История / День в истории
13 февраля 2015 13:09

«Гоп-стоп, мы подошли из-за угла»

Жизнь и смерть авторитетов российского воровского мира

16223
«Гоп-стоп, мы подошли из-за угла»

13 февраля 1923 года сотрудники ГПУ убили попавшего в засаду знаменитого питерского бандита Леньку Пантелеева. До того как встать на путь криминала, он успел повоевать в Гражданскую на стороне красных и даже послужить в ЧК. Лихоимствовал Ленька дерзко. Впрочем, на Руси не зря говорят: сколько веревочке не виться, а конец все равно будет. Это относится не только к Пантелееву, но и к другим преступным авторитетам, имена которых в свое время гремели на всю страну.

Ленька Пантелеев

Настоящее имя Леньки Пантелеева — Леонид Иванович Пантёлкин (1902 — 1923). До 1919 года он жил Тихвине Новгородской губернии тихим обывателем, работая в типографии наборщиком. В 1919 году пошел добровольцем в Красную армию. И даже дослужился до должности командира пулеметного взвода. В 1921 году стал следователем Псковской ЧК.

Это стало переломным моментом в его судьбе. О его служебной деятельности того периода мало что известно. Но в связи с тем, что он, согласно служебной характеристике, исповедовал крайне радикальные взгляды на искоренение «буржуазных пережитков», можно предположить, что на его пути оказалось немало безвинно пострадавших.

В 1922 году Леньку уволили из органов. Правда, существует версия, согласно которой, Пантелеева внедрили в питерское преступное сообщество для борьбы, как сейчас пишут, с ОПГ. Оказавшись на улице, Пантелеев сколотил собственную банду из пяти громил, одним из которых был, кстати, его коллега по ВЧК Выршулевич.

Вскоре криминальный талант Пантелеева развернулся на всю мощь. Дерзкие ограбления неизменно оказывались успешными. Имя Пантелеева наводило ужас на питерских коммерсантов. Однако в сентябре 1922 года в ходе перестрелки в обувном магазине Пантелеева удалось арестовать. Спустя месяц его приговорили к расстрелу. Но ему удалось бежать из знаменитых «Крестов».

Грабежи не просто продолжились, а продолжились с особой жестокостью. В связи с чем ужас распространился и на ничем не примечательных обывателей. Точка в криминальной биографии Пантелеева была поставлена ночью 13 февраля 1923 года, когда он с подельником пришел на квартиру к некой проститутке. Там его поджидала засада. Бандит не успел выхватить пистолет, его опередил чекист Иван Бусько, продырявивший бандиту голову. Подельнику Пантелеева далеко уйти не удалось, его также догнала чекистская пуля.

Сонька Золотая Ручка

Ленька Пантелеев появился на свет, когда умерла другая звезда российского криминала — Сонька Золотая Ручка.

Ее настоящее имя — Софья Ивановна Блювштейн (1846 — 1902). В девичестве — Шейндля-Сура Лейбовна Соломониак. Родилась она в Варшавской губернии во вполне порядочной еврейской семье. Но склонность к авантюризму, обаяние, стремление к «красивой жизни», прирожденный артистизм и дерзкое отношение к закону вскоре привели ее в стан преступников. Где она была не просто статисткой, а настоящей звездой.

Блювштейн не ограничивала территорию своей преступной деятельности городами Российской империи, но и гастролировала по всей Европе.

Еще в 12-летнем возрасте Сонька сбежала из дома и начала прислуживать известной одесской актрисе Юлии Пастране, окруженной богатыми поклонниками. В 17 лет решила переплюнуть примадонну по части роскоши. Вначале она обирала состоятельных мужей, для чего приходилось на полгода играть скучную роль верной жены. Затем начала промышлять как «воровка на доверии», вспоминая уроки, полученные у одесской артистки.

Вскоре у нее открылся организаторский дар. В Петербурге Сонька сколотила шайку, которая обворовывала шикарные отели, ювелирные мастерские. При этом, усвоив светские манеры и разговаривая на пяти языках, она была вхожа в высшее общество.

Воровку отличала изобретательность. Сонька постоянно меняла приемы и внешность. В ее гардеробе было множество платьев и париков, при помощи грима она могла «сделать» себе любое лицо. В ювелирные магазины любила захаживать с обезьянкой, которая глотала камни, пока шел торг с хозяйкой. Громадные деньги Сонька добывала в поездах, очаровывая любвеобильных богатых самцов. Так, у некоего сибирского купца она увела 300 тыс. рулей, у генерала Фролова — 213 тыс. На эти деньги криминальная принцесса могла бы купаться в роскоши до конца дней своих. Однако воровала она не только для барыша, но и из любви к «искусству», щедро соря деньгами. В зарубежных гастролях, разумеется, представлялась русской аристократкой и «брала» в марках, франках и фунтах.

Порой попадалась как в России, так и за границей. Но неизменно выходила сухой из воды, разруливая ситуацию за счет своего ломового обаяния и покровительства сильных мира сего.

Но в 1880 году ее все же осудили на поселение в медвежьем углу Иркутской губернии. Через год бежала. Спустя пять лет последовал еще один арест и приговор к ссылке на каторгу. Но и на сей раз, очаровав тюремщиков, она бежала.

В 1888 году судьба окончательно отвернулась от Соньки, которой тогда шел всего лишь 42-й год. Ее этапировали на Сахалин. И после двух провалившихся попыток побега заковали в кандалы, на 3 года броив в одиночную камеру. В таком виде она предстала Чехову, который с недоумением описал эту недавнюю «блистательную аристократку»: «Маленькая, худенькая, уже седеющая женщина с помятым старушечьим лицом… Она ходит по своей камере из угла в угол, и кажется, что она все время нюхает воздух, как мышь в мышеловке, и выражение лица у нее мышиное».

Каторга сломила Соньку. После расконвоирования она доживала остаток жизни на Сахалине в браке со ссыльным. Приняла православие. Умерла в 1902 году. Вполне естественно, что ее судьба была овеяна множеством легенд. Одна из них гласит, что вместо нее каторгу отбывала ни в чем неповинная женщина. А Софья Ивановна Блювштейн припеваючи жила в Одессе аж до 1921 года.

Мишка Япончик

Фигуру Мишки Япончика, куролесившего в Одессе в начале прошлого века, можно было бы считать опереточной. А то и героической, поскольку он в определенной мере, преследуя, конечно, и свои цели, способствовал освобождению Одессы от интервентов. Однако количество пролитой его бандой крови безвинных жертв не позволяет сравнить его с Попандопулой из «Свадьбы в Малиновке».

Мойше-Яков Вольфович Винницкий (1891 — 1919) по кличке Мишка Япончик — стопроцентный одессит. Леонид Утесов, прекрасно его знавший, Япончика сильно идеализировал: «У него смелая армия хорошо вооружённых уркаганов. Мокрые дела он не признаёт. При виде крови бледнеет. Был случай, когда один из его подданных укусил его за палец. Мишка орал как зарезанный». Но «мокрые дела» были в банде нередки, и, по ряду свидетельств, Япончик лично расстрелял своего бандита, который ограбил рабочего.

Он рано осиротел. Работал в матрацной мастерской. Затем перешел с повышением электриком на авиационный завод. В 1905 году, во время еврейских погромов, участвовал в еврейской самообороне. Примкнул к анархистской организации и за участие в убийстве полицмейстера был приговорен к смертной казни. Однако ее заменили 12 годами каторги. В тюрьме, познакомившись с Котовским, еще больше «революционизировался».

Когда на Украине в 1917 году началась большая буза, Мишка Япончик вышел по амнистии и занялся большими делами. Своим политическим принципам он не изменил, сколоченная им Еврейская революционная дружина грабила исключительно «офицеров и буржуазию», как значилось в ее программе. Совершаются налеты на игорные дома, магазины, дома крупных промышленников. Захватив публичный дом Айзенберга на улице Дворянской, «дружинники» устраивают в нем свой штаб.

При этом Япончик, сотрудничая с большевиками и анархистами, участвует в уличных боях за утверждение советской власти. Параллельно с этим при захвате полиции он уничтожает картотеки на 16 тыс. уголовников, а также «освобождает» одесскую тюрьму и всех ее постояльцев.

А в мае 1919 года Мишка Япончик формирует 54-й имени Ленина советский революционный полк в составе 3-й Украинской советской армии. В полк принимаются в основном матерые уголовники, а также анархисты-боевики и насильственно мобилизованные студенты.

Эту боевую единицу было решено бросить на борьбу с Петлюрой. Перед отправкой на фронт революционные бандиты устроили мощный банкет. И лишь на четвертый день воинство выступило на позиции, загрузив обозные телеги бочонками с вином. До фронта добрались лишь 700 человек из 2200. При столкновении с Петлюрой храброе воинство разбежалось. На следующий день остатки банды захватили пассажирский поезд, чтобы вернуться в Одессу. Однако поезд был остановлен регулярной армией. Япончик попытался оказать сопротивление, но был застрелен. Та же участь постигла и большую часть банды. Уцелело 50 человек, которые были отправлены на принудительные работы.

Ванька Каин

Иван Осипов (1718 — 1756) никакого иного чувства кроме омерзения не вызывает. Его кличка — Ванька Каин — вполне красноречива.

Родился в крестьянской семье в Ярославской губернии. 13-ти лет от роду попал в Москву в дом купца Филатьева. Обокрав хозяина, бежал. Но был схвачен. Донес на хозяина, обвинив в заговоре, за что ему были дарованы свобода и благодарность. Свободой воспользовался в полной мере, стремительно став татем высшей пробы. Побесчинствовав некоторое время в Москве, отправился на Волгу в шайку атамана Михаила Зари.

К 23-м годам обзавелся множеством полезных связей в воровском мире. Вернувшись в Москву, пришел в Сыскной приказ и заявил, что прекрасно знает воровской мир. И готов оказывать неоценимую помощь в поимке крупных преступников. Сыскари заинтересовались этим ноу-хау настолько, что дали Ваньке в подчинение военную команду. И тут он развернулся во всю свою криминальную мощь. Хватал только мелкую сошку, предоставляя крупным ворам и разбойникам режим наибольшего благоприятствования. Но при этом обкладывал их «налогами» в зависимости от получаемых «доходов». Вполне понятно, что при такой экономической схеме Ванька Каин был заинтересован в развитии преступности. И она стремительно возрастала. Москва быстро превращалась в самый опасный для проживания город империи. Воры, бежавшие из мест заключения, стекались в Москву, где находились под «защитой закона».

При этом Ванька Каин, по сути, возглавлял Сыскной приказ, поскольку все его чиновничество было скуплено им на корню.

В 1748 году московский криминал стал неуправляемым. Начались повсеместные пожары и открытые уличные грабежи. Москвичи начали в панике покидать город. Петербург наконец-то решил поинтересоваться, каковы же причины столь бурного роста московской преступности. В первую столицу был отправлен генерал-майор Ушаков с войском. Учрежденная столичным генералом комиссия пыталась найти истину целых четыре года, поскольку полиция открыто этому противодействовала. В конце концов, был полностью заменен весь состав московской полиции, а на Ваньку Каина заведено уголовное дело.

В 1755 году он был приговорен к повешению. Однако Сенат дал слабину и заменил справедливый приговор наказанием кнутом и ссылкой на каторгу. То есть в более суровую эпоху он получил такое же наказание, как и очаровательная Сонька Золотая Ручка. Правда, на каторге он прожил всего лишь полгода. Видимо, ему там приготовили достойную встречу.

Снимок в открытие статьи: заковка в кандалы Софьи Блювштейн, 1898 год/ Фото: wikipedia

Последние новости
Цитаты
Николай Кленов

Финансовый аналитик инвестиционной компании Raison Asset Management

Андрей Манойло

Политолог

Валентин Катасонов

Доктор экономических наук, профессор

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня