Политика

Афганский вопрос

Смена власти в Кабуле несет новые угрозы южным рубежам России

  
57625

В субботу, 5 апреля, в Афганистане прошли всеобщие президентские выборы. Это была первая с 2001 года — начала операции возмездия США и падения режима талибов — демократическая смена власти в стране. В голосовании приняли участие около 12 миллионов афганцев. Желающих проголосовать было так много, что пришлось на час продлить работу избирательных участков. Подсчет голосов начнется 6 апреля и продлится две недели — до 20 апреля. Предварительные результаты объявят 24 апреля.

Трое из восьми претендентов имеют реальные шансы на успех: бывшие главы МИД Залмай Расул и Абдулла Абдулла, а также экс-министр финансов Ашраф Гани Ахмадзай. Избиратели поддерживают их практически в равной степени, и если ни один из претендентов не наберет 50% голосов, Афганистану предстоит второй тур, намеченный на 28 мая.

Надо сказать, позиции фаворитов принципиально не отличаются. Накануне все трое в интервью американской телекомпании CNN заявили, что в случае победы готовы заключить с США соглашение в области безопасности, от подписания которого всеми способами уклонялся уходящий президент Хамид Карзай. Касается оно, напомним, формата пребывания иностранного воинского контингента на афганской территории после 2014 года.

Новому президенту придется решать и другую стратегическую задачу -выстраивать отношений с талибами. Администрация Карзая пыталась привлечь на свою сторону умеренных лидеров «Талибана», но безуспешно. Накануне дня голосования талибы заявили о желании «любой ценой» сорвать президентские выборы, и призвали население не идти на избирательные участки ради собственной безопасности.

Однако, вопреки негативным прогнозам, главными проблемами в день голосования стали сильные дожди и недостаточное количество бюллетеней. Порядок обеспечивали 350 тысяч военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов. Следившие за процессом 325 тысяч местных и иностранных наблюдателей зафиксировали ряд незначительных нарушений, которые в кратчайшие сроки были устранены властями.

Впрочем, последние два месяца избирательной кампании наглядно показали, что армия, МВД и спецслужбы Афганистана не могут перекрыть границу с Пакистаном, а также предотвратить масштабные теракты. Только за последние две недели охраняемый центр Кабула пережил несколько атак террористов, жертвами которых стали десятки сотрудников правоохранительных органов и мирных граждан.

В Афганистане по-прежнему процветает коррупция на всех уровнях власти, а также производство опиатов и торговля наркотиками. Только за последний год площади, занятые под опийный мак, увеличились на 36% до рекордных 209 тысяч гектаров.

К чему приведет смена власти в Афганистане, и какие риски несет она России?

— Чтобы оценивать обстановку в Афганистане, надо понимать: лидер талибов Мулла Омар назначил теневых губернаторов в 32 из 34-х провинций, — отмечает президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. — На сегодняшний момент в стране лишь в немногих районах не производится опиум. Это районы, контролируемые хазарейцами: их поддерживает Иран, а иранский Корпус стражей исламской революции не является силой, одобряющей наркоторговлю.

В целом, на территории Афганистана сосредоточено две трети мирового производства героина. Доля талибов в этом бизнесе составляет всего 10−20%, в зависимости от провинции. Все остальное находилось в руках действующего до сегодняшнего момента президента Хамида Карзая и его губернаторов, которые и представляют основную афганскую нарокомафию.

Как следствие, вне зависимости от результатов президентских выборов, Афганистан останется центром мирового производства опиатов и героина — и это еще большая опасность, чем террористы, боевики, исламисты.

«СП»: — Какие угрозы меняющийся расклад сил в Афганистане несет «мягкому подбрюшью» России?

— Неизбежно после ухода американцев основная часть страны — все пуштунские районы — окажутся под контролем талибов. Их в этом всячески поддержит Пакистан. Хазарейские районы будет контролировать Иран, а на севере Узбекистан и частично Туркменистан будут прикрывать свои приграничные зоны.

При этом, узбекам это будет достаточно легко сделать — у Ташкента власть крепкая, а вот у туркмен возникнут большие проблемы. В Туркменистан уже началось проникновение салафитских группировок — и в приграничные с Афганистаном районы, и на территорию туркменского Прикаспия.

В Таджикистане, напротив, местные афганские исламисты будут по-прежнему контролировать и границу с Таджикистаном, и переход вооруженных группировок на таджикскую территорию, и транзит наркотиков в Центральную Азию через Таджикистан и далее через Киргизию.

Талибы, кроме того, вытеснят на север боевиков из Исламского движения Узбекистана (признано Верховным судом РФ террористическим, деятельность запрещена на территории России, — «СП»), — боевиков, среди которых немало людей с российскими паспортами. И они, надо думать, не станут сидеть сложа руки.

«СП»: — На каком направлении они нанесут основной удар?

— По Узбекистану — через Ферганскую долину. Основная задача боевиков — радикальная исламизация Узбекистана. Центром возможной «центральноазиатской весны» выступает Киргизия. Неслучайно на территории республики, около двух лет назад, открыли свои посольства Катар и Саудовская Аравия, которые довольно активно внедряются в военно-политические структуры Центральной Азии.

«СП»: — Получается, перспективы от смены власти в Афганистане для нас не очень радужные?

— Они совсем не радужные. В этой связи наша главная задача — удержать от проникновения радикального ислама хотя бы территорию Казахстана. О большем пока говорить не приходится.

«СП»: — Какие события будут происходить в ближайшее время?

— Сейчас развернется большая конкуренция за контроль над Афганистаном между основными игроками — западным сообществом, Пакистаном и Китаем. Китай с Пакистаном о разделе экономических интересов, видимо, договорятся. У китайцев нет иллюзий относительно происходящего: ни идеей демократии, ни социализма они в Афганистане не продвигают. Их задача — разрабатывать сырье, те же медные рудники, и строить дороги для его вывоза.

Западное сообщество, в первую очередь США, чтобы бороться с экспансией Китая, попытается оставить в Афганистане военные базы и контингент от 10 до 20 тысяч хорошо вооруженных «дипломатов» — либо из числа американских военнослужащих, либо из бойцов частных военных компаний. Я говорю «дипломатов», поскольку американцы настаивают, чтобы оставшийся в Афганистане контингент имел дипломатическую неприкосновенность.

Будут продолжаться операции американских беспилотников по уничтожению лидеров талибов — неважно, пакистанских или афганских. В ответ будут продолжаться атаки талибов на кварталы посольств, и уничтожение всего, что еще не уничтожено в Афганистане.

Кроме того, видимо, будут вырезаны те несколько десятков тысяч афганцев, которые работают переводчиками и обслуживающим персоналом у представителей Америки, Великобритании, Германии. Все они, конечно, попытаются выехать в страны, на которые фактически работали, но визы в эти страны получают не более 5% от числа всех подавших прошения афганцев. По сути, сейчас американцы и европейцы спокойно и хладнокровно оставляют на произвол судьбы своих недавних союзников.

А вот конкретные сроки, когда талибами будет взят Кабул или Мазари-Шариф, когда и как окончится поражением очередная попытка талибов взять Панджшерское ущелье и тоннель Саланг — сказать невозможно…

— Перспективы от смены власти в Афганистане неутешительны, — уверен старший научный сотрудник Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН Владимир Сотников. — Вашингтон пытается вести с талибами прямые переговоры, к этому процессу время от времени подключается Пакистан, подключался даже Хамид Карзай, который не хотел быть в стороне. Тем не менее, обстановка остается сложной. Сегодня ясно одно: талибы, так или иначе, хотели бы войти в состав нового руководства Афганистана.

Поэтому, вне зависимости от исхода выборов, и от того, подпишет ли новый президент соглашение с США в области безопасности или нет, террористическая деятельность талибов в Афганистане обострится. Не исключено, что в российское «мягкое подбрюшье» хлынут потоки беженцев — прежде всего, из северных районов Афганистана, которыми командовал в свое время покойный Ахмад Шах Масуд — союзник Москвы.

Не факт, что новое руководство Афганистана — даже если ему удастся договориться с талибами о разделе сфер влияния — стабилизирует обстановку в стране. Скорее, обстановка ухудшится, и довольно серьезно.

«СП»: — Американцы смогут влиять на стабильность в Афганистане?

— Если в Афганистане останутся американские военные базы, это, безусловно, будет влиять на стабильность. Карзай отказывался подписывать соглашение в области безопасности — ему нужно было зарабатывать внутриполитические очки, чтобы выглядеть патриотом при контактах с талибами. А для талибов, естественно, нахождение любых иностранных войск на территории Афганистана совершенно неприемлемо, как и для многих других афганских политических сил.

Но, по всей видимости, американцы останутся, и их присутствие, с одной стороны, будет стабилизировать обстановку, с другой — служить катализатором партизанской и террористической деятельности талибов.

«СП»: — Штаты могут переориентировать эту террористическую деятельность в сторону России, в качестве негласной санкции за присоединение Крыма?

— Не думаю, что в недрах американских спецслужб существуют такие замыслы. Боевики из Афганистана смогут проникать на южное пространство СНГ без всяких инструкций со стороны США. Да и беженцы хлынут потому, что обстановка в Афганистане дестабилизируется, и многие пуштуны и узбеки не смогут дальше жить в северных районах. Здесь американцам и замышлять ничего особенно не надо…

Фото ИТАР-ТАСС/ EPA

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Дмитрий Болкунец

Эксперт по проблемам российско-белорусских отношений, Высшая школа экономики

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня