Грядет эпоха Майи: Страны Молдавии больше не будет, а Приднестровье потеряем?

Чего ждать от нового президента бывшей союзной республики

62449
На фото: лидер партии "Действие и солидарность" (ПДС) Майя Санду
На фото: лидер партии «Действие и солидарность» (ПДС) Майя Санду (Фото: Вадим Денисов/ТАСС)
Материал комментируют:

По предварительным данным на выборах президента Молдовы побеждает лидер партии «Действие и солидарность» Майя Санду. За нее во втором туре, состоявшемся в минувшее воскресенье, проголосовало 57,75 процента голосов, за действующего президента Игоря Додона — 42,25 процента.

Сам Игорь Додон уже поздравил своего оппонента с предварительной победой на выборах главы страны.

«Предварительные результаты показали, что Майя Санду одержала победу. Я поздравляю ее с предварительной победой, но точка в избирательном процессе будет поставлена, когда будут проверены все сообщения о нарушениях», — заявил он на брифинге.

Санду уже объявила о своей победе.

Читайте также
Всеармянский «квест»: Кто готовит покушение на Пашиняна, как месть за поражение Всеармянский «квест»: Кто готовит покушение на Пашиняна, как месть за поражение Отстранить проигравшего премьер-министра не получилось, теперь его могут устранить

«Эта победа — наша общая победа, я горжусь своей командой и всеми молодыми людьми, которые приняли участие в голосовании», — подчеркнула она.

Как же это могло произойти? Неужели, Додон оказался плохим президентом, и молдаване решили не давать ему второго шанса?

И что теперь? Чего ждать от Санду, учитывая, что она не только проевропейски настроенная, но и гражданка Румынии и не скрывает унионисских убеждений? А чего ждать Приднестровью? Ведь Санду также не скрывала намерения требовать замены российской миротворческой миссии интернациональной…

— Да, можно говорить о безоговорочной победе Санду. Уже ничего не изменится, — констатирует исполнительный директор молдавского филиала «Изборского клуба» политолог Владимир Букарский.

— Теперь всё будет зависеть от того, насколько Санду удастся взять под контроль административный ресурс. Это будет во многом зависеть от результатов следующих парламентских выборов.

«СП»: — А какими, по-вашему, они могут быть?

— Безусловно, Санду и её партия «Действие и солидарность» попробуют закрепить свой успех. С другой стороны, социалисты оправятся от шока и будут полны стремления взять реванш, тем более что за Игоря Додона во втором туре проголосовал достаточно большой процент населения — 690 тысяч человек.

Задача социалистов на сегодня — удержать этот сегмент в своих руках. Что касается Ренато Усатого, он сильно подорвал свои позиции на левом фланге, открыто поддержав Майю Санду. В результате даже в Бельцах — северной столице Молдовы, где Усатый является мэром, и где проживает (или проживало) ядро его сторонников, Додон во втором туре одержал победу вопреки призывам Усатого голосовать против действующего президента. Более того — Додон во втором туре в Бельцах получил больше голосов, чем сам Усатый в первом туре.

«СП»: — Почему провалилась ставка Додона на запугивание румынской угрозой? Означает ли победа Санду, что большинство молдаван не против присоединиться к Румынии?

— Я думаю, что ничего хорошего Молдову при Санду не ждёт. Она будет последовательно проводить политику перехода Молдовы под полное внешнее управление Запада. Что касается объединения с Румынией, пока эти взгляды разделяет меньшинство населения, пусть даже весьма солидное — порядка 30%. С другой стороны, фактором молдавской политики стала европейская диаспора, настроенная радикально прозападно. И возможно, если противники присоединения к Румынии не мобилизуются, голосов диаспоры на референдуме станет достаточно для того, чтобы полностью лишить Молдову государственности.

«СП»: — Что может принести победа Санду Приднестровью, и чего ожидать от нее России?

—  К сожалению, политика Игоря Додона в отношении Приднестровья не отличалась последовательностью. Ему так и не удалось установить стабильные отношения с приднестровским руководством и заручиться устойчивой поддержкой населения Приднестровья. Был допущен и ряд фатальных ошибок, как например одобрение создания совместных молдавско-украинских таможенных постов на украинской границе с Приднестровьем. Тем не менее, Додон не позволял себе атак в отношении российских миротворцев, и по крайней мере в заключительный период своего мандата выстраивал отношения с главой Приднестровья Вадимом Красносельским. А что касается Санду, она и ее команда не скрывают своего крайне враждебного отношения не только к «приднестровским сепаратистам», но и к российским военнослужащим, выполняющим миротворческую миссию на Днестре и охраняющим оружейные склады бывшей 14-й армии.

Она открыто заявила, что первым же требованием к Путину в ходе ее визита станет вывод российских военнослужащих с территории Молдовы. В ходе интервью украинскому журналисту Дмитрию Гордону она назвала российский контингент «фактором нестабильности для Молдовы, Украины и Европы». Следует ожидать интернационализацию приднестровской проблемы и многократного усиления дипломатического давления на Москву и Тирасполь.

Что касается отношений с Россией, Санду будет активно встраивать Молдову в антироссийскую Балто-Черноморскую дугу. Она будет солидаризироваться и с антироссийскими санкциями ЕС, и с политикой Украины, Румынии и Польши в отношении России. И в первую очередь, как я уже отметил, следует ждать интернационализации проблемы Приднестровья, вплоть до антироссийских речей с трибуны Генеральной ассамблеи ООН, высылки российских дипломатов, депортаций российских журналистов из Кишинёва и так далее.

— Додон не был плохим президентом, он был никаким президентом, — считает доцент политологии Финансового университета при правительстве РФ Геворг Мирзаян.

— Пустым. Не сделал ничего запоминающегося, не предложил Молдавии никаких новых смыслов. А молдавский-то народ хотел перемен, какой-то новой политики, новых лиц, пусть даже со старыми лозунгами. В итоге получилось, что Додон не приобрел новых сторонников, но при этом из-за своего поведения (иногда и оскорбительного для молдаван) растерял старых.

«СП»: — В парламенте, тем не менее, большинство у социалистов и ДПМ. Сможет ли Санду что-то сделать в такой ситуации? И как может поменяться расклад после 2023 года?

— При чем тут 2023 год? В стране готовятся к досрочным выборам в парламент, и они, скорее всего, будут в 2021 году. Тем более что нынешний парламент недееспособен, и у правящей коалиции нет устойчивого большинства. Скорее всего, Санду постарается капитализировать свой успех и на досрочных парламентских выборах получить для младоевропейцев парламентское большинство.

«СП»: — Есть ли риск ухода в Румынию?

— Есть, он всегда был. Но тут есть три момента. Во-первых, большинству молдаван в общем-то все равно. Заметьте — народ избрал президентом человека, который государственным языком страны называет румынский. Во-вторых, у молдаван уже есть румынские паспорта, и они уже пользуются большинством благ как граждане Румынии. В-третьих, нужно понимать, что интеграция в Румынию невозможна без решения приднестровского вопроса. То есть от Приднестровья нужно либо отказываться, либо его возвращать как-то. Но как, если гражданам Приднестровья это не нужно?

«СП»: — И чего ожидать Приднестровью? Смог ли Додон хоть немного приблизить решение приднестровского вопроса? И сможет ли Санду?

— Додон решения приднестровского вопроса не приближал. Более того, среди населения Приднестровья были распространены слухи о том, что Москва готова сдать Приднестровье Молдавии как своего рода подарок «пророссийскому» Додону. И когда этого не произошло, жители самопровозглашенной республики выдохнули.

Читайте также
Киев просит Байдена и Эрдогана помочь вернуть Крым Киев просит Байдена и Эрдогана помочь вернуть Крым Украина создает широкую коалицию для «деоккупации» полуострова

Что же касается Санду, то у нее два пути. Первый — реинтегрировать Приднестровье через мягкую силу, через евроценности и реформы в Молдавии. Учитывая пассивность Москвы, вполне реальный. Второй — потребовать вывода российских миротворцев, пойти на конфликт, поднять градус и (учитывая невозможность России попасть в Приднестровье минуя Молдавию или Украину), поставить Кремлю ультиматум. В надежде на то, что Кремль отступит — как отступил в Карабахе.

«СП»: — А Додон вообще был пророссийским или только так казалось? Можно ли говорить о том, что мы «потеряли Молдавию»?

— Додон не был пророссийским, мы его таковым считали. Он был за себя. Что он такого сделал для России в ходе правления? Ничего особенного и не сделал. У России вообще странное понимание «пророссийских политиков». Связанное с тем, что у нас нет структурированной политики на постсоветском пространстве. А Молдавию мы давно потеряли. Поэтому и должны были сосредоточиться на том, чтобы не потерять Приднестровье.

«СП»: — Чего теперь России ждать от Санду? Получится ли вообще установить с ней диалог?

— Диалог-то установим, но будет ли он конструктивным? Ждать от Санду нужно то, что скажут ей внешние спонсоры. Скажут качать Приднестровье — будет качать. Скажут сидеть ровно и не отсвечивать — ответит «рада стараться». Молдавия — это поле российско-западного конфликта. Будем конфликт — сойдемся там. Ну или, точнее, Запад сделает все для того, чтобы там сойтись. Ведь это очень неудобное поле для России.

Последние новости
Цитаты
Игорь Гундаров

Доктор медицинских наук, профессор, академик РАЕН, демограф

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Евгений Сатановский

Президент Института Ближнего Востока

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня