В НАТО предупредили Китай и Россию: Не надо против нас дружить

Столтенберг объяснил, с какими новыми вызовами альянсу придется столкнуться в будущем

5682
На фото: генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг
На фото: генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг (Фото: DPA/ ТАСС)

Тесное сотрудничество России и Китая представляет серьезную угрозу для НАТО, на которую придется реагировать. Об этом в ходе видеоконференции о будущем Североатлантического альянса заявил его генеральный секретарь Йенс Столтенберг.

По его словам, НАТО беспокоит, что Китай скоро «станет крупнейшей экономикой в мире». Беспокоит, что Китай имеет «второй крупнейший оборонный бюджет». Что он «вкладывает значительные инвестиции в современный военный потенциал», в частности, в ракеты, которые «могут долететь до всех стран-членов НАТО».

Китай активен в киберпространстве, расширяет присутствие в Арктике и Африке, а также опережает Запад в создании инфраструктуры информационных сетей 5G. К тому же, все больше сотрудничает с Россией, которая «стремительно наращивает военную мощь».

Все это, по выражению Столтенберга, может иметь последствия для безопасности союзников. Поэтому альянс (хоть и не считает, по словам генсека, Китай своим противником) должен реагировать на рост влияния Пекина и на его дружбу с Москвой.

Каким может быть это «реагирование», и почему в альянсе вдруг озаботились российско-китайскими связями «СП» рассказал ведущий специалист кафедры международной политики и зарубежного регионоведения РАНХиГС Роман Файншмидт:

Читайте также
Forbes раскрыл военную тайну российского подводного флота Forbes раскрыл военную тайну российского подводного флота Сможет ли перспективная «Колумбия» посрамить российский «Борей»

— На самом деле, Китай и США (а в НАТО «первая скрипка» у американцев, как известно) не могут друг друга полноценно рассматривать в качестве врагов. Они являются конкурентами.

Столтенберг говорит, что китайская экономика является второй экономикой планеты. Однако если считать ВВП с паритетом покупательской способности, то Китай уже первый.

С другой стороны, Китай и США являются взаимозависимыми экономиками. То есть, в рамках современной экономической системы ни США не могут прожить без Китая, ни Китай не может активно развиваться без США. Поэтому говорить здесь с позиции «враг-друг» не совсем логично.

Сейчас мы живем в интересную эпоху — эпоху, формирующегося биполярного мира. Причем, до сих пор стоит вопрос, окончательно ли он сформируется. Биполярная эпоха уже существовала с 1945 по 1991 год, когда отдельно развивалась капиталистическая система, и отдельно — социалистическая. Было, правда, еще движение неприсоединения, но его мы брать в расчет не будем, поскольку оно не имело большого значения.

Социалистическая система жила по своим правилам и фактически независимо от капиталистической системы, которая также развивалась самостоятельно и практически не взаимодействовала со странами соцлагеря. Исключением была Югославия. И, как ни странно, Китай, который одним из первых начал активно взаимодействовать с блоком капиталистическим, сохранив, при этом, ведущую роль КПК.

Сейчас же у нас формируется биполярная система, в которой все друг от друга зависят.

«СП»: — Поясните.

— Возьмем, регион Юго-Восточной Азии. Главными оппонентами на политическом фоне здесь являются Китай — с одной стороны. С другой стороны — Япония, Южная Корея. Можно еще отдельно выделить Тайвань, который не относится к признанным государствам, но, опять-таки, в политическом контексте является оппонентом Китая. А также социалистический Вьетнам, у которого с КНР, напомню, есть очень серьезный территориальный спор за острова в Южно-Китайском море.

И все эти страны, тем не менее, очень активно взаимодействуют с Китаем, если мы посмотрим, например, статистику по торгово-инвестиционному сотрудничеству.

То есть, вряд ли можно тут говорить о каких-то врагах — с врагом не сотрудничают. Скорее, мы можем говорить о каких-то конкурентных началах, причем, о конкурентных началах, которые очень активно прослеживаются именно в политической сфере.

В экономической сфере они стали проявляться только в отношениях между Китаем и США. Потому что США реально увидели, что китайская экономика за счет, опять же, активности США, умудряется еще, что называется, форсировать свое развитие. И чем сильнее американская экономика, тем сильнее и китайская.

Американцы поняли, что с этим нужно как-то бороться и как-то, в принципе, менять стратегию экономического сотрудничества. Поэтому даже изменился концепт, например. Если раньше был концепт Азиатско-Тихоокеанского региона, то теперь — Индо-Тихоокеанского региона, в рамках которого больше внимания предполагается уделять не Китаю и инвестициям в Китай, а другим странам.

«СП»: — Но Столтенберга, как главу военного блока, как раз больше волнует силовая составляющая. Понятно, что он ретранслирует мнение и пожелания американцев, для которых альянс Москвы и Пекина всегда был очень нежелательным. Но что тут может сделать НАТО? В конце концов, почему НАТО можно развиваться и укреплять военную мощь, а другим нельзя?

— Это достаточно радикальный подход к анализу международных отношений. Нельзя не признать, что НАТО имеет свои собственные интересы. Эти интересы, прежде всего, закладывают необходимость доминирования Североатлантической системы отношений в рамках региона.

Опять-таки, Китай, развивая свою стратегию «Один пояс — один путь», отчасти стал затрагивать интересы Запада. Скажем, такие страны, как Болгария, Венгрия, они являются членами НАТО, но при этом активно взаимодействуют с Пекином в рамках проекта «Один пояс — один путь». И это, конечно, заставило НАТО задуматься. И спланировать свою политику, например, в отношении безопасности технологий так, чтобы технологии европейских стран и, прежде всего, разрабатываемые в рамках Альянса, не перешли Китаю.

Что касается России, то Россия пытается развивать все-таки самостоятельную внешнюю политику, которая будет независима и от НАТО, и от Китая. Точнее сказать, что Москва и Пекин имеют определенные общие интересы и готовы, с учетом этих интересов, развивать стратегическое партнерство. Но мы не говорим о военном альянсе.

Я так понимаю, в альянсе чувствует формирующуюся биполярность мира. И считают, что на одном полюсе они сами и страны Индо-Тихоокеанского региона, заинтересованные в сотрудничестве с США. А на другой стороне — Китай, и, судя по всему, НАТО также хочет записать сюда Россию. Могу даже предположить, что альянс способен прибегнуть к провокации, чтобы, как они говорят, «нивелировать эту угрозу». Но это маловероятно.

«СП»: — Почему вы так считаете?

— Есть ряд политиков, которые не обладают таким биполярным мышлением. Причем, политиков в странах НАТО — в той же Италии. Или тот же президент США Дональд Трамп… То есть, биполярное мышление есть, но Россия этом контексте необязательно является сателлитом Китая. Она, скорее, рассматривается как мощный и выгодный партнер, который, в принципе, может занять достаточно нейтральную позицию.

Читайте также
Выпил, покурил «травки» и пошел на Крым Выпил, покурил «травки» и пошел на Крым Почему украинские военные все чаще бегут на российскую территорию?

Другое дело, что сама структура НАТО активно продвигает биполярное видение, в котором наша страна относится к китайскому полюсу, что, на мой взгляд, не совсем корректно. И вместо дальнейшего диалога может только ухудшить отношения между Россией и НАТО, который и так находятся на очень низком уровне.

«СП»: — 50 лет назад Генри Киссинджеру удалось разобщить Китай и Советский Союз, и вернуть, таким образом, Америке ее стратегическое преимущество. Могут ли они подобные технологии использовать сейчас, чтобы вбить клин между Россией и Китаем?

— Предположу, что такие попытки будут. Но я бы не стал сопоставлять это с позицией НАТО, а связал бы позицией США. Если победит тот истеблишмент, который выступает за то, что Россия, это сателлит Китая, то тогда такие попытки могут быть. И, возможно, они будут касаться вовлечения России в какую-либо конфликтную ситуацию в Восточноазиатском пространстве. А самый яркий конфликт, это конфликт в Южно-Китайском море.

То есть, если Россия в этой не совсем знакомой среде начнет притягиваться к одной или другой позиции, то потери могут быть непредсказуемыми.

Россия должна хладнокровно отнестись к тенденциям, имеющим место в восточноазиатском регионе. Исключение — вопрос Северной Кореи, учитывая, что КНДР находится слишком близко к границам РФ, и там другой подход должен быть. Конфликтов, которые к России не имеют отношения, России следует избегать, чтобы, действительно, не нарушить самостоятельность своей собственной внешней политики.

Последние новости
Цитаты
Герман Садулаев

Писатель, член КПРФ

Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Геннадий Зюганов

Председатель ЦК КПРФ

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня