Политика / Власть
5 июня 19:40

Плебисцит: имитация имитации, или «Обнажение» авторитаризма

О голосовании по поправкам к Конституции

2888
Плебисцит: имитация имитации, или «Обнажение» авторитаризма
Фото: Пресс-служба ЦИК России/ТАСС

В своем содержательном аспекте поправки в Конституцию являются определенным вектором, по которому и будет строиться будущее России. Это — четко очерченное направление, в котором и двинется «путинский режим» к своему краху — о чем уже сейчас свидетельствует та формальная заданность, в соответствии с которой и будет проведен «недореферендум» (ибо, не устаю напоминать, даже такой формы как плебисцит в нашей Конституции нет).

И это уже само по себе важный сигнал: власть, чтобы утвердить поправки, не стала идти путем, предусмотренным Конституцией, а, по сути, изобрела новый, что выдает ее, власти, неуверенность в исходе классического референдума, да и нормального плебисцита тоже. По сути, получается, что Кремль уже откровенно игнорирует народное волеизъявление, которое становится чистой формальностью, заранее известной, поскольку мы уже живем по новой Конституции.

То, что поправки будут непременно «одобрены» народом, для власти — свершившийся факт. И, надо думать, он был таковым уже в тот момент, когда президент России Владимир Путин озвучил несколько поправок в послании Федеральному собранию. На это указывает и то, что исполняющим обязанности премьера во время его болезни был назначен первый вице-премьер Андрей Белоусов президентским указом, что соответствует уже параметрам нового Основного закона, и то, что в пояснительной записке к своему законопроекту о внесении изменений в закон об образовании президент сослался на статью новой Конституции. Подчеркну: за которую еще не проголосовал народ.

Читайте также
Америка на коленях: Беспорядки в США глазами политолога из Миннесоты Америка на коленях: Беспорядки в США глазами политолога из Миннесоты Стефен Эберт о белых, встающих на колени, Трампе, гражданской войне и расизме

«Это нормально, поскольку эти поправки на повестке дня. Это же тезис. И поэтому совершенно нормально, что на них ссылаются и к ним обращаются. Здесь нет никакого подвоха и никаких юридических ошибок», — прокомментировал этот прецедент пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, держась строго в рамках логики, заданной моделью «имитационной демократии», по которой и «вершилась» вся «политика» в России последние 20 лет.

Но вот объяснения самого президента показали, что эти принципы стали существенно трансформироваться (или деформироваться): «Некоторые вещи мы уже имплементируем в жизнь даже до принятия поправок в Конституцию. И это говорит о том, что те поправки, которые предлагались, в том числе и рабочей группой, они востребованы, просто абсолютно востребованы условиями нашей сегодняшней жизни», — заявил Путин в ходе совещания с рабочей группой по подготовке поправок в Основной закон.

То есть что получается — востребованность ставится выше… Хотя, собственно, чего? Конституции? Так по оной и сама форма плебисцита неконституционна, и голосование пакетом за все поправки — тоже неконституционны. Все держится… на слове президента, что поправки вступят в силу, только после того, как народ их одобрит. Но если и так известно, что народ «проголосует» за, зачем ждать? Чтобы соблюсти законность? Но ее не было изначально. Поэтому не стоит удивляться тому, что вступление в силу новой Конституции опередило само голосование по ней.

Стоит удивляться тому, что Кремль все еще пытается выдержать — хоть как-то! — модель «имитационной демократии», для которой важна сама процедура, чтобы действия власти имели вроде бы как правовой статус. И в данном случае то, что даже не соблюдаются формальные признаки, явно свидетельствует о том, что модель «имитационной демократии» начинает рассыпаться, как изношенный механизм.

В пользу этого говорит и свод правил, выработанный специально для «недореферендума» (видимо, не без умысла, чтобы приставку «недо» было уже от сего действа не отделить!): «Правила всенародного голосования по поправкам к Конституции, производят удивительное впечатление. Одна часть нововведений представляет собой список невыполнимых на практике санитарных мер вроде измерения температуры всех голосующих (будут ли лишать права голоса граждан с повышенной температурой?), постоянной дезинфекции участков и самих членов комиссий.

Другая похожа на подробную инструкцию по фальсификации — паспорта показывать только на расстоянии, номера паспортов в отчетную форму не записывать, голосовать надомно-дистанционно несколько дней подряд без соблюдения соответствующих процедур, убрать закрытые кабинки, отменить наблюдателей от общественности и политических партий. Очень похоже на процедуру выборов или плебисцитов в банановых республиках начала ХХ века. В условиях современной Латинской Америки подобное издевательство уже не проходит", —констатирует в своем телеграм-канале политолог Борис Кагарлицкий.

Но даже с такими инструментами Кремль все равно спешит, причем так серьезно спешит, даже не страшась коронавируса, точнее, наоборот, пользуясь его прикрытием: «Единственная причина, по которой 1 июля будет проведено голосование по поправкам, состоит в том, что это голосование необходимо провести в чрезвычайных обстоятельствах полукарантина. Чтобы можно было арестовать любого Азара, выступающего против. Чтобы можно было голосовать шесть дней до и шесть после, и пойди проверь, кто, когда и как голосовал. Чтобы не было наблюдателей и ночи подсчета голосов. То есть — чтобы можно было провести голосование по совершенно ублюдочной процедуре и оправдать это заботой о здоровье граждан», — негодует в своем Фейсбуке политолог Кирилл Рогов.

То есть если раньше власть вытягивала имитацию законного действа, то теперь она уже пытается имитировать саму эту имитацию.

Почему? Ответ прост: модель «имитационной демократии» больше не работает. Чтобы выиграть выборы, в данном случае получить нужный результат по плебисциту, теперь того инструментария, который был, уже недостаточно. Кремль не уверен, что даже с админресурсом, госпропагандой, фальсификациями, принуждениями бюджетников поставить нужную галочку и так далее — он сможет выиграть. А все потому, что народ стал медленно, но верно разочаровываться во власти, что отразилось на уровне доверия народа прежде всего к Владимиру Владимировичу, который стал напоминать какую-то нисходящую кривую.

Читайте также
Нина Останина: КПРФ напишет свою Конституцию, а о судьбе Платошкина не переживайте Нина Останина: КПРФ напишет свою Конституцию, а о судьбе Платошкина не переживайте Коммунисты проведут «народный референдум», чтобы принять свою Конституцию

Так, согласно последнему опросу «Левада-центра"*, рейтинг доверия президенту (открытый вопрос) составил всего 25%, упав за пару недель на 3%. Что, исходя из сложившейся кризисной ситуации из-за коронавируса и карантинных мер и, соответственно, мизерных мер господдержки, вполне симптоматично. И одновременно страшно для власти, поскольку именно фигура президента символизирует собой систему, одновременно являясь ее «цементирующей» силой. Нет Путина — нет режима, нет «системы РФ» (определение Глеба Павловского), так можно перефразировать известный афоризм. А теперь эта фигура престала играть роль «щита» для элитных групп. Более того: она становится токсичной, маркером провала и нищеты.

«Мне кажется, что граждане устали от бестолковости власти, от того, что они видят, пусть даже не осознавая этого умом, но чувствуя всем своим сердцем, что власть имущие конкурируют за место под солнцем, а вовсе не состязаются в том, чтобы помочь народу, помочь врачам и оказать поддержку стране. И безусловно, люди полагают, что за все это ответственен Путин. Я тоже считаю, что Путин несет прямую ответственность за тот хаос, который царит в стране», — отмечает политик и журналист Максим Шевченко.

И сейчас можно констатировать, что страна входит в фазу крушения «путинизма», когда народ уже не видит опоры в президенте, по сути, не доверяет ему. Именно поэтому Кремль вынужден прибегать к имитации даже «имитационной демократии», что, учитывая то, что новый Основной закон заработал уже до народного одобрения, является как бы снятием покров с этой самой «имитационной демократии», «обнажением» именно той модели, по которой мы и жили все последние 20 лет — умеренной автократии, которой в связи с текущими процессами, а прежде всего с депутинизацией общества, не останется ничего другого, кроме как перейти к своей жесткой версии.


* АНО «Левада-Центр» внесена Минюстом в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

Последние новости
Цитаты
Владимир Новиков

Заведующий отделом Кавказа Института стран СНГ

Леонид Калашников

Политик, депутат Госдумы РФ

Сергей Левченко

Экс-губернатор Иркутской области, член Президиума ЦК КПРФ

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня