Политика
24 декабря 2013 15:36

Особая японская зона

На каких условиях Токио собирается помогать нам в освоении Дальнего Востока

14044

Не успел Владимир Путин указать в послании Федеральному собранию, что Дальний Восток следует поднимать с помощью территорий опережающего развития, как первый проект «территорий» тут же появился. Минэкономразвития предлагает на инвестиции Японии создать в Хабаровском и Приморском краях агропромышленные особые экономические зоны (ОЭЗ), где японцы будут выращивать сою и гречиху. Об этом сообщил «Ведомостям» замминистра экономического развития Олег Савельев.

Главным игроком с японской стороны выступает банк «Хоккайдо». Он сейчас формирует пул инвесторов из японских компаний и готовит конкретные предложения по созданию ОЭЗ. Все резиденты особой зоны получат льготы. В первые пять лет их освободят от налогов на имущество, землю и транспорт. Ставка налога на прибыль в этот период составит символические 2%, в последующие пять лет — 15,5%. Кроме того, будет существенно упрощен таможенный контроль.

По мнению первого замминистра по развитию Дальнего Востока Александра Осипова, проект дальневосточных ОЭЗ будет обладать мощным мультипликативным эффектом — именно такую задачу ставил президент Путин. По словам Осипова, на Дальнем Востоке появятся новые рабочие места, будут расти налоговые доходы региональных бюджетов, а наличие японских инвесторов — гарантия, что продукция будет экологичной и попадет на японский рынок, один из самых закрытых в мире.

Надо заметить, сельскохозяйственное производство на российском Дальнем Востоке уже пытаются развивать китайцы и корейцы — причем без всяких льгот. Видимо, их также заинтересует перспектива поработать в «тепличных» условиях ОЭЗ. Теоретически, емкость азиатских рынков продовольствия довольно велика, и выращенная на Дальнем Востоке сельхозпродукция могла бы найти сбыт. Другое дело, что озолотить регион одними агропромышленными проектами не получится. Возможности введения в оборот новых земель на Дальнем Востоке ограничены — максимум несколько сотен тысяч гектаров, а остальные территории непригодны для обработки или находятся слишком далеко.

В целом, проект Минэкономразвития неплох, но возникает вопрос: не скрывается ли за экономической стороной дела чисто политическая подоплека? Не пытаются ли японцы, в рамках «соевого» сотрудничества, решить свой главный политический вопрос — урегулировать территориальный спор с Россией? Не заплатим ли мы в итоге Курилами за развитие дальневосточных территорий на японские деньги? И еще вопрос: если вместо японцев придут китайцы, не станут ли территории опережающего развития инструментом экспансии КНР в регионе?

— Чем более открытым будет Дальний Восток для глобальных инвесторов, тем лучше для региона, — уверена директор региональной программы Независимого института социальной политики, профессор МГУ Наталья Зубаревич. — Российских инвестиций на эту территорию в нормальных объемах нет. И никогда не будет — она слишком большая. По сути, выбор между отечественным инвестором и зарубежным в случае Дальнего Востока выглядит так: или ничего, или хотя бы что-то. А раз так, стоит приглушить пафос про «родную землю», которую мы «продаем» иностранцам.

Японцы приходят к нам с высокими технологиями — они будут выращивать сою, и завозить ее к себе в страну. Соя в южных районах Приморского края хорошо растет, но у японцев неизбежно возникнут две крупные проблемы.

Первая — рабочие руки. Сейчас на Дальнем Востоке найти нормального работника чрезвычайно трудно, поскольку сельское население маргинализировано. Возможно, чтобы закрыть вопрос, японцам придется нанимать на работу в Россию китайцев. Вторая проблема — вывоз продукции. Это означает неизбежные трения с РЖД, таможней, владельцами погрузочных терминалов. Все крупные российские компании имеют на Дальнем Востоке собственные терминалы, и будут драть с японцев три шкуры за их использование. А готовы ли японцы вкладываться в строительство собственного терминала — большой вопрос.

«СП»: — Китайцы на Дальнем Востоке уже давно выращивают сельхозпродукцию, в первую очередь овощи, которую поставляют на российский рынок. Это создает в регионе проблемы?

— Ничего страшного я в китайцах не вижу: они пашут по 10−12 часов в сутки, и их на Дальнем Востоке не так уж много. Проблема в другом — региональные власти дают китайцам землю в краткосрочную аренду, всего на год, а потом договор нужно продлять. Это порождает коррупцию. Кроме того, чтобы снять максимум урожая, китайцы вносят на поля много минеральных удобрений. Если дать им землю лет на десять — думаю, они будут обращаться с ней более бережно. Беда в том, что российским чиновникам хочется брать взятки ежегодно, и потому краткосрочные договоры никто не отменяет.

Нам надо, наконец, понять: на Дальнем Востоке проживает всего 6,5 миллионов человек — пол-Москвы — а территория там размером с третью часть Российской Федерации. Если мы хотим держать ее пустой и за забором — ради Бога. Если нет — нужно умерить национальный пафос, и рационально смотреть на вещи. Японцы предлагают нам современные аграрные технологии, новейшую сельхозтехнику. Это очень неплохо. Может, глядя на японцев, и наши сограждане чему-то подобному научатся…

«СП»: — Разве хорошо, что вся выращенная японцами продукция уйдет на экспорт?

— Когда инвестор сам продвигает продукцию на экспорт — это всегда хорошо. За это нужно благодарить и кланяться, потому что в Японии очень конкурентные рынки, и там нас никто не ждет.

«СП»: — Господин Осипов говорит, что агропромышленные ОЭЗ повысят налоговые доходы региональных бюджетов. Это так?

— Должна отметить: все льготы, которые получат резиденты ОЭЗ — это налоги регионов. Получается, федеральный центр снова хочет быть добреньким за счет региональных бюджетов. Но в данном случае есть тонкость: сельское хозяйство налогов почти не приносит. Так уж в России сложилось исторически, что налог на сельхозземли — копеечный, зарплата тружеников села — мизерная. Региональным бюджетам от сельского хозяйства особого проку нет. Поэтому в данном случае я с льготами полностью согласна: глядишь, в перспективе, лет через пять, и сельское хозяйство будет налоги приносить.

«СП»: — Под аналогичные льготы — пять лет каникул на имущественный, земельный, транспортный налоги, плюс 2% ставка налога на прибыль — на Дальнем Востоке привлекательны только агропромышленные проекты?

— Под многие проекты на Дальнем Востоке необходимо давать льготы. В первую очередь — под инфраструктурные. Без преференций инвесторам Дальний Восток не освоить. Вопрос только в том, как это сделать по-умному, чтобы реальные проекты не превратились в отмывочные конторы. А для этого экономику каждого проекта нужно публично обсуждать.

«СП»: — Можно ли сказать, что японцы согласились принять участие в этом проекте не только из-за бизнеса?

— Их главная задача — наладить нормальные экономические отношения с Россией, в том числе, через такие проекты. Это японцам куда важнее, чем соя с Дальнего Востока.

Мы с японцами соседи, а экономические отношения между нашими странами, мягко говоря, неважные. Японцев это беспокоит. Они считают, что развитие экономических связей — шаг на пути снятия всех других проблем. Нынешняя ситуация — ни мира, ни войны — их не устраивает.

— Есть политический фактор, который ставит крест на планах Минэкономразвития: чтобы Япония вложила деньги в освоение Дальнего Востока, с ней нужно подписать мирный договор и решить вопрос о Курилах, — убежден заместитель директора Института Дальнего Востока РАН Андрей Островский. — До тех пор никакие экономические программы японцы не будут даже начинать. Пока не будет решен принципиальный политический вопрос, в Россию не пойдет ни йены.

«СП»: — А Китаю интересно зайти на льготных условиях на нашу территорию, и производить сельхозпродукцию?

— Китаю интересно работать на тех же условиях, на которых он сейчас работает на Украине. Китайцы потребуют, чтобы земля сдавалась им в аренду на длительный срок. При этом тонна зерна, произведенного китайцами на Дальнем Востоке, будет все равно дороже, чем тонна зерна, выращенного в Китае. И в Китае, и в Японии сельское хозяйство субсидируется — а в России субсидии ощутимо срезали при вступлении нашей страны в ВТО.

Соя китайцам интересна — они импортируют соевые бобы. Но проблема в том, что сою на Дальнем Востоке можно выращивать только на юге Приморского края и в Амурской области, причем Амурская область инвесторам не подходит из-за логистики. Получается, речь идет о довольно ограниченном объеме продукции. Но в принципе на такой проект Китай мог бы пойти.

«СП»: — Китайцы будут в этом случае завозить свою рабочую силу?

— В Китае возникли проблемы с рабочими руками. В КНР уже два года идет падение численности экономически активного населения, и рабочую силу набирать все труднее. Пока на неквалифицированный труд найти рабочих еще можно, но уже сейчас стоят они недешево. Начальная зарплата китайского неквалифицированного рабочего в городе — 1500−2000 юаней в месяц. На наши деньги — 7500−10000 рублей.

«СП»: — Будут ли расти китайские инвестиции, если на Дальнем востоке появится сеть ОЭЗ?

— Китайские инвесторы пойдут в Россию, если только у нас будут действовать такие же льготные условия, как в самом Китае. Пока до этого очень далеко…

Последние новости
Цитаты
Борис Кагарлицкий

Директор Института глобализации и социальных движений

Герман Садулаев

Писатель, член КПРФ

Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня