Политика / Власть
7 апреля 17:28

Ельцинские олигархи или нищий пролетариат: Кто выиграет после обнуления коронавируса

Коронавирус обнулил все грехи и заслуги власти, компромисс между борьбой с эпидемией и кризисом стала единственным способом обрести политический вес, но не по этическим соображениям

3356
На фото: премьер-министр РФ Михаил Мишустин и мэр Москвы Сергей Собянин
На фото: премьер-министр РФ Михаил Мишустин и мэр Москвы Сергей Собянин (Фото: Александр Астафьев/ТАСС)
Материал комментируют:

В России продолжает стремительно развиваться эпидемия COVID-19. Во вторник, 7 апреля, был в очередной раз побит рекорд по новым случаям заболевания, число которых выросло на 1157 до 7497 заболевших в 81 регионе страны. Эффект от жестких карантинных мер, предпринятых властями, следует ожидать, как заявил министр здравоохранения Михаил Мурашко, на этой или следующей неделе. Во всех регионах страны остановлена работа малого и среднего бизнеса в сферах торговли, общественного питания, услуг и многих других, практически не летают самолеты, сокращены регулярные поезда, однако политические элиты активизировались.

Как мы уже сообщали, на данный момент можно выделить трех наиболее активных борцов с коронавирусом во власти. Речь идет о главе рабочей группы Госсовета мэре Москвы Сергее Собянине, премьер-министре и главе оперативного штаба Михаиле Мишустине и Дмитрии Медведеве, который пока ограничился видеообращением с просьбой оставаться дома и, в качестве председателя «Единой России», запустил собственный ситуационный центр на базе ЕР, проект «ДовЕРие», а также некоторые другие инициативы по социальной поддержке вроде обеспечения питанием школьников на дистанционном обучении и юридической помощи для предпринимателей в регионах.

Читайте также
Общение, молитва и русская культура: Что победит коронавирус в условиях тотальной истерии Общение, молитва и русская культура: Что победит коронавирус в условиях тотальной истерии Как выжить в самоизоляции, сохранить здоровье и семью: советы психолога, священника, врача и писателя

Кажется, четвертым в этом списке может стать участник Рамзан Кадыров, который в условиях неопределенности решил предпринять еще более жесткие карантинные меры и закрыл республику на въезд и выезд для нерезидентов. Кроме того, Кадыров вступил в открытую полемику с премьер-министром Мишустиным, который призвал глав субъектов не слишком вольничать.

Отметим, что Владимир Путин в своем втором обращении к нации дал губернатором некоторую свободу действий, что при нынешней вертикали власти выглядит как перекладывание ответственности. Главам субъектов поручили координировать борьбу с коронавирусом в вверенных им областях, но ни средств, ни полномочий для этого не дали. Однако ответственность за развитие ситуации в полной мере лежит теперь на них. Приходится искать баланс между необходимыми запретами, связанными с эпидемией, и угрозами для региональной экономики, для нее самоизоляция может стать последним гвоздем в крышку гроба.

Экономические последствия эпидемии, падения цен на нефть и курса рубля, а также замедления мировой экономики, в которую так или иначе вшита и российская благодаря глобализации, кажется, волнуют людей больше, чем сам коронавирус.

Экономический кризис может затянуться на ближайшие годы. Голосование по Конституции и даже региональные выборы в Единый день голосования в сентябре под угрозой переноса. Как отмечает политолог Дмитрий Бадовский, социально-экономический фон может оказаться сложным уже осенью этого года, но в следующем году рискует проявиться в полной мере и стать еще более депрессивным. В такой ситуации есть существует резон активизации как условно правых, либеральных сил, ориентированных на олигархию и крупный бизнес, так и левых, удовлетворяющих запрос общества на социальную справедливость.

Так, директор Центра развития региональной политики Илья Гращенков, обсуждая в Telegram возможность создания неолиберальной партии от олигархов старой волны, подчеркивает, что президенту «Русского алюминия» Олегу Дерипаски нужно представительство в Госдуме для защиты собственных интересов, а также интересов других олигархов. Ранее телеграм-канал «Незыгарь» сообщал о планах создания такой партии под выборы в Госдуму в 2021 году, среди главных активистов упоминались Олег Дерипаска и представители так называемой «Семьи» Валентин Юмашев и Александр Волошин.

О политической борьбе во время карантина мы поговорили с директором Института современного государственного развития Дмитрием Солонниковым.

Читайте также
Шнур прикинул, сколько еще Россия проживет Шнур прикинул, сколько еще Россия проживет Грозят ли стране из-за глубокого кризиса рост бандитизма и уличные протесты?

«СП»: — Среди главных бенефициаров успешной борьбы с коронавирусом называют Собянина, Мишустина и Медведева, это действительно так?

— Мишустина и Медведева нельзя назвать друзьями товарищами и совершенно очевидно, что Собянин с Мишустиным не в одной связке играют, есть некая конкурентная позиция. Кто будет большим лидером по организации процесса по борьбе с коронавирусом, московский мэр, который, как многие считают, превышает свои полномочия или Мишустин. Почему-то из этой связки выпал Рамзан Кадыров, который принимает не менее яркие меры, его, кстати, также рассматривают как одного из лидеров регионального фронта борьбы. В медиа и активных делах он замечен гораздо больше, чем Дмитрий Медведев. Одно выступление Дмитрия Анатольевича ни коим образом не говорит о его возвращении в публичную политику и не имеет никакого отношения к реально происходящим в стране событиям. Понятно, что лидеру «Единой России» необходимо оставаться в медийном пространстве, кроме того, не закончилось переформатирование партии, Медведеву нужно сохранить влияние внутри ЕР, он этим занимается. Реальный список фронтменов по борьбе с коронавирусом выглядит иначе — Путин, Кадыров, Собянин и Мишустин.

«СП»: — Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов назвал фронтменами Собянина, Мишустина и Медведева, а также отметил бездействие группы «Мобилизации», включая Сечина, Патрушева и даже Володина.

— Группа, которая близка Венедиктову, в данной ситуации представлена одним Собяниным — условные либералы близкие к «Семье», все остальные люди, находящиеся с другой стороны, насколько их можно связывать с интересами Сечина, Ковальчуков, Патрушева, которых причисляют к группе «Мобилизации», не знаю. «Мобилизация» и либералы — крайне условные слова, которые кто-то придумал, чтобы свою картину мира расцветить яркими фразами, и ничего больше. Да, играют разные группы влияния: их не две, а гораздо больше. Повторюсь, я бы расставил их в таком порядке: Путин, Кадыров, Собянин, Мишустин. Я думаю, это логично. Ни Ковальчуки, ни Ротенберги не входят в систему госуправления и не их дело сейчас с чем то выступать. Кстати, еще высказывался Алексей Кудрин по поводу последствий коронавируса, можно его рассмотреть как человека, участвующего в дискуссии. Партрушев вообще никогда ничего не говорит, он человек, находящийся в тени публичных процессов. Я не вижу в происходящем какого-то уникального случая, что представители одной группы передавливают в информационном поле представителей другой группы. Все идет своим чередом, все логично. Как Венедиктов я бы позицию совсем не рассматривал.

«СП»: — Что вы можете сказать о вариантах создания условно правой партии при участии «Семьи» и Олега Дерипаски?

— Никто не против создания правой партии, это много раз обсуждалось. В принципе, в стране многие поддерживают либеральную идеологию. Это не правая партия на самом деле. Много путаницы в этих понятиях. Правая партия это какая-нибудь народно-христианская монархическая партия, проекты Малофеева, наверное, были бы классическими правыми. Западная либеральная идеология — она не правая, а скорее левоцентристская — имеет поддержку в стране около 15%. Традиционно, больше в крупных городах. Проблема в том, что электорат плохо мобилизуем и чаще всего этот электорат разбит на три-четыре партии, которые предлагают себя в данной ситуации. Если собрать их в единый пул, то представители данного направления, скорее всего, должны проходить 5% барьер. Получится ли создать такую партию. При нынешней ситуации поддержка должна упасть с 15 до 10%, в среднем. Но все равно это проходной барьер. Другое дело, удастся ли договориться, «Яблоко», например, неохотно участвует в коалициях, и чем дальше, тем хуже. Дай бог, чтобы все направления политической палитры были представлены в нашей стране. Выиграют или нет, это дело политтехнологическое.

«СП»: — Опыт олигархов первой волны может помочь выходу из текущего кризиса?

— Ситуация совершенно иная. Общий опыт 90-х годов, наверное, сейчас не очень применим. Во-первых, опыт 90-х годов это попытка разделить наследство СССР, сейчас это не так, делить нечего. Процессы 90-х годов сейчас не очень актуальны. Во-вторых, кризис 90-х годов это полный развал российской экономики при, в общем, стабильной мировой ситуации. У России была задача вписаться в мировую ситуацию и максимально получить поддержку из-за рубежа. Прозападная позиция была понятная и востребована. Сейчас кризис не только в России, но и в США и Евросоюзе, ждать помощи оттуда нет ни малейшего смысла. Прозападная идеология сейчас никакого рационального смысла не несет, никакой гуманитарной помощи оттуда не придет, если придет, то из коммунистического Китая. Повторение опыта 90-х годов не актуально, но либеральная идеология имеет свою группу поддержки в стране. Если крупные олигархи будут иметь легальный политический рупор, свою институциональную политическую структуру, это, конечно, лучше, чем какие-то закулисные переговоры, борьба под ковром и попытки о чем-то договориться тиши кабинетов или шуме ресторанов. В этом отношении легализация и публичное представление всех процессов всегда хорошо.

Читайте также
"Чрезвычайка" Мишустина: Кандидат в преемники №3 станет первым номером «Чрезвычайка» Мишустина: Кандидат в преемники № 3 станет первым номером Правительство готовится к самому тяжелому сценарию с коронавирусом в России

«СП»: — В период кризиса главным становится вопрос о социальной справедливости, есть ли такой запрос сейчас?

— Я думаю, это запоздалое мнение. Запрос на социальную справедливость был сформулирован в прошлом году, сейчас вопрос о выживаемости. Когда разваливается экономика, теряются рабочие места, а люди готовы работать за еду, вопрос не в социальной справедливости, а в удовлетворении базовых потребностей. Социальная справедливость запоздавший лозунг. Люди доведенные до отчаяния, пролетариата в классическом понимании уже не существует, нечего будет терять, кроме долгов и ипотеки, то тогда революционная ситуация может быть востребована. Сейчас будет радикализация настроений, если правительство не справится и не предложит новую картину будущего.

«СП»: — Левое движение в такой ситуации сможет обрести второе дыхание?

— Левое движение могло бы обрести второе дыхание, потому что сейчас, мы видим, огромный кризис идеологии свободы рынка свободы частной собственности и свободы предпринимательства, которое не справляется с задачами, стоящими перед страной. Не удается наладить производство масок, дезинфицирующих средств, аппаратов ИВЛ и так далее. В условиях дикого капитализма запрос, а давайте производить маски, не работает. В Китае это централизованно налажено, даже в США вводится система госрегулирования, в России — не работает. Минпромторг, Минэк, представляющие из себя какие-то группы прогнозирования, рейтинговые агентства, могут соревноваться, кто какой прогноз даст, но это не управление экономикой. В нынешнем режиме ущербность целого ряда направлений дикого капитализма демонстрируется в нерешенности основных задач. И тут «левые» могли бы придти со своим видением будущего, у них есть пример коммунистического Китая, но проблема левых в том, что у них нет лидеров.

Последние новости
Цитаты
Алексей Леонков

Военный эксперт, редактор журнала «Арсенал отечества»

Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Денис Денисов

Директор Института миротворческих инициатив и конфликтологии

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня