Как в СССР на Генсеке компартии Венгрии отрабатывали ссылку для неугодных

Академик Ян Шварц о событиях 60-летней давности

  
2856
На фото: бывший Генеральный секретарь ЦК Коммунистической партии Венгрии Матиас Ракоши
На фото: бывший Генеральный секретарь ЦК Коммунистической партии Венгрии Матиас Ракоши (Фото: AP/TASS)

Ракоши Матьяш (Rakosi, Matyas; Матиас; псевдоним, настоящая фамилия Розенберг; 1892, село Ада, ныне город в Воеводине, Сербия, — 1971, Горький, ныне Нижний Новгород; похоронен в Будапеште), венгерский политический и государственный деятель. (…) Проживая в Арзамасе с 1966 г. по 1971 г., несколько раз выступал перед слушателями Горьковской высшей партийной школы при ЦК КПСС.

Скупые строчки любой из энциклопедий и Википедий. О том, как после разоблачения культа Сталина был свергнут с должности, как один из лучших его учеников и последователей проводил репрессии в свой стране. (За 2,5 года в стране с населением 9,5 млн прокуратура возбудила дела против 1,5 миллионов человек.- ред.) Позже он во всем Сталина и обвинил. И ничтожно мало известно о том, собственно, как он в Горьком оказался и чем занимался здесь. Известно лишь, что после восстания в Венгрии 1956 г. был вывезен в СССР.

Исследовать историю жизни в Горьком в 60-х годах прошлого века бывшего Генерального секретаря ЦК Коммунистической партии Венгрии Матиаса Ракоши, я начал с работы в областном Архиве, в частности с изучения фондов Горьковского филиала бывшей Высшей партийной школы при ЦК КПСС, так как существовала версия, что он работал в ней в качестве профессора кафедры истории КПСС.

Директор архива Валерий Васильевич Смирнов (стаж архивариуса — более 30 лет) не только предоставил мне все возможности для работы, когда у меня возникла идея поговорить с бывшими и первыми секретарями Горьковского обкома партии Николаем Ивановичем Масленниковым и Юрием Николаевичем Христорадновым, он нашел для меня все их московские телефоны. И я очень долго с ними беседовал.

Причем получилось так: сначала я дозвонился до Юрия Николаевича, а он буквально хохочет: «Ты что, я в это время еще знаешь, кем был? Ты лучше Николаю Ивановичу позвони, вот он действительно должен быть в курсе». Но об этом чуть позже.

Сразу замечу, что в фондах ВПШ (отдела кадров, кафедры общественных наук) ни фамилии Ракоши (это его партийный псевдоним), ни его настоящей фамилии Розенберг нигде не упоминается. Таким образом, версия, что Ракоши работал в ВПШ, отпала. Да и как мог преподавать историю КПСС человек, исключенный в 1962 году из Венгерской Коммунистической партии (напомним еще строчки из энциклопедий: «Ракоши был исключен из партии «как лицо, несущее главную политическую ответственность за нарушение в Венгрии ленинских норм партийной жизни и социалистической законности», «он был «гостем ЦК КПСС», после этого фактически был сослан в Токмаке (Киргизия), а затем в Арзамас (Горьковская область). Венгерское руководство не разрешало Ракоши вернуться на родину. После смерти Ракоши урна с его прахом была перевезена в Венгрию и захоронена в Будапеште»)?!

А жил в доме напротив областной библиотеки имени В. И. Ленина на улице Веры Фигнер (ныне вновь Варварская), там же в 1971 году и скончался.

И вот я начал проверять вторую версию — что Ракоши якобы похоронен на Бугровском кладбище. Не подтвердилось. Я изучил на Бугровском кладбище все похоронные книги за 1971 год. Фамилия Ракоши (или Розенберг) в них отсутствует.

Правда, в беседах с Н. И. Масленниковым и советниками Венгерского посольства в Москве Яноной Юшка и Евой Варга выяснилось, что похоронная панихида все же была именно на Бугровском кладбище. Но… крематория в Горьком не было, тело транспортировали в Москву. Была кремация, и урну с прахом родственники отвезли в Будапешт, где она упокоилась в семейной могиле без каких-либо почестей.

Кроме того, Николай Иванович Масленников рассказал, что после 1962 года Ракоши некоторое время жил в Киргизии (примерно полтора года), потом его перевезли в Арзамас (не в Арзамас-16, как считают до сих пор многие). После обращения Матиаса в Горьковский обком партии ему и предоставили квартиру в центре Горького рядом с библиотекой, потому что ее фонды были необходимы Ракоши для работы над мемуарами. По словам Николая Ивановича, Ракоши находился под постоянным наблюдением КГБ на правах ссыльного. Масленников с ним неоднократно встречался, и после докладов о примерном поведении Ракоши в ЦК КПСС Матиасу было разрешено не только свободное перемещение по Горькому. Ракоши даже разрешили выезд в санатории Зеленого города для отдыха и лечения.

Советники Венгерского посольства в России сообщили, что мемуары М. Ракоши, по крайней мере в Венгрии, не опубликованы.

Кто еще отбывал ссылку в Горьком?

Иван Анненков, декабрист, и его жена Прасковья Анненкова, писатели Максим Горький и Владимир Короленко, находились в заточении соратник Ленина Яков Свердлов, и будущий нарком здравоохранения Николай Семашко. Во время пересылки из одной тюрьмы в другую в Нижнем Новгороде отметился Феликс Дзержинский.

В 1980-м году в Горький вместе с женой Еленой Боннэр был сослан учёный Андрей Сахаров.

Об авторе: Ян Шварц — доктор исторических наук, профессор, академик Международной академии наук. Живет в Нижнем Новгороде.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Вячеслав Смирнов

Директор Научно-исследовательского института политической социологии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня