Политика / Власть
15 апреля 11:25

Писатель Вадим Панов: Если власти откажутся от жадности — это будет чудом

Как капитализм привел мир к киберпанку, и есть ли там место обычному человеку

2953
Писатель Вадим Панов: Если власти откажутся от жадности – это будет чудом
Фото: Владимир Гердо/ТАСС
Материал комментируют:

Еще недавно москвичи посмеивались на теми, кто заявлял, что скоро жителей столицы буду маркировать QR-кодами и следить за их перемещением. Чуть ранее люди считали выдумкой телемедицину, зато верили, что хотя бы в интернете можно оставаться анонимным. А еще удивлялись стремлением правительства защитить корпорации от санкций, не взирая на потребности большей части населения.

Технологии виртуальной и дополненной реальности, тесная связь государства и крупного бизнеса, BIG DATA, приоритет интересов верхушки мира над потребностями человека — все это хорошо знакомые элементы киберпанка, каким его описывают в художественных произведениях. И это же — наша реальность. Но как известно, фантасты предупреждали, что мир технологий — далеко не радужное место, и вместе с бесконечным объемом данных и цифровых возможностей люди получают столь же жесткие ограничения и столь же глобальные проблемы.

Вадим Панов, писатель-фантаст, автор фантастических циклов о возможных вариантах ближайшего будущего «Анклавы» и «Аркада» поделился со «Свободной Прессой» своим видением нынешнего этапа развития цивилизации и к чему она может прийти.

Читайте также
Правда и вымысел о коронавирусе: Россиян спасут котики? Правда и вымысел о коронавирусе: Россиян спасут котики? А также нужны ли маски? Умирают ли от коронавируса? Существует ли вирус и для кого он опасен?

«СП»: — Вводятся QR-коды, ведется отслеживание людей через мобильные приложения, везде камеры слежения, идет работа с большими данными. Вот сейчас еще малый бизнес пострадает, хорошо если не умрет, останутся только крупные корпорации, плотно связанные с государством. И все — можно будет сказать, мы официально в эпохе киберпанка?

— Мы, в общем-то, давно на пути к нему. По мере развития сетей, по мере развития современных цифровых технологий мы двигались к выдуманному некогда киберпанку сначала неспешно, а затем все более и более быстро. Это нормально. Это логичное развитие мира. Просто сейчас изменения стали очевидными и быстрыми, поскольку происходящее ускорилось и мы выходим на фантастический рубеж — к тому, что писатели предсказывали как нечто недостижимое. Я говорю о возможностях, которые предоставит 5G. Даже с 4G мы имели очень серьезные цифровые инструменты для переформатирования мира, а при 5G будет еще больше пространства для маневра. И как мы им воспользуемся — уже более-менее понятно.

«СП»: — Какое-то время назад мир стремился к большому космическому будущему. А в итоге мы оказались, где оказались. В какой момент что-то пошло не так? Ждет ли нас еще это будущее?

— Более чем уверен, что рано или поздно космическое будущее обязательно нас ждет. Это опять же вытекает из логики развития общества. Но сомневаюсь, что это случится на ближайшем этапе, поскольку сейчас каких-то особенных подвижек в этом направлении не видно.

Что пошло не так? Ответ элементарный. В середине ХХ века возникло соревнование между системами, каждая из которых стремилась доказать, что именно она — самая прогрессивная, устремленная в настоящее Будущее, потому и было движение в космос, предлагался интенсивный путь развития, ставились задачи, решение которых требовало развития фундаментальной науки, и передовых технологий.

Потом соревнование завершилось победой «передового» капитализма, и движение в космос прекратилось. Ведь космос — это очень дорого, а если нет быстрой отдачи от капитала — капиталу проект становится не слишком интересным. Сконструировать по-быстрому в течение года следующую модель смартфона намного выгоднее, чем запустить исследовательский корабль к Марсу. Капитализм — это про деньги, поэтому в первую очередь капитал интересуется теми космическими областями, которые дают прибыль быстро — теми самыми спутниками.

«СП»: — Но рано или поздно придется делать глобальные шаги.

— Безусловно. Перед человечеством стоит или встанет в ближайшее время множество проблем: недостаток ресурсов, перенаселение, мусор… С экологией у нас не очень хорошо, улучшений не видно, планета становится слишком маленькой для гигантского числа жителей, поэтому я убежден, что без выхода в космос в ближайшие 100−150 лет, без его освоения у нас, как у цивилизации, ничего не получится. Но, с другой стороны, если люди живут и думают перспективой до конца своей жизни, какая им разница, что будет с цивилизацией через 200 лет?

«СП»: — Усиливается контроль за людьми, контроль за информацией и прочее. А сохранится ли в такую эпоху запрос на частную жизнь?

— Запрос у разумных людей обязательно сохранится. Хотя, с другой стороны, мы видим, что тот психологический барьер, который существует у нормального человека для отделения своего личного пространства от общественного, в последние годы целенаправленно стараются разрушить. В том числе и акциями типа «Долой стыд!», когда все бегают голыми по улицам и площадям в прямом эфире. И это не говоря о том, что многие из нас живут, что называется «за стеклом». Раньше было такое шоу, в котором «смельчаки» готовы были жить у всех на виду, а сейчас роль всемирной замочной скважины выполняют соцсети, через которые многие сами стремятся себя показать.

Но мне кажется, что внутренний барьер психологически сложно переломить, и у человека останется нормальная тяга к тому, чтобы сохранить свою личную жизнь в тайне.

«СП»: — А будет ли это получаться?

— Как показывает опыт, если человек чего-то хочет, он способен этого добиться. Главное — приложить усилия, а не сидеть сложа руки с мыслью о том, что у меня ничего не получилось, что бы я ни делал. Получится.

«СП»: — Вы сами в данный момент какие-то усилия предпринимаете, чтобы Ваша частная жизнь оставалась частной. Может, не сидите в соцсетях или как-то настраиваете гаджеты?

— Я, наверно, не самый подходящий для подобных вопросов человек, поскольку являюсь в определенной степени медийной персоной. Я рассказываю о своих передвижениях, планах, встречах, о том, где побывал. Все это часть существования в современном информационном поле.

Но, например, многие мои друзья — наоборот, сознательно ограничивают свое присутствие в социальных сетях.

«СП»: — Обычно в киберпанк-произведениях, несмотря на высокий уровень технологий, в конечном итоге историю творит человек. А в реальности есть такие люди, которые смогут, находясь в этой системе, как-то менять ее?

— Нет, конечно.

«СП»: — Вот так сразу?

— Понимаете, «Анклавы» — мой вариант истории ближайшего будущего — они написаны не совсем в каноне. Это книги, в которых повествование идет не от лица какого-то хакера, классического героя киберпанка, а, по большому счету, от лица корпораций — от лица людей, которые, в общем-то, могут все, но они так же сидят и не знают, что делать. Эти люди лучше хакеров понимают, где они оказались и как называется это «место из четырех букв». И они понимают, что все сломать — это не выход. Но при этом они и не видят выхода.

Кто угодно может разрушать, а для того, чтобы что-то создать, нужны ум, образование и ресурсы. И время.

Все зависит от глубины тупика, в котором оказалась цивилизация. В «Анклавах» показан очень глубокий тупик. Чем дальше цивилизация будет заходить в это болото, чем дольше она не будет обращать внимания на стоящие перед ней проблемы, тем дороже будет выход из тупика. Любая проблема имеет решение, вопрос в его цене. И чем дольше мы прячемся от проблем — тем дороже мы потом заплатим. Это классика.

«СП»: — Насколько глубоко в тупике находится наша цивилизация?

— Думаю, точка невозврата не пройдена, но чтобы начать решать проблемы, нужна воля и объединение усилий и ресурсов.

Читайте также
Нина Останина: У власти не хватает мозгов, чтобы защитить россиян от коронавируса Нина Останина: У власти не хватает мозгов, чтобы защитить россиян от коронавируса Россия не сворачивает гуманитарную помощь другим, несмотря на дефицит внутри страны

«СП»: — В последнее время стали появляться люди вроде той же Греты Тунберг, которые хотя бы стали заявлять о проблемах. Говорит ли это о том, что мы начали пытаться менять мир?

— Нет, конечно. Грета — просто «говорящая голова», крик которой ни к чему не приводит. Площадь северного мусорного острова в Тихом океане — 1,5 млн кв. км. Площадь южного мусорного острова — около миллиона кв. км. Грета выступила в ООН полгода назад. Какие подвижки произошли с этими островами кроме того, что они прибавили еще какой-то процент к своей территории? Ничего.

Проблемы решаются не выводом на сцену неграмотных девочек — проблемы решаются комплексно. Они требуют расходов, причем больших и согласованных. Любую проблему можно решить, если этого захотеть, но если этого никто не хочет делать — тогда появляется Грета: броский фантик, внутри которого завернута пустота.

«СП»: — В фантастике находится место чуду. Что-то такое происходит, что выходит за рамки технологий, за рамки обыденности и вообще всего и меняет картину. Что может стать таким чудом у нас, в нашем мире без фантастики?

— Мне интересно чудо, которое идет от людей и для людей. И хочется верить, что однажды люди, которые облечены властью, поймут старую истину: жевать золото нельзя. И если их ответственность перед цивилизацией, перед планетой, перед будущим перевесит их жадность — то это, я считаю, будет колоссальным чудом.


Другие и статьи по теме «Власть»:

Юрий Болдырев: Власти поняли масштаб неправоты и ударились во все тяжкие

Нина Останина: Путин хочет разогнать народ по углам, чтоб не взбунтовались

Сергей Лукьяненко о посткоронавирусном будущем: Добро пожаловать в киберпанк!

Цифры и факты: Путин еще не знает, в какой дыре Россия оказалась

Последние новости
Цитаты
Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Леонид Хазанов

Эксперт-экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня