«Грудная клетка разворочена, кругом следы борьбы, желудок вырезан»

Загадочная смерть в 1948 году лучшего альпиниста поразила всю страну, но так и осталась нераскрытой

16342
На фото: Евгений Абалаков во время восхождения на пик Сталина
На фото: Евгений Абалаков во время восхождения на пик Сталина

Евгений Абалаков был первым альпинистом (и единственным из всей штурмовой группы Таджикско-Памирской экспедиции 1933 года), кто покорил пик Сталина высотой 7495 м, находившийся в юго-западной части Памира. Это был очень опытный альпинист — лучшим на тот момент в Советском Союзе.

Собственно пик Сталина, на который взошел Абалаков, открыли более 90 лет назад, еще в 1928 году. Однако, в силу обстоятельств, его целых четыре года принимали за другую гору. Это произошло потому, что участники экспедиции Академии наук СССР посчитали, что это отстоящий на 20 к югу пик Гармо (6650 м). Пришлось до следующей экспедиции отложить выяснение этого несоответствия, получившего название «загадки узла Гармо».

Лишь в ходе двух независимых друг от друга экспедиций начала 1930-х годов, возглавляемых увлеченными альпинистами — ученым-химиком Николаем Петровичем Горбуновым и Николаем Васильевичем Крыленко (кстати, будущим нарком юстиции РСФСР), был прояснен этот казус. Ученые и спортсмены пришли к выводу, что настоящий пик Гармо — это и есть гора высотой в 6650 м. А вершина 7495 м оказалась вновь открытой экспедицией 1928 года. В 1933 году в честь 55-летия вождя всех времен и народов ее решено было назвать пиком Сталина. И покорить.

Из лучших альпинистов страны был создан специальный штурмовой отряд № 29 Таджикско-Памирской научно-спортивной экспедиции Академии наук СССР. И в силу ее научной составляющей, альпинистам вручили в Академии тяжеленную радиометеостанцию для установки ее на вершине пика. Как бы то ни было, отряд начал восхождение 3 сентября 1933 года.

Читайте также
Удар под дых Пентагону: Эрдоган грозит закрыть базу Инджирлик Удар под дых Пентагону: Эрдоган грозит закрыть базу Инджирлик Турция идет наперекор США, но выходить из НАТО не собирается

Через некоторое время Евгений Абалаков остался единственным транспортабельным участником отряда. «Последний, наиболее трудный участок восхождения Евгений Михайлович совершил в одиночку, — вспоминает его сын Алексей Абалаков. — Так уж получилось, что двое спутников отца остались на склоне. Сперва не выдержал Александр Гетье, у которого серьезно прихватило сердце, а уже на 7300 метрах выбыл из строя Николай Горбунов, получивший сильное обморожение ног».

Оставшись один, Абалаков целых пять часов добирался до вершины, затащив-таки туда 30-килограммовую радиометеостанцию, что стоило ему невероятных усилий — он едва не потерял зрение от ярких солнечных лучей, укрепляя и настраивая ее. А потом, полуослепший, еще вел в базовый лагерь двух полуживых товарищей. Эта вершина досталась ему огромной ценой. Кстати, в 1962 году ее переименовали в пик Коммунизма. А с 1998 он стал носить имя Исмоила Сомони — одного из героев независимого Таджикистана.

С началом Великой Отечественной войны Абалаков пошел на фронт добровольцем, попав в легендарный ОМСБОН — отдельную мотострелковую бригаду особого назначения, где собрали весь цвет спортивной элиты Советского Союза. Бойцы бригады отлично проявили себя как в Битве за Москву, так и в других операциях и сражениях. В основном, они выполняли разведывательно-диверсионные задания. Но особое место заняла во фронтовой службе Евгения Абалакова Битва за Кавказ.

После войны он продолжал покорять высочайшие вершины СССР (их в его личном активе было 50), а также поднялся на все семитысячники страны. Абалаков занимал руководящие посты во Всесоюзной секции альпинизма СССР и Географическом обществе СССР. А также выполнял задания партии и правительства, некоторые из которых были абсолютно секретными.

Тем более нелепой и странной была его загадочная гибель в 1948 году. 24 марта они с другом Юрием Арцишевским пришли к своему давнему общему товарищу, тоже альпинисту, Георгию Беликову, который жил в коммуналке. Принесли вина, посидели, а потом, по словам хозяина комнаты, пошли в ванную… помыться. Эта первая странность: ведь Абалаков жил рядом с метро. Зачем друзьям понадобилось идти куда-то, чтобы вдвоем мыться в чужой квартире, если это можно было сделать дома у Евгения?

Через час Беликов заглянул туда и обнаружил на полу бездыханными обоих друзей и включенную газовую горелку. Вызвал скорую и милицию. Официальной версией стало отравление бытовым газом. Но, по словам родственников Абалакова и свидетелей, видевших альпиниста, «его грудная клетка была разворочена, кругом — явные следы борьбы». А потом на опознании выяснилось еще, что его желудок был вырезан. Для чего? Но главное, что тела имели синеватый цвет — как будто друзья были отравлены ядом.

Читайте также
Кремль дал понять, что сливать Донбасс сейчас не время Кремль дал понять, что сливать Донбасс сейчас не время Помощник президента РФ провел закрытую встречу с защитниками Донецка и Луганска

Как потом выяснилось, Георгий Беликов работал в специальной лаборатории НКВД, которая занималась ядами. Трудно ли подсыпать его в вино? Да запросто. Впрочем, Беликов никак не комментировал все эти странные обстоятельства смерти друзей. И это наводит на некоторые размышления. Но кому понадобилось травить заслуженных альпинистов? Тем более убивать их: скорей всего яд сразу не подействовал. И когда явились те, кому нужно было «убрать» за отравителем, завязалась драка. Но профессионалы слишком хорошо знали свое дело…

Кое-что становится понятным, если вспомнить некоторые обстоятельства его альпинистской карьеры. Дело в том, что те самые секретные задания правительства были не чем иным, как геологической разведкой в горах Кавказа, Средней Азии, Сибири и других регионах СССР, где сразу после войны усиленно искали уран для ядерного щита страны. И Абалаков принимал в этом самое непосредственное участие, регулярно докладывая о своих успехах на Лубянке. То есть он был носителем таких секретов, о которых и говорить было опасно.

А вторым обстоятельством было его желание подготовить экспедицию в Гималаи, где он собирался покорить «верхушку мира» — Эверест. И Абалаков никогда не скрывал этих планов. А теперь представьте, что мог подумать куратор атомного проекта СССР Берия, когда узнал об этом амбициозном желании секретоносителя Абалакова — ехать за границу! А вдруг его там завербуют, похитят, выведают под пытками или под воздействием сильных медицинских препаратов все секреты… Какие еще мысли могли промелькнуть в воображении Генерального комиссара госбезопасности!

Наверное, это, возможно, и сыграло свою роль в принятии решения о ликвидации ставшего опасным легендарного альпиниста. Может быть, так все и было. А может, и нет. Боюсь, всей правды мы не узнаем еще очень долго.

Новости России: Псковские археологи обнаружили «подпольное казино» XVII века

Новости СМИ2
Новости СМИ.ФМ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Илья Гращенков

Директор Центра развития региональной политики, политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости НСН
Новости СМИ.ФМ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
article