История
6 сентября 2015 09:46

Тайна замороженного батальона-2

200 вмерзших в лед немецких егерей скоро эксгумируют

21996

Мы уже писали о страшной находке в Приэльбрусье большого захоронения немецких горных стрелков, скорее всего, попавших под лавину. За 70 лет снег спрессовался до состояния льда, сквозь который хорошо видны егеря и даже их лица. На место братской могилы уже организована экспедиция, подготовку к которой возглавил местный краевед, издатель, писатель и историк Виктор Котляров. С ним мы сегодня и беседуем.

«СП»: — Виктор Николаевич, как вы сами узнали об этой неожиданной находке?

— Зимой этого года ко мне пришли двое пареньков, карачаевец и балкарец, и принесли достаточно много жетонов немецких солдат, не переломленных (за исключением одного) пополам. Объясню: если жетон разделен на две части, значит, военнослужащий захоронен, а вторую половинку отправили в Германию. Если нет — пропал без вести или по каким-то причинам не захоронен. Пришли они, движимые меркантильным интересом — ребята предложили мне их купить. Я же такими вещами не занимаюсь и сказал им, что мне это не интересно. Но попросил их рассказать, с чем связано такое количество жетонов. Они ответили, что связано это с захоронением (само место не назвали) на подступах к Баксанскому ущелью на высоте более 3000 метров. После этого зашел более предметный разговор. Оказывается, друзья сфотографировали замерзших егерей. Снимки размытые, но можно различить многие фрагменты обмундирования и лица стрелков. В ходе дальнейшей беседы выяснилось, что их очень много — десятки, а может быть, даже сотни. Судя по всему, немецкое подразделение возвращалось из Абхазии. И неожиданно попало под лавину, которая погребла всех находившихся на склоне. Причем, стрелков разметало группами на приличном расстоянии по крайней мере в 100−200 метров.

«СП»: — Вы даже не догадываетесь о том, где может находиться место погребения?

— Нет, я, конечно, догадываюсь, где оно. Но из чувства этики пока не предпринимаю никаких действий — все-таки ребята нашли это первыми (к тому же, один из них знает другое подобное место погребения). И сейчас мы едем туда для того, чтобы зафиксировать место. Для начала они требуют от меня 300.000 рублей. Причем мы уже неоднократно выезжали в горы вместе с ними. Но точного места они мне пока не показывают.

«СП»: — Как же два друга там оказались? Случайно?

— Нет, не случайно. Они давно занимаются этим вопросом. Да чего там ходить вокруг да около: они — так называемые «черные копатели», которые делают на подобных находках деньги. Причем одного из них я знаю достаточно давно — именно поэтому уверен, что за всей этой историей нет никакого обмана или мошенничества. Второго — несколько месяцев, на протяжение которых мы и ведем с ними переговоры. Я знаю, где они живут и работают. Мне известны и их имена, но пока (по причине их же собственной безопасности) вряд ли стоит их называть.

След тайного общества «Аненербе»

«СП»: — Откуда такая уверенность в том, что это именно фашисты, а не наши стрелки-альпинисты?

— На снимках отчетливо видны короткие куртки. Я специально узнавал — таких у нас не было. Куртки с капюшонами — это офицерская принадлежность. Специальные ботинки, шапочки, экипировка и т. д. Речь может идти, по всей видимости, об альпийских егерях, в крайнем случае — о румынских горных стрелках. Потому что ну никак на наших они не похожи. Причем, их там очень много — столько в тех местах не пропадало.

«СП»: — Вы предположили даже, что это могли быть члены фашистского секретного общества «Аненербе» («Наследие предков»).

— Да, мы рассматривали и эту тему. Ведь занимаемся мы поисковыми работами довольно долго — чуть ли не 20 лет. Поэтому и версий у нас за это время возникало тоже много. Начать с того же «немецкого аэродрома». Никакой практической пользы, казалось бы, от него там нет. Но ведь немецкие самолеты там приземлялись. И местные жители, чабаны их видели. И снова возникает великое множество вопросов, на которые нет ответов. Более того, в альбоме немецкого офицера мы нашли фотографию, на которой 36 машин той самой дивизии «Волчья пасть». Вдумайтесь — 36 грузовиков с закрытыми тентами! Что в них — неизвестно. Какие задачи они выполняли — не совсем понятно.

«СП»: — Вы думаете, «замороженный» батальон мог иметь отношение к этой дивизии?

— А почему бы и нет. Странно другое: слишком большая группа, которая исчезла без следа. Но так не бывает. У немцев каждый солдат был на учете. В этом смысле они были очень большие педанты. Если только была хоть малейшая возможность похоронить военнослужащего, они его хоронили и ни в коем случае не бросали.

«Хочу выкопать немецкий автомат»

«СП»: — После публикации в прессе на вас, наверное, уже кто-то выходил?

— Конечно, но, опять же, интерес, который люди проявляли к этой новости, был отнюдь не исторический или научный. А чисто меркантильный, шкурный, если не сказать больше — криминальный. Мне, например, присылали письма с такими вопросами и просьбами: «Ответьте, пожалуйста, есть ли там оружие? Или: «Можно с вами отправиться в экспедицию? Я хотел бы выкопать себе там немецкий автомат». И так далее, и тому подобное. Информация же о том, кто там погребен, похоже никому не нужна.

«СП»: — Именно поэтому вы и не озвучиваете местоположение этого захоронения, хотя и догадываетесь о том, где оно?

— Да, ведь если я не удержу их, то они продадут информацию о нем кому-то другому. Потому что такой взрывоопасной информации просто не удержать. И тогда начнется настоящее разграбление.

«СП»: — А что — было ненастоящее?

— Вообще, строго говоря, когда мы с ними уже пообщались более подробно, они проговорились, что с одного края лед уже подтаял. Именно поэтому они даже фотографий этого места мне не дают, поскольку считают, что я тут же вычислю, где находятся координаты погребения. Но я уже принял решение: хватит ходить вокруг да около. Я знаю, что оно есть, и уверен, что факт существования погребения надо как можно скорее открывать перед общественностью. Поэтому при встрече (а она состоится на днях) поставлю перед ними ультиматум: если в течение недели они не открывают мне всю информацию и не дают координаты, то я привлекаю к решению этого вопроса работников компетентных органов, которые и так на меня давят, требуя назвать имена и фамилии ребят. Ведь они, в силу своих прямых обязанностей, должны держать ситуацию под своим контролем. Ведь вопрос касается оружия, которое было фактически законсервировано и, следовательно, наверняка сохранилось подо льдом очень и очень хорошо — не заржавело и не испортилось. Так что для меня главное — чтобы оно не досталось «черным копателям».

Последние новости
Цитаты
Евгений Сатановский

Президент Института Ближнего Востока

Валентин Катасонов

Доктор экономических наук, профессор

Виктор Литовкин

Военный эксперт

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня