Политика
12 ноября 2013 15:36

Россия возвращается в Камрань

Кремль сделал ставку на стратегическое партнерство с Вьетнамом

12029

Во вторник, 12 ноября, в Ханое состоялся тур российско-вьетнамских переговоров на высшем уровне. Вьетнам готовится подать заявку на вступление в Таможенный союз (ТС) России, Белоруссии и Казахстана. Правда, до присоединения к зоне свободной торговли не дошло, но явно обозначилась линия на выстраивание стратегического партнерства.

«Вьетнам — ключевой партнер России в Азиатско-Тихоокеанском регионе. И сегодня мы сделали еще один серьезный шаг в укреплении нашего взаимодействия», — заявил по итогам встречи с президентом Социалистической Республики Вьетнам (СРВ) Чыонг Тан Шангом российский лидер Владимир Путин.

Надо сказать, товарооборот между РФ и СРВ до последнего времени оставался мизерным. В 2012 году доля Вьетнама в российской внешней торговле составила 0,4%, России в товарообороте Вьетнама — 1%. Что характерно, больше 50% вьетнамского экспорта приходится на электронику. Прочие товары, поставляемые в Россию, вполне традиционные — рыба и морепродукты, фрукты и овощи, чай, кофе. Вхождение СРВ в зону свободной торговли с Таможенным союзом позволит, по расчетам российской стороны, утроить к 2020 году двусторонний товарооборот с $ 3,6 до $ 10 млрд. В любом случае, погоды такой объем торговли не делает.

Интерес Кремля к углублению сотрудничества с Вьетнамом носит, скорее, военно-политический характер. По итогам визита Путина будет подписан акт о передаче ВМФ Вьетнама первой из шести дизель-электрических подводных лодок проекта 636 «Варшавянка». В декабре подлодку доставят во вьетнамский порт Камрань, где будет создана база для обслуживания и ремонта подлодок. Как заявил Чыонг Тан Шанг, одна часть порта будет использоваться в военно-технических целях, другая — для реализации бизнес-проектов.

Фактически, речь идет о возвращении российского флота в Камрань, которую наши военные покинули в 2002 году. В годы «холодной войны» именно вьетнамская база играла в тихоокеанском регионе роль форпоста в противостоянии СССР-США. Сейчас, видимо, Вьетнам решил вернуть Камрань, поскольку нуждается в России как противовесе Китаю. Поднебесная, как известно, предъявляет территориальные претензии на часть островов архипелага Спратли и Парасельских островов в Южно-Китайском море, где в начале 1990-х нашли нефть и газ. С тех пор право на острова оспаривают Вьетнам, Китай, Филиппины, Тайвань, Малайзия, Бруней, Сингапур и Индонезия. Но особенно жестко конфликт развивается между Вьетнамом и Китаем — дело не раз доходило до вооруженных столкновений.

Интересен Вьетнам и российским энергетикам — «Газпрому» и Роснефти. Вьетнамская экономика растет (в 2013 году МВФ прогнозирует рост ВВП на 5,3%), так что это хороший рынок сбыта, у страны крупные неразведанные запасы нефти и газа, а также успешный опыт работы на шельфе.

Насколько сближение с Вьетнамом усиливает геополитическое влияние России?

— Членство Вьетнама в Таможенном союзе де-юре не означает членства де-факто, — считает директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин. — Чтобы эффективно состоять в интеграционном объединении, странам нужно иметь общие границы. Поэтому членство Вьетнама в ТС будет чисто номинальным, но у Москвы к сближению с Ханоем есть огромный интерес в геополитической плоскости.

Сегодня центры подготовки и принятия решений перемещаются из евроатлантического региона, где они находились последние 300−400 лет, в тихоокеанский. Ключевые мировые игроки это хорошо понимают. Те же Соединенные Штаты переносят тяжесть своей политики с восточного направления на западное, что подразумевает военную и экономическую активизацию в тихоокеанском регионе. Американцы фактически создают кольцо союзников вокруг Китая.

Понимает это и Россия. Последние несколько лет российские власти все активнее эксплуатируют дальневосточную тематику, причем не только на уровне риторики, но и реальных проектов. Вместе с тем, у России есть большая проблема. Если события будут развиваться инерционно, то основным нашим партнером в тихоокеанском регионе станет Китай. Это не слишком выгодный для нас сценарий.

Российским властям нужна альтернатива Пекину, и Ханой как раз является удобной альтернативой — военной, экономической и вообще политической. Именно поэтому сейчас Кремль делает на него ставку.

Интерес к сближению взаимный. У малых стран региона — Вьетнама, Южной Кореи — существуют исторические страхи перед Китаем. Поэтому они всегда ищут крупного союзника, который мог бы стать противовесом Поднебесной. Раньше таким союзником были Соединенные Штаты, но сейчас расклад изменился, и место американцев может занять Россия.

Думаю, Россия будет делать ставку не только на Вьетнам, но и будет пытаться диверсифицировать политические векторы между другими странами региона: Южной Кореей и Японией. Конечно, это не понравится Китаю. Но политика, как известно — искусство возможного. Китай заинтересован в поставках российской нефти, и активизация России в тихоокеанском регионе вряд ли приведет к серьезным негативным последствиям по линии Москва-Пекин.

— Не следует рассматривать сближение с Вьетнамом как антикитайскую игру, — предупреждает председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов. — Речь идет о строительстве будущего единого Евразийского союза — не только об экономических выгодах, а о геополитических процессах. Меры, которые направлены на большее включение Вьетнама в новое пространство, нужно только приветствовать. Это важнейшее направление действий российской дипломатии.

Военный геостратегический район № 1 современности — это тихоокеанское побережье от Сахалина до Сингапура, прежде всего прибрежные к Китаю тихоокеанские зоны. Поэтому наше присутствие в регионе очень важно, и возвращение в Камрань имеет принципиальное значение. Нам необходимо восстанавливать позиции в мировом океане, и выстраивать приоритетное сотрудничество со странами бывшего Индокитая, в первую очередь с Индонезией и Вьетнамом. Это нужно было делать еще 10 лет назад, но лучше поздно, чем никогда…

— В 2003 году бывший министр обороны России Сергей Иванов объявил о полной и окончательной ликвидации объекта радиоэлектронной разведки в Лурдесе на Кубе, а ранее — и военно-морской базы в Камрани, — напоминает руководитель Центра военного прогнозирования Института политического и военного анализа Анатолий Цыганок. —  Базы были ликвидированы в рекордные сроки — меньше чем за два года. Официальное объяснение, почему брошены Камрань и Лурдес — экономия средств.

Между тем, Камрань нам очень нужна. На длинном пути кораблей Тихоокеанского флота от Владивостока или Петропавловска в западную часть Индийского океана Камрань, находящаяся почти посередине, очень кстати. Здесь корабли могут спокойно дозаправиться. Причем Ханой тоже заинтересован в стратегическом союзе с Россией, он прекрасно помнит 1979 год и войну с Китаем. По сути, возвращение Камрани — это возвращение к событиям 30-летней давности, когда Вьетнам был стратегическим союзником СССР.

Сближение с Вьетнамом — правильное стратегическое решение. У нас уже создана средиземноморская военная флотилия. И я вполне допускаю, что может быть создана флотилия из российских кораблей в Индийском океане, как в советские времена.

Еще недавно Запад смотрел на Россию с усмешкой: мол, у нее имеется атомное оружие, но не более того. Но в последние два года, когда в российскую армию стало поступать современное вооружение, а боевые корабли начали выходить в дальние походы, оценка постепенно меняется. Думаю, Запад понимает, что Россия к 2020 году имеет серьезный шанс стать мировой державой.

Последние новости
Цитаты
Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня