Блокада Беларуси: Америка бьет по Китаю, а не по Лукашенко

Задержание Протасевича поможет США отсечь КНР от европейских рынков

4821
На фото: грузовые автомобили на Белорусско-Литовской границе (архивное фото)
На фото: грузовые автомобили на Белорусско-Литовской границе (архивное фото) (Фото: Наталия Федосенко/ТАСС)

Евросоюз продолжает обсуждать новые санкции против режима Лукашенко. Уже понятно, что в сфере транзитных авиаперевозок Беларусь понесет серьезные потери. Но не исключено, что Запад пойдет еще дальше и объявит «последней диктатуре Европы» полную транспортную блокаду. По сообщениям Bloomberg и Reuters, ЕС рассматривает такой вариант.

Более того, в администрации президента Франции Эммануэля Макрона тоже заявили, что новый пакет ограничительных мер против Беларуси может предусматривать ограничение всего транспортного сообщения с ней — и воздушного, и наземного.

Обратите внимание: речь идет не только о пассажиропотоке. Полная транспортная блокада означает и остановку движения грузов. Тех, которые Беларусь сама экспортирует на Запад, и тех, которые идут через её территорию транзитом. И этот факт наталкивает на мысль, что «шаманские пляски» вокруг Романа Протасевича связаны с геополитическими интересами США.

Почему бы не воспользоваться ситуацией для ограничения торгово-экономического потенциала Китая, который рассматривает Беларусь как часть проекта Нового шелкового пути?

Идея полной транспортной блокады в ответ на действия Лукашенко кажется нелогичной, даже абсурдной. Допустим, Европа ограничивает воздушное сообщение с Минском, опасаясь за безопасность своих граждан. Но кому угрожает движение железнодорожных составов из Беларуси? Некоторые эксперты и журналисты напрямую связывают экстренную посадку самолета Ryanair с попыткой перекрыть одну из важных для китайцев транспортных артерий.

Читайте также
Признание Крыма и авиабаза: Лукашенко перед трудным выбором Признание Крыма и авиабаза: Лукашенко перед трудным выбором Изоляция со стороны Запада может, наконец, подтолкнуть Минск к углублению интеграции с Россией

Об этом, в частности, заявил известный украинский политолог Михаил Чаплыга. Чуть позже его слова повторил блогер Анатолий Шарий. Оба, кстати, в этом контексте вспомнили Януковича — дескать, перед Украиной в 2013—2014 годах тоже маячила перспектива обогатиться за счет несметных транзитных потоков из Китая. Чтобы этого не допустить, западные спецслужбы якобы и организовали Майдан.

Если следовать этой логике, с Беларусью в прошлом году происходило то же самое. Пекин определенно видел угрозу в массовых выступлениях против Лукашенко (не случайно Си Цзиньпин одним из первых поздравил его с победой). South China Morning Post обращала внимание на то, что свержение «диктатор» угрожает китайским инвестициям и планам по развитию торговли с Европой. «Если мы всё-таки будем наблюдать смену правительства и приход к власти оппозиции, это в перспективе может стать проблемой для проектов „Одного пояса“ в Беларуси, особенно если новое правительство начнёт сильнее склоняться к Западу», — отмечал в комментарии для издания политолог и доцент Норвежского университета Тромсё Марк Лантень.

Лукашенко для Китая — во всех отношениях выгодный партнер. Авторитарный, прагматичный, поддерживающий все инициативы Поднебесной. В китайском векторе Батька видел возможность ослабить зависимость от России, найти новую точку опоры, которая помогла бы ему более уверенно чувствовать себя в бесконечных переговорах с Путиным. И хотя объемы прямых инвестиций КНР в Беларусь остаются довольно скромными (особенно на фоне капиталовложений со стороны России), сотрудничество между двумя странами все же развивается.

Лукашенко в августе прошлого года устоял. И даже, казалось бы, перехватил инициативу у белорусской оппозиции. Надежды на смену режима по рецептам «цветных революций» окончательно растаяли после того, как Тихановская и компания провалили начало так называемой «протестной весны» — люди на улицы не вышли. Теперь, по словам самого Батьки, Запад переходит к «этапу удушения». С одной стороны — удушения экономики Беларуси, с другой — удушения китайского проекта «Один пояс — один путь» на конкретно взятом направлении.

Примечательно, что накануне задержания Протасевича произошло еще одно знаковое событие: министр иностранных дел Литвы Габриэлюс Ландсбергис заявил о выходе его страны из формата «17+1», который был создан по инициативе Китая в 2012 году. В рамках этого формата Пекин стремится выстраивать отношения со странами Центральной и Восточной Европы, продвигая все тот же Новый шелковый путь. «Больше не существует такой вещи, как „17+1“, поскольку Литвы там теперь нет, — заявил Ландсбергис. — С нашей точки зрения, Евросоюзу пора перейти от разделяющего формата „16+1“ к более объединяющему и, следовательно, более эффективному формату „27+1“. ЕС является самым сильным, когда все 27 государств — его членов действуют сообща, вместе с институтами Европейского союза».

Предложение министра иностранных дел Литвы звучит довольно странно, если учесть, что некоторые участники формата «16+1» не входят в состав ЕС. Но ход мыслей Ландсбергиса понятен: союзный центр должен директивно ограничить поток китайских инвестиций в Европу и минимизировать объемы торговли с КНР, руководствуясь соображениями «национальной безопасности».

Литовский подход уже оценили в других странах. Депутат Европейского парламента от Эстонии Урмас Паэт считает, что пример Вильнюса должен послужить примером для остальных членов ЕС. «Это правильный шаг со стороны Литвы. Еще важнее, если бы Эстония и Латвия, а также и остальные страны ЕС, участвующие в формате „17+1“, поступили так же. Эстония и другие страны ЕС должны были бы сосредоточиться на формировании единой политики ЕС в отношениях с Китаем», — отметил Паэт. Вслед за этим министр иностранных дел Эстонии Эва-Мария Лийметс заявила, что её страна уже понизила свое участие в китайской инициативе.

Антикитайские настроения в Прибалтике уже расцвели пышным цветом. Ни Литва, ни Латвия, ни Эстония уже не стремятся откусить кусок от большого инвестиционного пирога, который Пекин предлагает своим партнерам в Европе.

Таким образом, прибалтийская «ветка» Нового шелкового пути по факту обрублена. Украинская — тоже. А транспортная блокада Беларуси станет еще одним ударом по глобальным торгово-экономическим амбициям Китая. Потеря белорусского коридора не предполагает окончательный провал инициативы «Один пояс — Один путь». Китайцы — не дураки, они предусмотрительно не складывают все яйца в одну корзину. У них есть и другие варианты доставки своих грузов в Европу. К примеру, в обход Польши и Беларуси — через порты Ленинградской области. Этот путь минимизирует транзитные риски, поскольку Китаю и России не нужно договариваться с третьими странами.

Читайте также
Конфликт Европы с Лукашенко: Летчики вздрогнут от «прибалтийского угла» Конфликт Европы с Лукашенко: Летчики вздрогнут от «прибалтийского угла» ЕС может угробить в небе над Ригой, Таллином, Вильнюсом и своих, и чужих

Есть и южное направление. Еще в 2013 году был разработан маршрут под названием «Шелковый ветер»: Казахстан — Азербайджан — Грузия — Турция — Европа.

Есть старая-добрая Программа международного транспортного коридора Европа-Кавказ-Азия (TRACEКA). «Коридор ТРАСЕКА удачно расположен между основными товаропроизводителями в Азии и потребителями в Европе и, кроме того, этот маршрут более чем в два раза короче расстояния по основному трансокеанскому направлению от портов Японии до крупнейших западноевропейских портов», — отмечал вице-президент Союза транспортников России Валерий Шайкин.

Но существование альтернативных маршрутов не отменяют того факт, что блокада Беларуси не пойдет на пользу Китаю. Лукашенко это наверняка понимает и попытается склонить своего хорошего друга Си к более активной внешней политике, направленной на защиту официального Минска. Ситуация вокруг Беларуси, очевидно, станет одной из главных тем предстоящих переговоров Путина и Байдена в Женеве.

Но на китайско-американских переговорах она тоже будет «всплывать». Возможно, именно поэтому Вашингтон пока не спешить делать резких заявлений по поводу задержания Протасевича — эту карту надо грамотно разыграть, а не выбрасывать сразу.

Последние новости
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Алексей Рощин

Социальный психолог

Василий Мельниченко

Фермер, председатель Федерального сельсовета

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня