Германия не желает быть «дойной коровой» Евросоюза и кого-то спасать от краха

Немецкий конституционный суд нанёс сокрушительный удар по единству ЕC

7345
Германия не желает быть «дойной коровой» Евросоюза и кого-то спасать от краха
Фото: bildagentur münchen/imageBROKER.com/Global Look Press

В прошлый вторник Федеральный Конституционный суд Германии (ФКС) в Карлсруэ вынес решение, которое уже назвали эпохальным, и которое вызвало шок в учреждениях Евросоюза. Впервые в своей истории ФКС не только открыто выступил против Европейского суда в Люксембурге — высшей инстанции Суда ЕС, — но и прямо обвинил его в вынесении решения, «явно не совместимого с требованиями европейского права».

К столь жёсткому выводу ФКС пришёл, рассмотрев материалы дела о скупке Европейским центральным банком (ЕЦБ) государственных облигаций ряда стран Евросоюза. Суть этого дела в следующем:

В 2015 году ЕЦБ с целью поддержки экономик стран еврозоны, с трудом преодолевавших последствия финансового кризиса 2008−2009 годов, принял решение о покупке в крупных объёмах государственных облигаций стран-членов Евросоюза. В то время ЕЦБ опасался возникновения дефляции (роста покупательной способности денег при снижении цен на товары и услуги), что могло привести к очередному экономическому кризису.

Чтобы не допустить такого развития ситуации ЕЦБ с января 2015 года начал реализовывать программу PSPP (англ. Public Sector Purchase Programme, — Программа закупок в государственном секторе) по инвестированию триллионов евро в приобретение государственных облигаций (а проще говоря, долговых обязательств) стран-членов ЕС. К концу 2018 года сумма таких закупок составила чуть менее 2,6 триллионов евро. Затем наступила пауза, во время которой Европейский суд, рассмотрев обращение к нему ФКС Германии, дал «зелёный свет» программе PSPP, сочтя её полностью соответствующей европейскому праву. И с ноября 2019 года ЕЦБ возобновил программу — первоначально на сравнительно небольшую сумму в 20 миллиардов евро в месяц. Но с марта 2020 года, с началом пандемии коронавируса, ЕЦБ снова значительно расширил объём покупок — к концу года он увеличится ещё на 750 миллиардов евро.

Читайте также
Кто-то точно блефует: США не верят в "Кинжалы" Путина Кто-то точно блефует: США не верят в «Кинжалы» Путина Новый виток гонки вооружений окончательно поставит крест на договоре СНВ-3

Причём, что в данном случае принципиально важно: наибольшая часть общего объёма покупок (в настоящее время они достигли 2,2 триллионов евро) приходится на Немецкий федеральный банк (Бундесбанк), являющийся крупнейшим акционером ЕЦБ.

Сейчас Федеральный Конституционный суд Германии обвинил Европейский центробанк в том, что тот «не предусмотрел экономических последствиях покупки государственных облигаций, оказавшей значительное экономическое влияние на граждан, являющихся акционерами, арендаторами или владельцами недвижимости, вкладчиками и держателями страховых полисов, поскольку существуют значительные риски потери ими сбережений, в то время как цены на недвижимость непропорционально растут». Как отметили судьи ФКС, «именно потому, что программа покупки гособлигаций имеет огромные последствия для всех граждан, ЕЦБ должен был тщательно проверить её пропорциональность. Но такая проверка не была сделана ни в начале программы, ни в более поздний период времени».

По формальным основаниям немецкий Конституционный суд не может остановить действия ЕЦБ. Но он вправе ограничить участие Германии в реализации программ этого банка. Что и было сделано.

Коллегия судей Второго Сената ФКС под председательством президента суда Андреаса Фосскуле в своём решении констатировала, что ЕЦБ превысил свои полномочия, когда с 2015 года начал скупать гособлигации стран-членов ЕС, а правительство Германии и Бундестаг «не предприняли никаких мер по оспариванию этих действий ЕЦБ». Суд обязал Федеральное правительство «противодействовать реализации этой программы в её нынешней форме», а Бундесбанк — «остановить покупки гособлигаций по программе ЕЦБ, если тот в трёхмесячный срок не докажет их необходимость и пропорциональность». В противном случае, Бундесбанку предписано «очистить свой баланс» — т. е. продать все облигации, приобретённые в рамках программы ЕЦБ. Наряду с тем, ФКС особо отметил, что это его решение «не касается каких-либо мер финансовой помощи, предпринимаемых Европейским союзом или ЕЦБ в контексте нынешнего коронавирусного кризиса».

За это решение проголосовали семеро из восьми членов Второго Сената ФКС.

Уже вечером того же вторника агентство Euronews опубликовало на своём сайте сообщение, озаглавленное: «Брюссель в шоке от решения суда в Карлсруэ». В нём, в частности, говорилось, что «решение Конституционного суда Германии ставит под сомнение все ключевые усилия учреждений Евросоюза по стимулированию еврозоны. До сих пор европейское право обладало превосходством над законодательствами стран-членов ЕС».

«Конституционный суд Германии для немцев обладает не меньшим авторитетом и влиянием, чем, например, папа Римский для католиков, — говорит известный немецкий политолог Александр Рар. — И вот впервые за всю послевоенную историю этот суд решил поставить под сомнение действия одного из важнейших европейских институтов — Европейского центрального банка. Происходящее иначе как эпохальным не назовешь. Сейчас трудно себе представить последствия такого шага, но уже ясно, что немецкие судьи нанесли сокрушительный удар по единству Евросоюза. Ситуация очень сложная, никто не знает, как повлияет решение немецкого Конституционного суда на обстановку в ЕС. Но важен сам факт того, что высший национальный судебный орган Германии осудил и фактически назвал неконституционной политику Европейского центробанка».

Уже на следующий день после оглашения вердикта КС депутат Европарламента от немецких «зелёных» Свен Гигольд направил председателю Еврокомиссии письменное обращение с просьбой начать процесс о нарушении Германией одного из основополагающих принципов соотношения права Евросоюза с национальным правом государств-членов (в соответствии с этим принципом, в случае коллизии нормы национального права и нормы права ЕС преимущественную силу имеет последняя).

Как сообщили в субботу, 9 мая, немецкие СМИ, председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен (до избрания на этот пост в декабре 2019 года она занимала должность министра обороны ФРГ. — С. Д.), подтвердив получение обращения Свена Гигольта, заявила, что «решение Конституционного суда Германии в настоящее время детально анализируется, и на основе этого анализа будут предприняты последующие шаги — вплоть до возбуждения процедуры о нарушении».

(За нарушения европейского законодательства Еврокомиссия вправе накладывать на страны-члены ЕС денежные штрафы. Но по состоянию на конец марта текущего года против Германии было возбуждено 76 дел о нарушениях; так что 77-м делом Федеративную Республику вряд ли можно напугать…)

Читайте также
Киев ликует: Украина знает, как окончательно добить «Северный поток-2» Киев ликует: Украина знает, как окончательно добить «Северный поток-2» «Незалежная» все поставила на срыв российско-европейского газового сотрудничества

По оценкам британского журнала деловых кругов Capital Finance International, «В своей первоначальной реакции ЕЦБ, похоже, не впечатлился решением немецкого Конституционного суда и заявил, что планирует придерживаться предыдущего решения Европейского суда, вполне обоснованно считая, что Люксембургский суд имеет более высокий правовой статус, чем Конституционный суд Германии. <…> Наряду с тем эксперты отмечают, что немецкий суд обладает юрисдикцией в отношении Бундесбанка и может обязать этот банк прекратить своё участие в программах покупки активов Европейским центробанком. А без полной поддержки Бундесбанка — безусловно, важнейшего акционера ЕЦБ, — роль Европейского центробанка была бы сведена к минимуму. Хотя опасения немецких судей можно легко понять, принимая во внимание фобию их страны в отношении долгов и бюджетного дефицита. Это их решение может непреднамеренно ускорить создание „трансферного Союза“ (схема перераспределения средств из богатых и процветающих государств в бедные страны сообщества. — С. Д.), которого опасаются более процветающие северные страны-члены ЕС. Существует только два способа финансирования восстановления экономики, разрушенной пандемией коронавируса: один — это создание денег из ничего, а другой — усиление финансового давления на Север, чтобы высвободить наличные деньги для менее обеспеченного Юга. <…> Поскольку экономика Европы погружается в почти непостижимые глубины, сейчас не самое подходящее время для того, чтобы заниматься юридическими придирками. Евросоюз должен действовать быстро и решительно, чтобы не допустить того, чтобы пандемия вбила ещё более глубокий клин в разрыв между Севером и Югом».

По мнению Александра Рара, «Конечно, сейчас в Европейском центробанке скажут: нам Конституционный суд Германии не указ. Мы — Европа. Однако Германия — тоже Европа. Более того, самая сильная её экономика. Берлин может выйти из игры, отказавшись поддерживать политику ЕЦБ. И что тогда? Решение немецкого ФКС может стать моделью поведения для других стран, теперь они не побоятся принимать схожие решения. И это будет ещё одним ударом по структуре ЕС. После нынешнего кризиса Брюсселю придётся приложить колоссальные усилия, чтобы заново консолидировать союз. И получится ли это, сейчас сказать сложно».

Германия

Новости России: Зюганов: капитализм не в состоянии справиться с пандемией

Последние новости
Цитаты
Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Леонид Хазанов

Эксперт-экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня