Недвижимость / Культура
13 января 08:38

(Не)нужная старина

Потенциальная тихая и незаметная смерть русской исторической архитектуры на примере камышинского дома Шнайдера

2122
На фото: дом Якова Шнайдера (вид с нижней террасы набережной)
На фото: дом Якова Шнайдера (вид с нижней террасы набережной) (Фото: infokam. su)

Проблема равнодушного и какого-то недоуменного — что это, зачем это? — отношения к архитектурным памятникам старины в России, увы, дело в чём-то даже обычное. Сейчас, к счастью, дело обстоит несколько лучше, чем было в девяностые годы, однако проблем до сих пор множество.

Относительно хорошие шансы на «выживание» у исторических объектов имеются в крупных городах с богатыми муниципалитетами. Также государство (а иногда и частные лица) стараются следить за архитектурными объектами «первого эшелона» — домами и памятниками, связанными с великими людьми прошлого или важными историческими событиями. Наконец, парадоксальным образом на спасение исторической архитектуры работает особо циничное отношение к ним со стороны того или иного охотника до заветного здания или места. Краеведы и общественность возмущены, возникает резонанс, и памятник культуры удаётся отстоять.

Читайте также
Будущее Америки – гражданская война? Будущее Америки — гражданская война? Американский журналист и аналитик Пол Робертс считает, что она может превратиться в мировую войну с Россией и этого не понимают в Кремле

Но большая часть русской исторической архитектуры продолжает находиться под дамокловым мечом. Особенно в провинции. Особенно, если здание не является слишком древним или привязанным к известному имени. Для этого не нужны рейдерские захваты по воле каких-нибудь беспринципных бизнесменов — достаточно равнодушия.

В итоге историческая провинциальная Россия, и так прореженная революцией и Великой Отечественной войной, тихо умирает.

В небольшом волжском Камышине нет каких-то очень известных на всю Россию памятников или усадеб. Зато есть так называемая «старая» часть города, а в ней сохранились дома, построенные в конце девятнадцатого — начале двадцатого века. Одним из таких домов является дом Шнайдера.

В конце девятнадцатого века в Камышине жило много немцев-поселян. Некоторые становились купцами и предпринимателями. Один из них, Яков Фёдорович Шнайдер, выиграл подряд на отгрузку камня для строительства железнодорожной ветки Тамбов — Камышин. Разбогатев на таком предприятии, в 1902 году Шнайдер построил двухэтажную усадьбу, ставшую украшением города. В ней даже проходили заседания городской Думы — предприимчивый немец сдавал часть здания городской управе…

В тридцатые годы двадцатого века дом Шнайдера косвенно «участвовал» в одной из крупных строек молодой Советской власти. В Камышине должны были построить гигантскую плотину через Волгу. Именно в этом доме с 1930 по 1936 годы находился «Нижневолжскпроект», ведавший строительством потенциальной Камышинской ГЭС.

К сожалению, по ряду причин эти грандиозные планы не были осуществлены. Однако интересно, что построенные для снабжения рабочих — строителей плотины пищей консервный и стеклотарный заводы ещё долго являлись важными городскими предприятиями. С консервным, правда, в итоге всё кончилось плохо — уже в постсоветское время…

Историческую архитектуру в Камышине долгое время спасало то, что в старых домах располагались различные федеральные и городские ведомства. Например, одну половину дома Шнайдера, являющегося сейчас объектом культурного наследия, занимал местный отдел ФСБ, а после — служба судебных приставов. Оно и понятно — город периодически выставляет на торги различные исторические здания, однако покупателей не находится. Дорого и невыгодно это для бизнеса — возиться с такими домами.

В результате историческая застройка становится, можно сказать, обузой для всех, кроме краеведов и неравнодушных горожан. И потихоньку умирает.

Относительно недавно выгорело бесхозное здание управления акцизного винного завода на улице Некрасова. С тех пор его даже перестали выставлять на торги — печальный конец этой постройки очевиден.

Читайте также
Тергоровый рефлекс, или Как сладостно в навозе изваляться Тергоровый рефлекс, или Как сладостно в навозе изваляться Владислав Шурыгин о литературных псевдоисследованиях либеральных критиков

А недавно кто-то по неизвестной причине убрал замок и открыл калитку во дворик нежилой половины дома Шнайдера. В него, как и в подвал с работающим газовым котлом (работающем на половину, где находится служба судебных приставов — вторая половина не отапливается) теперь можно входить беспрепятственно.

Если не выставить охрану или хотя бы не закрыть ворота вновь, дом Шнайдера может постичь печальная участь. Бездомные, хулиганы, неосторожное обращение с огнём — произойти может всё что угодно.

Самое обидное, что важность сохранения архитектурного наследия старины в Камышине понимают многие. Глава города говорит о том, как важно развивать городской туризм. Написано несколько статей в местных СМИ — например, историком и краеведом Леонидом Смеловым, понимающим проблему очень хорошо. Недавно в город приезжали эксперты делового клуба «Наследие и экономика» Дмитрий Ойнас и Андрей Лисицкий, общались с властями и представителями общественности — краеведами, историками. Было много разговоров о «ревитализации» — создании комфортной городской среды и превращении исторических объектов в своеобразные бренды, о совместной работе власти, бизнеса и общественности в этом направлении…

А ворота дома Шнайдера до сих пор открыты. И что делать с «тяжёлым», а то и неподъёмным для скромных муниципальных бюджетов и местного сверхмалого бизнеса величественным наследием старины, до сих пор остаётся неясным.

Главное, чтобы поздно не стало.

Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Владимир Рожанковский

Эксперт «Международного финансового центра», LIFA

Михаил Синельников-Оришак

Политолог и публицист

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня