Политика
3 апреля 2013 07:58

Подвешенный Союз

Чиновники России и Белоруссии уже и не заикаются о создании единого государства

393

2 апреля исполнилось 17 лет с того дня, как Россия и Белоруссия заявили о своем желании создать единое государство. 2 апреля 1996 года был подписан договор об образовании Сообщества двух государств — России и Беларуси. Тогда, в середине 90-х, казалось, что вот-вот и заживем мы в едином государстве с одним президентом и парламентом. Потом последовала череда охлаждений, газовых и информационных войн. Сейчас ни о каком едином государстве ни российские, ни белорусские чиновники даже не заикаются. В лучшем случае звучат бесконечные словеса об интеграции, едином экономическом пространстве, совместных проектах. Однако на практике за этим скрывается множество не решаемых уже долгие годы противоречий между политическими элитами двух стран.

Да и большинство рядовых жителей наших стран уже вроде как начинают привыкать к «раздельному существованию». Возможно ли еще создание полноценного единого государства из России, Белоруссии, а в перспективе и Украины?

— Шанс всегда есть. В данном случае никогда нельзя говорить никогда, — считает писатель-футуролог, общественный деятель Максим Калашников. — До сих пор Российская Федерация все шансы упускала. Для нынешних руководителей России наша страна и так слишком большая. Им неудобно ей управлять. Поэтому объединяться с Белоруссией у правящей антинациональной элиты нет никакого стимула. Хлопотно, да и для чего так напрягаться?

Кроме того, Белоруссия для российской элиты — бельмо на глазу, напоминание о своей недееспособности. Ведь Россия — государство антипромышленное, в отличие от Белоруссии. Там, не имея ни месторождений нефти, ни серьезной западной помощи, сохранили практически все отрасли экономики. Обычно говорят: «Они это сделали на наши деньги». А почему же российские руководители, имея куда большие деньги от продажи энергоресурсов, практически развалили собственную промышленность?!

Наши правители на самом деле не хотят восстановления единого русского государства. Я вообще считаю, что русские и белорусы, как и украинцы — разные ветви одного народа. Но пока сидит в России власть, которая ведет «родословную» от Ельцина и Горбачева, никакого объединения не будет.

«СП»: — То есть вина исключительно на российской стороне?

— Нет, и белорусскому руководству можно высказать упрек. Батька Лукашенко с 2000-го года опустил руки. Москва не раз била. Хочу напомнить, что первая газовая война была не с Украиной, а с Белоруссией — в 2003 году. Самому верному своему союзнику Россия нанесла тогда удар ниже пояса. Лукашенко после того окончательно отказался от идеи играть на внутреннем политическом поле РФ, чтобы стать президентом единой страны. И начал превращаться в провинциального правителя. Это была ошибка. Кроме того, Лукашенко стал заигрывать с местными националистами, так называемыми «литовцами», которые мечтают о новом Великом княжестве Литовском. Таким образом, обе наши страны оказались в подвешенном состоянии — идею объединения не похоронили, но и не развивают как надо.

«СП»: — Как из этой ситуации можно выйти? Только путем смены российской элиты?

— Я надеюсь на то, что грядущий мировой кризис, который еще не набрал силы, примет настолько тяжелые формы, что нашим странам придется идти на воссоединение. В России тогда произойдут не самые приятные события — я не хочу их живописать. Но в противном случае нас ждет распад и смерть по одиночке. Достаточно посмотреть на статистику рождаемости во всех трех восточнославянских государствах. На Украине рождаемость около 1,5 детей на женщину детородного возраста. В России — 1,7. Но это — включая мигрантов и кавказские народы. Если же брать данные чисто по русским, то показатели будут почти такие же, как среди украинцев.

И в Белоруссии рождаемость низкая. Так что три ветви одного народа погибнут поодиночке.

Если же найдем силы сделать какие-то нетривиальные шаги, опираясь на свой исторический опыт, — выживем. Но только в составе нового Союза. Донбасс или Херсонщина для меня не меньшая, если не большая Россия, чем Кабардино-Балкария или Чечня. Грустный пока получается праздник.

— Проект союзного государства России и Белоруссии в свое время создавался на достаточно конъюнктурной основе, — считает декан факультета «Социология и политология» Финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. — В нем по-своему было заинтересовано как российское, так и белорусское руководство. Александр Лукашенко метил на то, чтобы возглавить объединенное государство. Но после прихода к власти Путина такие перспективы сильно «затуманились». Поэтому белорусская сторона потеряла интерес к этому проекту, за исключением тех экономических преференций, которые может дать союз с Россией. Но и российское руководство не сумело «продавить» белорусскую сторону в нужном ему ключе, после чего желание объединяться у него надолго исчезло.

В настоящий момент ситуация еще усложнилась. С одной стороны, Россия заявила о намерении создавать некое евразийское содружество. Но, столкнувшись с трудностями в этом направлении, российская политическая элита теперь обдумывает возможность восточнославянской интеграции. Поэтому ведет интенсивную работу с элитами Украины и Белоруссии. Пока, правда, без заметных успехов. Элиты этих стран «держат оборону» и не спешат объединяться. Разве что Украина из-за экономических проблем начинает потихоньку дрейфовать в сторону России.

С учетом внешней конъюнктуры попытки России «продавить» восточно-европейский альянс продолжатся. Для того, чтобы элиты наших ближайших соседей оказались более лояльны, есть определенные экономические предпосылки.

Но при этом нельзя не учитывать, что практически во всех республиках бывшего СССР ностальгия по единой великой стране уходит. Уходит поколение тех, кто жил в советское время. А молодёжь уже привыкла жить в новых условиях, в суверенных государствах. Поэтому объединение наших стран возможно разве что на экономической основе. По крайней мере, в ближайшей исторической перспективе.

«СП»: — Элиты Белоруссии и Украины противодействуют объединению только из боязни, что потеряют свой политическое и экономическое влияние, или есть более глубокие причины?

— В основе, конечно, экономический фактор. И в Киеве, и в Минске опасаются прихода на свое поле мощных российских игроков, которые подомнут под себя местные рынки. Поэтому, в частности, Лукашенко так долго противился приватизации белорусских предприятий.

«СП»: — Вы упомянули о том, что ностальгия о едином государстве в странах СНГ проходит. Но ведь у нас было многовековое совместное прошлое и до СССР. Возможно ли еще создание единого централизованного восточнославянского государства, или наши дороги все дальше расходятся?

— Мир вступил в эпоху турбулентности. Делать долгосрочные прогнозы сложно. Определенные тенденции налицо. Вот уже скоро четверть века мы живем порознь. Это накладывает отпечаток. Сказывается и процесс глобализации, который, с одной стороны, унифицирует разные страны и народы, а с другой - позволяет близким странам существовать автономно, «пересекаясь» лишь в определенных экономических моментах, не требующих объединения в единое государство.

Я бы не исключал, что, скажем, в связи с нарастанием напряженности в мире, идея единого государства трех восточнославянских народов будет реанимирована. И население при интенсивной информационной обработке очень быстро можно будет настроить определенным образом. Как показывает практика, манипулятивные идеи сейчас очень развиты и эффективно влияют на общественное сознание. Но для этого должен быть достигнут консенсус политических элит, основанный в первую очередь на практических, даже эгоистических интересах.

Поэт и публицист Алексей Шорохов считает, что главный стержень, который объединяет два славянских народа — Православие.

— Ментальный «водороздел» между Великой и Белой Русью проложить практически невозможно, зато он пролег (и навсегда) между Белой Русью и Европой. В частности, Германией (Полесье и Хатынь), Польшей и Литвой (от Сигизмунда до Пилсудского — тысячи сожжённых православных храмов и монастырей, сотни мучеников за веру). Не пожелавшие за столько веков под пытками и принуждением стать католиками белорусы вряд ли изменят России, потому что она — центр Православного мира. Но при этом они слишком хорошо видят, что творится в России последние двадцать лет, смотрят ТВ… Какой нормальный человек и народ захотел бы у себя такого же? Без собственных нефти и газа у них все работает (москвичи стоят в очереди за «тоталитарным» молоком, сметаной, да и трикотажем, холодильниками «от Батьки»). В центре Минска танки не расстреливали свой народ, а бородатые и наглые уроженцы какой-нибудь глухой окраинной деревни на разъезжают безнаказанно на краденых «лексусах» и «бентли» и не насилуют минчанок.

Белорусам спешить в такие «радостные объятья» ни к чему.

К тому же объединения при живом Лукашенко боится российская так называемая «элита» — ведь при честных выборах за него проголосует большинство россиян (плюс белорусы).

А что касается российских преференций, цен на газ и так далее — это очень маленькая плата за «белорусский щит» (на земле, в небе) от Запада. В той же войне с Грузией мы знали, что с Запада у нас спина прикрыта…

Последние новости
Цитаты
Алексей Сахнин

Координатор «Левого фронта»

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости Лентаинформ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня