Путин и Эрдоган готовятся нажать на атомную кнопку

Что на самом деле могут обсудить президенты двух стран в ходе телемоста 10 марта?

8025
На фото: президент России Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган (справа налево)
На фото: президент России Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган (справа налево) (Фото: Михаил Метцель/ТАСС)

Ориентировочно 10 марта между президентами России и Турции может быть проведен телемост. Об этом сообщил представителям СМИ пресс-секретарь Владимира Путина. По словам Дмитрия Пескова, в ходе онлайн-встречи лидеры примут участие в церемонии заливки бетона в основание третьего реактора первой в Турции атомной электростанции «Аккую». Ее в рамках подписанного Россией и Турцией в мае 2010 года межправительственного соглашения возводит более чем на 99% принадлежащая «Росатому» компания «Аккую нуклеар».

На вопросы о том, будут ли президенты двух стран проводить какие-либо переговоры до или после церемонии, Дмитрий Песков прямого ответа не дал, напомнив, что совсем недавно лидеры России и Турции провели весьма обстоятельный телефонный разговор на высшем уровне. «Каких-то других субстантивных переговоров, помимо тематики „Аккую“, не планируется, если иного не посчитают необходимым президенты», — заключил Песков.

Впрочем, некоторые аналитики предполагают, что онлайн-церемония — не более чем повод для решения других, более насущных вопросов. И на самом деле его главной целью вполне может быть некий политический торг по так называемому «армянскому кейсу», поскольку слишком уж «мелковата» официально озвученная тема для столь серьезного мероприятия, как телемост между президентами. Для этого вполне хватило бы и кого-то рангом пониже вроде премьер-министров, а то и министров энергетики.

Читайте также
США: «Если бы Ереван ударил «Искандерами» по базам «Байрактаров», Карабах устоял» США: «Если бы Ереван ударил „Искандерами“ по базам „Байрактаров“, Карабах устоял» Тайные причины конфликта Пашиняна и Генштаба Армении

Напомним, с 25 февраля Армения, считающая себя проигравшей стороной в недавнем военном конфликте с поддерживаемым Турцией Азербайджаном за контроль над непризнанной республикой Арцах (Нагорный Карабах), погрузилась в очередной внутриполитический кризис.

— Я, честно говоря, сильно сомневаюсь, чтобы два таких серьезных актора международных отношений, как Россия и Турция, свели бы все свои дела только к происходящему в Армении, — поделился своей точкой зрения профессор СПбГУ, эксперт по актуальным проблемам современных международных отношений и военной безопасности на постсоветском пространстве, доктор исторических наук Ниязи Ниязов. — Конечно, то, что там происходит, волнует Россию, поскольку завязано на региональную безопасность, но общие интересы России и Турции гораздо шире.

Возможно, Армения так или иначе будет затронута в ходе предстоящего телемоста, но я не уверен, что это мероприятие инициировано исключительно ради обсуждения дел в этой стране. Скорее, я даже убежден в обратном. В том, что собственная повестка дня, вопрос взаимодействия России и Турции на Ближнем Востоке, гораздо важнее, чем пресловутый «армянский кейс».

Допускаю, что это может быть региональная безопасность в целом как таковая. Мы помним — соглашение от 10 ноября 2020 года и дальнейшие заявления президентов России, Турции и Азербайджана направлены на стремлении сторон создать новую систему регионального экономического сотрудничества. В которую планируется вовлечь Иран, Грузию и ту же Армению.

Перспективы создания подобной системы в интересах перечисленных стран, полагаю, с большой вероятностью также будут обсуждаться в ходе телемоста. Понятно же, что те возможности, которые дают открытие коммуникаций и транспортного сообщения в регионе сулит хорошие экономические прибыли не только Турции и России, но и вообще всем странам так называемого «Большого Каспия».

Кстати, и само по себе строительство АЭС «Аккую» имеет очень большое значение для российской экономики, и не меньшее — для турецкой. Стороны здесь настроены на серьезное взаимодействие, суммы сделок тут в разы больше, чем то, что может получить каждая из стран от сотрудничества с Арменией.

«СП»: — Эта новая система регионального экономического сотрудничества, на что она может быть похожа? На ЕАЭС, Евразийский экономический союз? На Шанхайскую организацию сотрудничества, ШОС? И не превратится ли она в конечном итоге, учитывая недавние разговоры о стремлении Турции возродить «Великий Туран», в какой-нибудь военный блок вроде «Каспийского НАТО»?

— Скорее, как мне кажется, это будет некое дополнение системы ЕАЭС, что-то вроде «ЕАЭС+». Не знаю, насколько я окажусь прав, но мне думается, что по мере урегулирования карабахской проблемы с точки зрения налаживания путей сообщения, обеспечения жизни в Нагорном Карабахе и восстановления его разрушенных районов вопрос вступления Азербайджана в ЕАЭС становится все более реальным. Если это произойдет, то туда с большой долей вероятности подтянется и Турция, которая давно проявляет интерес к этому союзу.

Та железная дорога, которая должна пройти из Турции через территорию азербайджанского Нахичеваня, Армению и снова Азербайджан в Россию как раз и создает основу для такого экономического сотрудничества. Это будут не просто разговоры о торговле и ее расширении, это будет реальный торговый путь, на основе тесного сотрудничества всех перечисленных стран.

«СП»: — Получается, с вводом российских миротворцев на территорию Нагорного Карабаха тема «горячей точки» в районе Армении и Арцаха постепенно сходит на нет?

— Да, здесь, думаю, процесс выстраивания нормальной жизни будет набирать обороты. И, подчеркну, чем больше Россия с Турцией будут взаимодействовать, тем больше остальные, так сказать, малые, государства региона будут склонны к укреплению взаимосотрудничества, забывая прошлые обиды. В конечном счете, это в их же интересах, это шанс на экономическое развитие.

Читайте также
Каспий: Россия, Иран, Азербайджан могут навести пушки друг на друга Каспий: Россия, Иран, Азербайджан могут навести пушки друг на друга На юге назревает экологическая катастрофа, которая может привести к войне между прибрежными странами

«СП»: — Соответственно, если вынести за скобки Нагорный Карабах, получается, что для Турции и России прямых или опосредованных камней преткновения и причин для территориальных споров на Кавказе больше нет?

— В Нагорном Карабахе, честно говоря, наличие турецкого фактора пошло России на пользу. Чего греха таить, после событий 90-х годов прошлого века, когда расквартированный там 366-й мотострелковый полк сначала целиком и полностью оказался под контролем Армении, а потом участвовал в оккупации азербайджанских земель, вера в миротворческие возможности России на Южном Кавказе была серьезно подорвана. И сегодняшнее присутствие российских миротворцев в горной части Карабаха, а в его равнинной части, в Агдаме, наличие совместного российско-турецкого центр мониторинга ситуации создает некий баланс для развития сотрудничества Турции и России в регионе.

Реальность такова, что Турция не может обойтись без России на Южном Кавказе. Но, по большому счету, и Россия не может там обойтись без Турции. Дело ведь не только в присутствии миротворцев, необходимо еще и жизнь обустраивать. Не стоит забывать, что на Западе к нашей миротворческой миссии отнеслись хорошо только на словах, на деле же там многих не устраивает такое положение дел.

И если Россия хочет иметь серьезный вес в регионе, ей нужно иметь там не только военную компоненту, но еще и политическую с экономической. Нагорный Карабах, как мне кажется, в целом имеет все шансы стать той ареной, где сотрудничество России и Турции будет перспективным и успокаивающим. Чтобы все страны Кавказа строили отношения, направленные в будущее, а не опирались на противоречия столетней или тысячелетней давности.

Последние новости
Цитаты
Ольга Чудиновских

Заведующая Лабораторией экономики народонаселения и демографии МГУ

Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Федор Бирюков

Политик, общественный деятель

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня