Политика

Иезуитский дух ПАСЕ

Москве пора отказаться от спонсирования европейского «отдела демократического контроля»

  
21577

Внешняя политика нашей страны переживает сегодня период подъёма и работает на восстановление национального достоинства России. Одновременно, хотя и не так быстро, как хотелось бы, идёт её освобождение от балласта, унаследованного от периода 1990-х — первой половины 2000-х годов.

Вредоносный характер этого балласта нам ещё раз показала позиция, занятая Парламентской ассамблеей Совета Европы относительно украинского кризиса и возвращения Крыма в состав России. Приняв оголтело антироссийскую резолюцию по этому вопросу, ПАСЕ до конца 2014 года лишила нашу делегацию права голосовать в ассамблее и участвовать в миссиях наблюдателей ПАСЕ, а также исключила представителей России из всех руководящих органов ассамблеи. Документ был принят голосами 145 депутатов, 21 выступил против, 22 воздержались.

Оформив такое «наказание» для России, ПАСЕ в присущем ей иезуитском духе заявила в том же документе, что «политический диалог должен оставаться наиболее предпочтительным способом поиска компромисса» и «возврата к стереотипам холодной войны быть не должно». Как же вести диалог, если тебя ставят в заведомо неравные условия? И зачем говорить о том, что стереотипы «холодной войны» — это плохо, если «холодная война» как столетиями велась, так и ведётся против России, и выдвинутые против неё в Страсбурге обвинения лишь один из многих эпизодов её современного этапа?

Руководители российской делегации в ПАСЕ отреагировали на решение ассамблеи заявлениями о том, что оно «ставит под вопрос работу делегации РФ на площадке ПАСЕ в 2014 году» и что «при таких ограничениях в правах деятельность делегации России в ПАСЕ теряет смысл». Надеюсь, что они получат должное развитие, ведь вопрос не в том «приостановили» членство России в ПАСЕ или «заморозили», а в том, позволяем мы говорить с собой языком санкций, или не позволяем. Понятно, что в ПАСЕ хотели бы, чтобы мы проглотили европейский реприманд и остались в ассамблее в качестве «обычного мальчика для битья» (и это, надо заметить, не в первый раз!). Но нам-то это зачем? Зачем, как отмечает руководитель российской делегации в ПАСЕ А.К.Пушков, сохранять для них возможность «пиариться за наш счет»?

Что представляет собой сегодня СЕ и его парламентский орган — ПАСЕ? Формально эта организация призвана содействовать сотрудничеству между всеми странами Европы в области стандартов права, прав человека, прав национальных меньшинств, демократического развития, законности, образования, информации и культуры. На деле, в последние двадцать лет СЕ был ориентирован главным образом на роль своего рода «отдела демократического контроля» перед вступлением стран-кандидатов в Европейский союз. Выполнял СЕ эту роль, однако, весьма своеобразно. Например, в Латвии, Литве и Эстонии, несмотря на многочисленные обращения организаций наших соотечественников, СЕ не сделал ничего, чтобы восстановить их попранные права на полноценное участие в политической жизни, социально-экономическое равенство, право использовать родной язык в повседневной жизни и учить на нём детей. Не стал СЕ и противодействовать росту в этих странах шовинизма титульных этносов, реваншистским попыткам переписать итоги Второй мировой войны, оправдать нацистских военных преступников и коллаборационистов.

Другим важным для Запада направлением деятельности СЕ стало участие в комплексной политике переформатирования России в удобную для поглощения субстанцию. В 1996 году, когда Россия вступила в СЕ, мы стали одним из основных спонсоров СЕ и при этом под давлением западных стран взяли на себя обязательства, расширяющие их возможности вмешательства в наши внутренние дела и внешнюю политику. Сами за себя говорят «рекомендации» СЕ полностью открыть территорию России для деятельности международных «гуманитарных» организаций и религиозных сект, снять ограничения на зарубежные поездки лиц, обладающих государственными секретами, законодательно ограничить возможности ФСБ, отказаться от понятия «Ближнее зарубежье», вывести войска из Приднестровья, обусловить помощь Белоруссии «соблюдением прав человека и гражданских свобод». Отдельно надо сказать о позиции ПАСЕ в поддержку антиисторической концепции «оккупации» Прибалтики Советским Союзом в 1940 — 1991 годах, ставшей одной из основ дискриминации русских. С этой целью в 2005 году в резолюцию о выполнении Россией своих обязательств был включен призыв «в кратчайшие сроки» решить вопрос «о выплате компенсаций лицам, ранее депортированным из оккупированных прибалтийских государств, и их потомкам».

В 2000 году ПАСЕ активно противодействовала проведению властями России контртеррористической операции в Чечне. Неподтверждение полномочий российской делегации в ассамблее в связи с тем, что Москва «никак не прореагировала на рекомендации Совета Европы о немедленном прекращении военных действий в Чечне», российская либеральная пресса тогда радостно назвала «пощечиной Москве». Показательно, что на сессии в качестве наблюдателей присутствовали два представителя режима Масхадова и председатель ПАСЕ Рассел-Джонстон квалифицировал это присутствие, как «вполне полезное продолжение контактов с представителями Чечни».

В 2006 году ПАСЕ взяла на себя одну из основных ролей в линии Запада на дискредитацию СССР путем уравнивания его политики с политикой нацистской Германии. С этой целью была принята резолюция «О необходимости международного осуждения преступлений тоталитарных коммунистических режимов» и развёрнута широкая пропагандистская кампания. Параллельно ПАСЕ приняла резолюцию о недопущении возрождения нацизма. Цену этого документа наглядно продемонстрировало поведение ассамблеи перед лицом возрождения нацистских настроений на Украине.

Не менее политически ангажирована деятельность Европейского суда по правам человека. Вот характерный пример. В 2004 году в ЕСПЧ была направлена жалоба незаконно осуждённого в Латвии ветерана Великой Отечественной войны В.М.Кононова. Несмотря на ходатайства его адвокатов с просьбой ускорить процесс в связи с возрастом и тяжёлой болезнью подзащитного, в приоритетном рассмотрении его дела было отказано. В то же время, рассмотрению поданной в ЕСПЧ в марте 2006 года жалобы М.Б.Ходорковского сразу же был придан приоритетный характер. Что же касается смертельно больного ветерана, то только в 2008 году палата ЕСПЧ вынесла решение о неправомочности его уголовного преследования, но в 2010 году по требованию латвийских властей это решение было пересмотрено. МИД России тогда заявил, что наша страна «сделает соответствующие выводы, в том числе относительно построения дальнейших отношений как с Судом, так и с Советом Европы в целом». Грозные заявления сделали и Госдума и Совет Федерации, но суть дела, заключающаяся в том, что ЕСПЧ взял курс на пересмотр решений Нюрнбергского трибунала, от этого не изменилась. Заявления России были проигнорированы, и она сочла за благо об этом деле забыть.

Мало что дало и широко разрекламированное российское председательство в Комитете министров СЕ во второй половине 2006 года. Тогда много говорилось об его успехе и «разноплановой», «масштабной» и «самой интеллектуально насыщенной и продуктивной за всю историю существования СЕ» программе. Наше председательство осуществлялось под красиво звучащим, но неосуществимым по жизни девизом «К единой Европе без разделительных линий». Как сообщал тогда наш МИД, оно было ориентировано на укрепление Совета Европы в качестве «самодостаточной общеевропейской организации», не ограничивающей свою деятельность лишь вопросами прав человека и демократии. Мы провели около двух десятков крупных общеевропейских мероприятий практически по всем направлениям деятельности СЕ, поставили проблему защиты личности от новых вызовов, включая борьбу с терроризмом, акцентировали важность «укрепления демократической стабильности» на континенте. И какова отдача? Разве рядовой гражданин России её почувствовал?

Не лучше обстоит дело и на политическом уровне: «полноправного сотрудничества в создании общего европейского правового пространства», которое наш МИД уже поставил в заслугу российским представителям, явно не получилось, и сегодня мы имеем то, о чём было сказано выше. В этой связи вчитайтесь в ещё одну фразу из материала о сотрудничестве России с Советом Европы, размещённого на сайте МИД: «Благодаря настойчивой и последовательной работе России над Меморандумом о взаимопонимании между Советом Европы и Европейским союзом (подписан в 2007 году), в документе закреплены принципы равноправного и взаимоуважительного сотрудничества этих двух ведущих европейских структур». Может быть, нашим дипломатам надо было больше радеть за уважение СЕ к России?

Сторонники того, чтобы наша страна скорее «вернулась в цивилизованную Европу», скажут, что в первую очередь надо видеть положительные результаты членства России в СЕ. Но что значит «положительные результаты»? И каких из них мы не могли достигнуть сами, а не под контролем СЕ? Да и настолько ли, как считают наши либералы-западники, опыт Западной Европы превосходит многовековой опыт нашей страны, от которого в начале 1990-х мы бездумно отказались и который до сих пор даём им нагло порочить?

Происходящее сегодня на Украине, как ранее в Латвии, Литве, Эстонии, Грузии, Молдавии и не только в них, свидетельствует, что политическая целесообразность свела на нет возможность какой-либо самостоятельной позиции СЕ и ПАСЕ по вопросам правозащитного свойства на пространстве бывшего СССР. Реальная ситуация с демократией и правами человека мало кого на Западе волнует и уж точно будет не первым критерием при рассмотрении вопроса о характере отношений с той или иной страной.

Что же касается России, то мы, слава богу, задачу вступления в Европейский союз в принципе перед собой не ставим и «отдел демократического контроля» в виде Совета Европы или ПАСЕ нам не нужен. Да и насчёт всякого рода «общих пространств» реальная жизнь, надеюсь, всех нас, включая и тех, кто отвечает за нашу внешнюю политику, уже достаточно образумила. Русофобская, антироссийская и просто бесчестная позиция, занятая ПАСЕ перед лицом происходящего на Украине, предоставила нам повод избавиться от членства в Совете Европы в принципе. Надо заявить о выходе из этой организации без промедления, не дожидаясь, пока нас оттуда исключат. Другого варианта, если руководство России продолжит проводить политику национально-государственных интересов и, соответственно, окажет реальную помощь восставшим против преступной украинской хунты соотечественникам, я не вижу.

А тем, кто хочет именно «европейской цивилизации» с присущей западноевропейскому «мейнстриму» и их восточноевропейским сателлитам ненавистью ко всему русскому, предлагаю осваивать этот опыт за свой счёт, а не за счёт российского налогоплательщика. Мы же здесь, в России, должны серьёзно заняться восстановлением своей собственной государственной, правовой, общественно-политической и культурной традиции.

Фото EPA/ИТАР-ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вячеслав Бобков

Заведующий лабораторией уровня и качества жизни Института социально-экономических проблем народонаселения РАН

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня