История / Власть

«Не имей сто баранов, а женись, как Чурбанов»

Кремлевская генеральша: трагическая любовь Галины Брежневой

  
4442
На фото: дочь генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева – Галина Брежнева в Крыму, 1997 год
На фото: дочь генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева — Галина Брежнева в Крыму, 1997 год (Фото: Владимир Мусаэльян/ТАСС)

На днях исполнилось 90 лет со дня рождения Галины Брежневой, дочери Генерального секретаря ЦК КПСС. Ее судьба во многом напоминает судьбу Василия Сталина. Дети советских властелинов пользовались всеми благами жизни. Она казалась им настоящим раем. Делали все, что хотели, жили, как хотели.

За их спинами стояли всемогущие отцы. И потому все трепетали перед сыном Сталина и дочерью Брежнева. Но Василий Иосифович и Галина Леонидовна находились в постоянном страхе. Они понимали, что как только пройдет земной срок их отцов, наступит совсем другая жизнь…

Судьба Сталина-младшего известна — он взбунтовался против системы, обвинил соратников отца в его смерти. Расплата последовала незамедлительно — он был брошен в тюрьму по ложным обвинениям. И жизнь Василия Иосифовича была растоптана, искалечена. Когда скончался вдали от Москвы, ни одна из газет не посвятила генералу Сталину ни строчки некролога…

Галина Брежнева избежала тюрьмы, но ее настигло забвение. Она осталась одна — те, кто восхищались ею, боготворили, приставали с просьбами, мигом исчезли. Наступила гнетущая тишина: никто не звонил, не приходил. Она лечила гнетущую тоску известным русским «лекарством». Не стану говорить о ее губительных пристрастиях, любовных похождениях. Об этом и без того много сказано, да и придумано немало. Да и не вправе журналист судить человека, которого не знал. А вот понять эту несчастную женщину можно…

Читайте также
В Крым на майские праздники: Едем по «Тавриде», которой нет В Крым на майские праздники: Едем по «Тавриде», которой нет Планируя путешествие, российские автотуристы должны знать, что главная трасса полуострова реально опасна

В ее сверкающей, праздной и праздничной жизни не было только одного, но самого главного — счастья. Она металась, влюблялась и разочаровывалась. Но при новой встрече ее сердце снова трепетало — и казалось, что этот, а потом другой мужчина — самый лучший, самый надежный. Но всякий раз счастье, точнее его иллюзия, словно птица упорхало…

Отец, занятый по горло государственными и партийными делами, пытался направить ее на пусть истинный, старался вразумить — негоже, мол, тебе, дочка, позорить честь фамилии. Брежнев, да и доброхоты, окружавшие семью, стремились пристроить ее на «теплое» местечко. Начальство, разумеется, знало, кто эта статная, независимая женщина, а потому не обременяли нагрузками. Синекура, да и только…

Несколько лет Галина Леонидовна работала в АПН — оно было, как и ТАСС, центральным советским телеграфным агентством. Там находили пристанище дети партийных деятелей, сотрудники разведки и КГБ.

Брежнева даже ездила в командировки. Однажды приехала в Латвию — писать о председателе рыболовецкого колхоза «Банга» Лисменте Микелисе. Но это были «показательные выступления» — репортаж готовила не она, а другая сотрудница. Галина Леонидовна приехала себя показать, да полюбоваться балтийскими красотами…

Ее последний муж — генерал Чурбанов. Он стал ее роком, несчастьем. И самой последней любовью. Но это был омут. Жизнь окончательно закрутила ее, а потом утащила на дно…

Чурбанов казался самым видным, самым перспективным — прежние возлюбленные дочери Брежнева были артисты и журналисты. Да и вид у Юрия Михайловича был внушительный — высокий, кареглазый брюнет, его смоляную шевелюру разрезала тонкая нить пробора. К тому же, общительный, остроумный…

Познакомились они случайно, в московском Доме архитектора. Потом стали встречаться. Между прочим, по ее инициативе. Спустя много лет в своих мемуарах «Мой тесть Леонид Брежнев» Чурбанов писал, что «я и понятия не имел, что это Галина Брежнева». И далее: «Эта женщина нравилась мне все больше и больше. Потом я уехал в отпуск, отдыхал в Подмосковье, Галина Леонидовна несколько раз приезжала ко мне, и я тоже ездил в Москву. Наши отношения стали сердечными. И только тут она призналась, чьей дочерью является».

Какая святая простота! Наверняка Чурбанов сразу узнал, кто его избранница и потому ускорил ухаживания. Уже потом, когда он, женившись на дочери генсека, резво поскакал вверх по карьерной лестнице, появилась ехидная поговорка «Не имей сто баранов, а женись, как Чурбанов».

…Когда они решили соединить свои судьбы, Галина Леонидовна пригласила Чурбанова на загородную дачу Генерального секретаря ЦК КПСС. Жених познакомился с будущей тещей Викторией Петровной. Самого Брежнева дома не было.

«Вечером мы с Галей были в кинозале, смотрели фильм, — вспоминал Чурбанов, — и я даже не сразу заметил, как вошел Леонид Ильич. Только вдруг на фоне света увидел: стоит коренастый человек в серой каракулевой шапке-пирожке. Я поднялся, а он спрашивает: «Ты — Юрий?» — «Я». Тут он говорит: «А чего ты такой высокий?». Я хотел отделаться шуткой, но она у меня как-то не получилась, а он сказал: «Хорошо, я сейчас пойду разденусь, потом поужинаем и поговорим».

17 апреля 1971 года молодожены расписались в Октябрьском районном отделе ЗАГС на Ленинском проспекте. Вечером состоялся свадебный ужин. По словам Чурбанова, за столом царила приятная, домашняя обстановка. Леонид Ильич сам назначил себя тамадой, много шутил, рассказывал веселые истории и был с гостями до конца, пока все не разъехались. Брежнев надеялся, что его ветреная дочь наконец-то нашла себя настоящего спутника жизни…

Так ли это было или по-другому, неизвестно. Однако известный фотожурналист, сотрудник ТАСС и личный фотограф Брежнева Владимир Мусаэльян в одном из интервью говорил, что «свадьбу вообще провели как-то втихую. Я никаких свадебных фотографий не делал, даже не присутствовал там. И Леонид Ильич с Викторией Петровной на церемонии тоже не были».

Благодаря дочери Леонида Ильича, скромный подполковник МВД вошел в ближний круг Брежнева. Между прочим, он служил в системе исправительно-трудовых учреждений МВД СССР и ему хотелось, конечно, большего. Раньше об этом лишь мечтал, но когда женился, грезы его превратились в реальность. Он даже ничего просил, чины и звания словно сами спешили к нему. Впрочем, наверняка Чурбанов с женой обсуждали его служебные перспективы. Потом Галина Леонидовна набирала номер отца и что-то вкрадчиво и просительно ему объясняла. Тот терпеливо слушал, вставляя короткие реплики. Все шло так, как и задумал Чурбанов…

На фото: генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев, Виктория Брежнева (четвертая справа) и Галина Брежнева (на первом плане) на даче Л.И. Брежнева, 1978 год (Фото: Владимир Мусаэльян/ТАСС)

Он становится заместителем министра внутренних дел, его награждают Государственной премией за обеспечение порядка во время Олимпиады-80 в Москве. Чурбанов — кандидат в члены ЦК КПСС, депутат Верховного совета РСФСР. Он даже надеялся стать генсеком. Однажды, видимо не очень трезвый, хвастался за столом, будто Леонид Ильич оставил завещание, в котором прочил Чурбанова в свои преемники. С лица Галины Леонидовны не сходила улыбка, видно было, что она основательно приложила руку к карьерным успехам мужа. Ни о каких загулах в то время и речи не было. Так, во всяком случае утверждают те, кто ее знал.

Чурбанов хвалил супругу, говорил, что она добрая, мягкая — это качество перешло к ней от отца. Подчеркивал, что она очень привязана к родителям. По его словам каких-то роскошных туалетов у нее не было. «Если приезжая к отцу и матери на дачу, была как-то вычурно одета, она получала от них нагоняй и в следующий раз одевалась уже так, чтобы не раздражать родителей… Но никакой россыпи бриллиантов, о чем сейчас судачат на всех углах, у жены не было. Очень контактная по складу характера и излишне доверчивая, Галина Леонидовна быстро отзывалась на человеческие просьбы. Вот это, видимо, ее слабость, потому что она не всегда замечала, что за обычной, казалось бы, просьбой кроется какая- то гнильца. В общем, почти каждый человек пытался нажиться на этих просьбах, кого что интересовало — продвижение по службе или что-то еще…».

В своей книге Чурбанов «скромничал», давал понять, что все блага сыпались на него неожиданно. Однажды Брежнев позвонил зятю в машину. Поздоровался и поздравил с новой должностью. Чурбанов, по собственным словам, опешил. «Ты назначен заместителем Щелокова» (министр внутренних дел — авт.), — сообщил тесть. И Чурбанов, представьте себе, возразил! «Как же так, — сказал он, — со мной же никто не посоветовался!» Получается, он, скромный работник органов ничего не просил, а назойливый родственник буквально навязал ему высокий пост. «Это решение Политбюро, я его только что подписал, — сказал Брежнев. Конечно же, соратники-подхалимы дружно голосовали за продвижение зятя генсека. «Кстати, тебя рекомендовал Щелоков, — добавил Леонид Ильич. — И еще: тебе только что присвоено звание генерал-лейтенанта…».

Галина Леонидовна стала генеральшей. Конечно, она была несказанно горда своим мужем. Но, конечно, понимала, что его заслуг в этом нет. Любой мужчина, попавший в их семью, добился бы успехов. Впрочем, предыдущим мужьям дочери Леонид Ильич не стал помогать, ибо считал их несерьезными людьми. А вот на Чурбанова возлагал большие надежды…

Но после смерти Брежнева все круто изменилось. В стране начались перемены — политическое болото, которое было недвижным при Леониде Ильиче, зашевелилось. Начались аресты — брали тех, с кем семья генсека водила знакомство. В частности, были арестованы директоры гастрономов «Елисеевский» Юрий Соколов и «Смоленского» Сергей Нониев. К ним Галина Леонидовна часто приезжала за дефицитными продуктами.

Шеф Чурбанова и друг Брежнева, Николай Щелоков, не дожидаясь разоблачений и страшась гнева нового Генерального секретаря ЦК КПСС Юрия Андропова — «чистки» рядов он замыслил нешуточные! — застрелился. Самого Чурбанова сняли с поста заместителя министра и отдали под суд. Во время обыска на его даче, куда следственная группа выехала с отбойными молотками и перевернула буквально все, был изъят лишь мраморный бюст самого Чурбанова. Но срок он получил изрядный — 12 лет колонии усиленного режима.

На фото: бывший первый заместитель министра внутренних дел СССР Юрий Чурбанов на скамье подсудимых в Военной Коллегии Верховного Суда СССР., 1988 год (Фото: Малышев Николай, Песов Эдуард/ТАСС)

После вынесения приговора, Чурбанову дали свидание с женой. Разговор под чай с лимоном был грустный. Не то, что в былые времена за щедро накрытым столом. На прощанье Галина Леонидовна сказала: «Где бы ты ни находился, я буду тебя ждать».

На фото: часть драгоценных украшений, конфискованных у Юрия Чурбанова, 1989 год (Фото: Хамельянин Геннадий/ТАСС)

У нее началось тяжелое время, со временем ставшее беспросветным. Она горячо переживала происходящее, тем более, в ее адрес посыпались обвинения разного рода, в том числе, в скупке краденых драгоценностей. Да и вообще про семью Брежнева стали болтать всякие гадости. Леонид Ильич стал объектом насмешек, пародий.

Галина Леонидовна не дождалась мужа. И в 1991 году, когда он отбывал срок, развелась с ним. О бытовой и финансовой стороне раздела имущества бывших супругов говорить не стану — пусть другие разбираются в этом нагромождении сплетен и слухов…

Читайте также
Нонконформизм сытых Нонконформизм сытых Захар Прилепин: Вася Обломов будет чувствовать себя Высоцким, а пять или десять тысяч хозяев жизни — слушателями Высоцкого

Чурбанов провел в заключении, вместо положенных ему по приговору 12-ти лет, четыре года. Выйдя на свободу, пришел к Галине Леонидовне в квартиру на Кутузовском проспекте с букетом и… не узнал ее. Точнее, не увидел в женщине, которая открыла ему дверь ни малейших следов той, что восхищался, которой признавался в любви. Генерал молча отдал ей цветы и вышел из квартиры, в которой он с Брежневой прожил 20 лет. Больше они никогда не встречались.

«Сегодня есть множество фотографий Галины Леонидовны последнего десятилетия ее жизни, где она выглядит неухоженной, спившейся женщиной, — рассказывал Владимир Мусаэльян. —  На самом деле началось все это после смерти Леонида Ильича, причем, не сразу. Вот когда арестовали Юру Чурбанова, начались всякие обыски, Галина и не выдержала, пустилась во все тяжкие. Она ведь не была по-настоящему сильной женщиной. Доброй, открытой, эмоциональной — да. И помогала очень многим. За что потом и пострадала».

Как говорили древние: Sic transit gloria mundi — «Так проходит мирская слава».

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вячеслав Бобков

Заведующий лабораторией уровня и качества жизни Института социально-экономических проблем народонаселения РАН

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня