать, потому что есть перечень организаций, которые должны работать — магазины и аптеки. А их в этом перечне нет.

«СП» — Путин ушел «на удаленку». Отразится ли это на процессе управления государством?

— Я так понимаю, в таком же режим работают и в ряде других стран мира. Это просто то, что можно смаковать журналистам. Мы видели, как президент проводил селекторное совещание с полпредами: все его услышали, получили задачи, пошли работать.

Если говорить об Америке, Дональд Трамп тоже работает практически в режиме самоизоляции в Белом доме: он там живет и трудится, по городам и весям Америки не перемещается. Джастин Трюдо, премьер-министр Канады, две недели провел в самоизоляции с больной женой, она выздоровела. Борис Джонсон, премьер-министр Великобритании, записал трогательное видео из Даунинг-стрит, 10, где тоже живет и работает. Поэтому все это — такие «фишечки» для СМИ, чтобы было, какие несущественные вещи смаковать.

Читайте также
Сокращение или смерть: Трамп подогревает нефть твитами и пугает санкциями перед встречей ОПЕК Сокращение или смерть: Трамп подогревает нефть твитами и пугает санкциями перед встречей ОПЕК Цены на нефть Brent поднялись выше $ 30 из-за твита Трампа и грядущих переговоров ОПЕК+, но это ненадолго

«СП» — Вы сами соблюдете режим самоизоляции? Что посоветуете делать людям, чтобы не скучать, не грустить?

— Конечно, стараюсь соблюдать. Если выбираюсь на какие-то телеэфиры, то там кругом сплошная дезинфекция, измеряют температуру, существует большая дистанция между людьми. Выбирался один раз в офис, но тоже, по сути, доехал, зашел и вышел.

Что делать? Банальные вещи, до которых раньше не доходили руки: дела по дому, что-то починить, поменять, выбросить, разобрать хлам, побыть с родными, посмотреть фильмы.

Вот я веду свой Telegram-канал «Media Малькевич». Раньше я в нем раз в неделю публиковал рубрику #киноопрофессии, буду делать это чаще. У меня есть фишка: я с удовольствием смотрю т.н. «профессиональное кино» — о журналистах, пиарщиках, политиках, выборах — и делюсь рекомендациями по этой теме. Сейчас заканчиваю очень хороший сериал «Утреннее шоу» (The Morning Show). Это 10 серий производства Apple TV. В нем все по-настоящему: где-то весело, где-то грустно, где-то жестко. В нем говорится о том, как живет современное телевидение, и присутствует тематика MeToo. Рекомендую.

Осталось досмотреть 10-ю серию — и обязательно напишу подробную рецензию!


| Коронавирус, последние новости:

Роспотребнадзор: коронавирусом за сутки заболели 80 тысяч человек

Le Figaro: «Из мер по борьбе с Covid-19 ранее незаметный Собянин становится вторым человеком в РФ»

«Эй, приятель, сдавай назад!»: эксперты NBC рассказали, как избавить покупки от коронавируса

Смотрите карту распространения коронавируса онлайн

Последние новости
Цитаты
Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Алексей Леонков

Военный эксперт, редактор журнала «Арсенал отечества»

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Комментарии
Фоторепортаж дня
Коронавирус в России
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня