Политика

Титушки с улицы Грушевского

Организаторам Евромайдана невозможно отказать в умении создать красивую легенду

  
4635

Даже сторонники Майдана признают, что в основе переворота не было никакой внятной идеологии, способной привлечь людей за пределами Западной Украины («Москаляку на гiляку» все-таки, не в счет). Не было даже адекватных экономических и социальных требований, если не считать требование об «евроинтеграции», затерявшееся вскоре среди горящих покрышек и остывающих на февральском ветру трупов. Украинская революция не могла предложить ничего интересного в плане идеологии, зато прекрасно сыграла на визуальных образах, создав эпическую драму: «коктейли Молотова», рассекающие темноту, черные нагромождения баррикад, окровавленные бойцы, стены пламени и грохот барабанов — и все это было разнесено в сотнях глянцевых фото по всему миру.

Играющий среди пылающих руин пианист — пошлый, затасканный образ из числа излюбленных штампов городской интеллигенции, а также прочие хипстерские радости. Для людей посерьёзней - эстетика Средневековья с мрачными воинами, строящими катапульты (правда, многие забыли о том, что эстетика Ранних веков обычно заканчивается свинарником на главной городской площади).

Но главное, что окончательно закрепило героический нимб над Майданом - это пролившаяся кровь. Хотя уже практически никто не сомневается в том, что снайперов посылал вовсе не Янукович, тем не менее, спекулировать «небесной сотней» стали именно против него.

Появилась даже целая концепция, отстаивающая наличие у украинцев особой пассионарности — вот же, вышли, Януковича свергли. Куда уж русским — русские трусливы, ленивы и безразличны, раз не могут до сих пор устроить у себя аналогичный переворот.(Правда, для того, чтобы оценить реальную цену украинскому свободолюбию, стоило бы поместить этих революционеров в российские условия, где на десяток собравшихся активистов присылают несколько автозаков).

Антиподы героев — это титушки. Действительно, что может быть неприятнее, чем молодчики, готовые засучить рукава за умеренный прайс, на какой бы стороне они не выступали?

В противовес этой низости, Майдан усиленно давил на педаль собственного бескорыстия и героичности. В итоге, в это поверили практически все, даже идейные противники бандеровцев покачивают головами и приговаривают — ну да, они наши враги, но ведь все равно герои…

Только вот как в этом свете расценивать информацию о том, что для борьбы с восставшим юго-востоком уже создан специальный прейскурант? За поимку «пророссийского активиста» полагается 10000 долларов, за освобождение административных зданий — 200000 $, а за единицу стрелкового оружия — 2000 $. Автором идеи и спонсором стал олигарх Коломойский — и вот уже украинские информагенства сообщают о восьми сторгованных пленниках, а также о первых случаях мошенничества, когда вместо «сепаратистов» бойкие украинцы пытались втюхать своих русских соседей. Кто эти украинцы — обыкновенные титушки или снова борцы за святость идеалов?

Майдан с самого начала был пропитан запахом денег, причем денег немалых. Недавно Виктория Нуланд в открытую проговорилась о том, что на «развитие украинской оппозиционной политики» Америкой было потрачено пять миллиардов долларов. Нетрудно подсчитать, что в среднем на один месяц существования самостийной Украины приходится примерно по 20 миллионов долларов американских вливаний в «развитие демократии». Ясно также, что основная часть этих средств была потрачена именно во время «майданов».

Не будем приводить непроверенную информацию о том, что активисты и сотники Майдана получали личное финансирование, но обратимся к совершенно официальной версии, представленной самими сторонниками «евроинтеграции».

Forbes опубликовал во время стояния этого колоссального палаточного лагеря подробный материал, описывающий аппетиты украинских революционеров. И надо сказать, что размах поражает воображение.

Численность проживающих на майдане людей достигала 20000 тысяч человек. Всех их нужно было обеспечить теплом, пищей, спальными местами, биотуалетами и. т. д. Кроме того, «подкормиться» в штаб протеста приходило много людей со стороны — по рассказам коменданта Дома профсоюзов Степана Кубива, в один день количество выданных порций горячей пищи перевалило за полмиллиона. Если, допустим, представить себе, что одна такая порция стоит центов 50 (хотя, вероятно, больше), то стоимость такого майдан-дня выходит около 300 тысяч долларов.

Разумеется, официальной версией было то, что средства идут от частных пожертвований, и никакой госдеп тут ни при чем — якобы, ежедневно простые граждане наносили в ящики по 20−40 тыс. долларов.

Forbes предусмотрительно закрыл возможность комментирования данного материала под тем предлогом, будто бы в комментариях может появиться «экстремизм». Но скорее всего там появился не экстремизм, а люди, возмущенные попытками повесить им лапшу на уши про весь этот «фаундркафтинг».

Закономерно спросить — а случилась бы вообще украинская революция, не будь у нее столь щедрого финансирования?

И почему украинские националисты, так бурно проявившие себя во время свержения Януковича вовсе не спешат на юго-восток чтобы подавить восстание? Настолько не спешат, что их туда уже несметными «тыщами» Коломойского приходится заманивать.

То ли трусят, то ли все равно. Пока, во всяком случае, ни одного административного здания так и не «освобождено», кажется, Коломойский так и останется при своих деньгах.

Информационная война против юго-востока ведется настолько топорно и глупо, что превосходит по этим параметрам все виденное ранее, даже «нашистский креатив». Статьи из серии «как общаться с друзьями из России — жертвами пропаганды», торжествующие новости про то, что «боевик Правого сектора, задержанный в Донецке, оказался киевским фитнес-тренером» (словно члены ПС не могут работать фитнес-тренерами), ритуальный слив русской водки — это все страшно напоминает проплаченную движуху, а не национально-освободительный подъем. Так бывает, когда по сути-то сказать нечего, а деньги уже занесены.

А в Донецке тихо. Только ремни на автоматах поскрипывают, нет ни «креатива», никто не пишет стихи и песни, не бренчит на пианино — зачем? Лучшие стихи и песни давно написаны.

Разница между юго-востоком и западом Украины — именно в качестве человеческого материала. Запад — это интеллигенция (увы, но это слово слишком часто приходится сопровождать эпитетом «гнилая») и крестьяне. Крестьяне сами по себе неплохи, да только слишком ограничены своим бытом, да жестоки, а еще не очень склонны к организованности, выступая, как правило, рыхлой кучей.

Другое дело — промышленные рабочие (да, тот самый пролетариат), чьи условия труда выковывают строгую дисциплину, организованность, а также высокое чувство ответственности - в металлургическом цеху или в шахте головой особо не покрутишь, это вам не офис.

Если активистам Правого сектора приходилось для того, чтобы набраться мужественности, ездить в Чечню, то шахтеры в этом не нуждаются — мужеству их с юности научил забой. Так что даже в том случае, если Россия вдруг отвернется от юго-востока, это вовсе не означает быстрого завершения этой истории.

Да и кто знает — может быть, Россия сейчас нуждается в Юго-Востоке даже больше, чем он в ней.

Фото ИТАР-ТАСС/ Евгений Малолетка

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Опрос
Каковы основные проблемы Российской армии сегодня?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня