Политика / Новости Украины
21 апреля 2014 07:30

Партнер в ежовых рукавицах

Германия грозит санкциями, но остается главным посредником при переговорах Запада с Россией

36560

18 апреля в интервью журналу «Focus» глава оборонного ведомства министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен подтвердила готовность немецкого правительства ввести дальнейшие штрафные меры против России, если «Москва продолжит дестабилизировать обстановку на Украине».

В этот же день Канцлер Германии Ангела Меркель и президент США Барак Обама в телефонном разговоре, в котором обсудили итоги встречи в Женеве, призвали российское правительство активно содействовать стабилизации ситуации в Украине, а также назвали протестующих на Юго-Востоке Украины не иначе, как «нерегулярными» войсками РФ.

Действительно, последнее время со стороны нашего недавнего союзника в Евросоюзе все чаще и чаще слышится критика в адрес России.

— Российская сторона воспользовалась слабостью Украины вместо того, чтобы выступить в качестве партнера для урегулирования ситуации в стране, — заявляет канцлер Германии Ангела Меркель.

— Действия России в Крыму неприемлемы со всех точек зрения, как в плане международной политики, так и с точки зрения международного права. Мы должны сделать все для того, чтобы предотвратить на Украине политический и экономический коллапс, — постоянно подчеркивает глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер.

Кстати, он был в числе тех представителей Евросоюза, которые присутствовали на подписании соглашения от 21 февраля между Януковичем и оппозицией. И до сих пор эксперты не могут понять, что это было со стороны Штайнмайера, которого принято считать пророссийским политиком: то ли попытка урегулировать ситуацию в бунтующей стране, то ли тонкая уловка?

Кстати, когда только Штайнмайер возглавил внешнеполитическое ведомство Германии (17 декабря 2013 года), влиятельное американское издание The New York Times опубликовало статью, в которой автор писал: новый глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер может подорвать сплоченность стран ЕС против Кремля, в то время как канцлер Ангела Меркель взяла довольно жесткую позицию в отношении России. Однако, как мы видим, после украинских событий позицию главы МИД Германии вряд ли можно назвать пророссийской.

Ведущий научный сотрудник Отдела европейских политических исследований ИМЭМО РАН Александр Кокеев полагает, что Германия и дальше будет занимать роль посредника в диалоге Россия-Запад, правда, в более суженом и менее благоприятном для России пространстве.

— Действительно, внешняя политика Германии независимо от нынешних проблем, обусловленных украинским кризисом, многие годы отличалась от политики большинства западных стран особым смягченным положением по отношению к России. Германия даже играла роль проводника наших интересов в ЕС: способствовала принятию нашей страны в ПАСЕ и в Совет Европы и т. д. Это обуславливается и военной историей, и географическим положением, и экономическими интересами Германии, и нашими энергетическими поставками и многими другими факторами.

В какую сторону меняются отношения России и Германии, — этим вопросом последнее время задаются эксперты как в России, так и в Германии. Кстати, там еще полгода назад велась очень интенсивная дискуссия о том, что делать с Россией, и в какую сторону менять отношения. Почему возникали такие вопросы? Немцы пришли к выводу, что прежняя политика в принципе ничего нового не принесла в отношениях наших стран. Россия все равно выбрала свой путь — евразийский. К тому же у нас не любят геев, демонстраций протеста, — все то, что в Европе считается вполне нормальным явлением. Проблемы в наших отношениях были, но они уходили на второй план, когда речь шла о сотрудничестве Германии и России. У немцев существовала следующая установка: как можно теснее привязать Россию к Европе, чтобы с ней вместе решать вопросы. Некоторые страны в Евросоюзе занимали отличную от этой позицию, и немцам приходилось с ней считаться, оставаясь при этом посредниками в диалоге Россия-Запад. Но ситуация на Украине достаточно серьезно все изменила.

Германия подключилась к европейским санкциям, стала жестче говорить с Россией и даже выступает за возможное укрепление этих санкций в будущем. Но я бы не связывал это только с внутренними процессами, происходящими в Германии. С их стороны не остались незамеченными процессы, происходившие с Ходорковским, Pussy Riot, некоторые проблемы с демократическими свободами в нашей стране. Но Германии, так или иначе, сохранит роль посредника в диалоге Россия-ЕС, выступая против изоляции нашей страны, пусть и более зажатом и суженном пространстве, менее благоприятном для нашей страны.

Но! Германия не будет занимать позицию, расходящуюся с позицией всего Евросоюза и НАТО. Знаете, российская привычка постоянно искать более-менее пророссийские силы на Западе — не плодотворна. Не надо думать, что Штайнмайер больше ориентирован в сторону России, чем Меркель. Возможно, личностно — да, но большую роль играет занимаемый им пост. Он — министр иностранных дел в правительстве Меркель. А германская линия по России, Украине или санкциям согласована между всеми политическими силами страны.

Именно поэтому политика Германии в отношении нашей страны стала жестче и более отчужденной. Конечно, нельзя исключать личностный фактор: Герхард Шредер дружил с Путиным, Меркель — другом нашего президента не является. Но надо учитывать обстановку на мировой арене в целом.

«СП»: — Сейчас много говорят о давлении США на ЕС. Известно, что Германия хранит в Центробанке США около половины своего золотого запаса…

— Действительно, давление США на Германию присутсвует, как и на ЕС в целом. Другое дело для чего и как осуществляется это давление. Вряд ли через золотой запас, который как-то и где-то хранится… Приведу пример: США на Германию и Францию оказывали огромное давление, чтобы эти страны присоединились к военной операции в Ираке в 2002—2003 году. Но давление было свернуто, когда немцы заявили: мы не собираемся воевать в этой стране и вообще — там нет никакого оружия, чтобы Великобритания и США не утверждали. То есть давлению можно противостоять, другое дело, что украинская ситуация сплотила Запад. Хорошо это или плохо, — уже другой вопрос.

Старший научный сотрудник Центра германских исследований института Европы РАН Екатерина Тимошенкова говорит, что в последнее время в Германии наметились положительные сдвиги в сторону России. Однако эксперт отмечает некоторые изменения во внутренней политике государства, которые в дальнейшем могут негативно сказаться на отношениях между нашими странами.

— На российско-германский диалог огромное влияние оказывает отношения между германскими бизнесом и политикой, и до ситуации на Украине худо-бедно какой-то консенсус существовал. Да, был определенный всплеск, когда в России возникла ситуация с Pussy Riot, принимались законы об НКО и о запрете пропаганды гомосексуализма, который в Германии был расценен как закон о запрете гомосексуализма вообще. Тогда возник первый конфликт меду официальным курсом Ангелы Меркель и позицией бизнесменов. В стране можно было наблюдать острые дискуссии о том, стоит ли ужесточать свою позицию в отношении РФ. Но в целом власти всегда следовали рекомендациям бизнеса, который крайне заинтересован в развитии отношений с нашей страной. Менялись какие-то фигуры на политической арене, но к интересам предпринимателей чутко прислушивались.

Сейчас в Германии наблюдается явный разлад: можно четко констатировать существующие разногласия между официальным курсом, который следует в фарватере США и других европейских государств, и бизнесом, который не хочет ужесточения позиции. Хотя в самом начале кризиса можно было слышать заявления от предпринимателей, мол, если уж совсем правительство будет требовать какого-то жесткого решения, то бизнес готов потерпеть. Такие слова вызывают удивление, потому что трудно представить, чтобы бизнес отказался от прибыли.

Просматривая немецкую прессу, я вижу, что сейчас идет несколько обратная волна. Бизнес, выждав немного, снова начал лоббировать свои интересы по мере того, как смягчалась официальная позиция властей в отношении России. Даже в немецких политических фондах, которые всегда следуют курсу своих партий, критика России становится не такой жесткой. И, несмотря на некоторые заявления германских политиков, там появляются совершенно другие публикации. Скажем, на радио Deutsche Welle последние дни также изменилась риторика, там все чаще высказываются мнения за сохранение диалога с Россией. Из личного опыта скажу, что недавно я была на конференции с баварцами. Бавария — одна из федеративных земель в Германии, однако ее представители не осуждали Россию, больше негативных высказываний было сделано в сторону США.

Поэтому я думаю, что бизнес в дальнейшем будет усиливать свои позиции, влияя на Штайнмайера, Меркель и других официальных лиц.

Меркель и Штайнмайер, конечно, занимают принципиальную позицию, они не пойдут на разрыв отношений с другими европейскими государствами и с США. Даже, несмотря на тот конфликт, который возник летом из-за Сноудена, когда стало известно, что американские спецслужбы прослушивали и следят за немцами и Меркель в частности. Однако канцлер хорошо понимает: для того, чтобы стать самостоятельной фигурой и приобрести политический вес, ей нужно будет оставлять за собой какие-то возможности для диалога с Россией.

Хочу отметить одну особенность, которая недавно появилась в политике Германии. Так, многие политические партии, за исключением левых, начали призывать Меркель вести более активную международную политику. В частности — активно принимать участие в миротворческих акциях. Когда же в связи с Крымом было принято решение, что вместо российского корабля в обеспечении ликвидации сирийского химоружия будет участвовать германское судно, — в Германии даже оппозиция восприняла эту новость с радостью.

С одной стороны, мы видим, что немцы ищут способы более активно проявлять себя на международной арене. Тем более, у них есть новый министр обороны — Урсула фон дер Ляйен, которая, скорее всего, будет претендовать на роль преемника Меркель, а для этого ей надо набрать политические очки.

С другой стороны, Меркель будет стараться, чтобы Германия и дальше оставалась в роли посредника между Россией и остальным миром. Хотя бы потому, что на нее будет давить бизнес. Тем более говорить, что позиция всех европейских стран исключительно отрицательная по отношению к России, — тоже нельзя. Дискуссия в ПАСЕ это наглядно показала. Думаю, Россия постепенно найдет себе сторонников в ЕС, может быть, не в таком количестве, как этого бы нам хотелось, но возможность для дипломатического урегулирования ситуации все еще существует.

«СП»: — Активизация Германии на международной негативно скажется на отношениях с Россией?

— Раньше внешняя политика Германии была более спокойной и предсказуемой, ее бундесвер особо не вмешивался в военные конфликты, за исключением случая, когда страна участвовала в бомбардировках Югославии, что мы до сих пор ставим немцам в укор. Сейчас же ситуация меняется… Я не хочу сказать, что это негативный вектор, просто эти изменения в России не вызвали какую-то заметную реакцию. Но этот поворот Германии в сторону «активности» не может не вызвать озабоченности.

Если Германия начнет идти в фарватере США, активно вмешиваясь в международные дела, вместо того, чтобы занимать взвешенную позицию, для нас это отнюдь не положительный сигнал. Одно дело, когда ты доверяешь немцам и знаешь, что они не следуют политике двойных стандартов, а другое, когда ты понимаешь, что Германия может отойти от своих договоренностей и принять решения, навязанные США.

Фото: EPA/ИТАР-ТАСС

Последние новости
Цитаты
Геннадий Зюганов

Председатель ЦК КПРФ

Диана Степанова

К.Э..Н., доцент кафедры финансов и цен ФГБОУ ВО "РЭУ им. Г.В. Плеханова"

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня