Недвижимость

ЖКХ в стиле евро

Содержание жилья даже эконом-класса влетает немцам в копеечку

  
6736

Примерно 43% всех жителей Германии имеют собственное жилье. Остальные довольствуются съемным. Но вовсе не потому, что, как многие наши соотечественники, не имеют возможности его купить. Просто немцы — прагматичный народ, который не стремится к нерациональным тратам. А как утверждает риэлтор Маргарита Апель, более 20 лет ведущая свою деятельность на территории одной из самых богатых стран Евросоюза, аренда реально выгодней. Но есть и свои сложности.

С Владимиром Мизгалиным, бывшим офицером ЗГВ, покинувшим Россию в конце 80-х, мы беседуем о проблемах содержания жилья в Германии.

Он живет в Ойскирхене. Это маленьких город в земле Северный Рейн-Вестфалия. Здесь не самые высокие расценки на жилье, в отличие, скажем, от Баден-Вюртемберга и Баварии, где цены в несколько раз выше и сопоставимы с московскими и петербургскими.

Как таковых спальных районов в нашем понимании тут нет. Жилые дома стоят вперемешку с другими зданиями — магазинами, офисами и т. д. Семья Владимира живет в трехэтажном доме. Несколько лет назад в России его назвали бы таунхаусом. Однако теперь такой тип застройки, набирающий популярность среди подмосковных девелоперов, носит название «сблокированные дома». Есть еще небольшой, 6×8 метров, земельный участок. Этот палисадник арендатор может использовать по своему усмотрению. Владимир, например, по старинной русской традиции выращивает огурцы, лук и помидоры.

«СП»: — Похоже, у вас просто шикарные условия. Многим из наших соотечественников трехэтажные дома могут только сниться…

— Ну, не скажи. Жилплощадь нам предоставляется строго по количеству членов семьи. Главе полагается 45 квадратных метров, для остальных норма меньше. Площадь этого дома — 100 квадратных метров. Год назад здесь проживали, помимо меня, жены и сына еще две дочери. Но недавно они вышли замуж, переехали в другой город. И теперь местный муниципалитета по соцнорме мне, жене и несовершеннолетнему сыну может предложить только 80 квадратных метров. Так что, если не освободим помещение в течение месяца — будем платить повышенную миту (просторечное обозначение местного эквивалента месячной квартплаты — авт.), 900 евро в месяц за «лишние» двадцать квадратов

«СП»: — А сколько платили раньше?

— За пять комнат на трех этажах мы платили 700 евро (по курсу ЦБ на 4 февраля 2014 года это примерно 33000 рублей — авт.) в месяц. Еще «штром», электроэнергия, забирает 100 евро. Горячая вода уже включена в миту, а за холодную приходится платить отдельно, по счетчику. Здесь вообще счетчики стоят практически везде. Пожалуй, их нет только, пардон, на сливном бачке. И если в месяц фиксируется перерасход установленной нормы — приходится раскошеливаться. Мы, кстати, чаще недорасходуем, поэтому платеж небольшой. Еще помогает то, что дом очень теплый, мы можем позволить себе не держать отопление включенным круглосуточно, как в России. Если бы так делали — давно бы уже вылетели в трубу. Отопление во всей Европе очень дорогое.

«СП»: — И вы готовы платить повышенную миту?

— Нет, наши доходы не так высоки. Высокооплачиваемую работу найти проблематично, предпочтение отдают «коренным немцам». А на менее прибыльные должности предпочитают брать румын и болгар. Они без возражений готовы даже за копейки работать, лишь бы в Германии. Так что мы будем, что называется, «освобождать помещение». Но учти, что наш город считается провинциальным и мита здесь вполне приемлема по местным меркам. А в том же, например, Кельне цены значительно выше. Есть дома, ежемесячная мита в которых зашкаливает за 5−6 тысяч евро.

Мы уже подали соответствующую заявку о предоставлении нам другого жилого помещения, зачем нам отдавать лишние деньги? Теперь ждем. Максимум, на что моя семья может рассчитывать после такого «сокращения» — трехкомнатная квартира. Но, правда, есть некоторая преференция — за нами остается право выбора жилья. Из того, что нам предложили в первую очередь, мы отклонили все варианты. Причина очень проста — реально страшное жилье. Из разряда того, что в России принято называть «бомжатники».

"СП": — Кстати, а как именно муниципальные власти получают информацию о том, что, предположим, в конкретном домовладении появились свободные метры?

— Здесь, как и в России, действует система регистрации. При выбывании в другой населенный пункт автоматически поступает информация в контролирующие органы. Вот на основании такого контроля и принимаются подобные решения.

«СП»: — А если, как в России, просто не платить по новым расценкам пару-тройку месяцев до лучших времен?

— О, тут такое не прокатывает. Здесь, если тебе должно государство, можно ждать положенного месяцами. А вот если ты задолжал хоть несколько евроцентов — реакция будет быстрой и жесткой. За электроэнергию хотя бы месяц не заплатил — обрезают сразу, без разговоров. Точно так же и воду. Месяц не платишь за жилье — приходит сначала напоминание, два не платишь — получи предписание к выселению.

«СП»: — А если не освобождать?

— Тогда приходят с полицией. Просто аккуратно и вежливо выносят вещи на улицу — иди куда хочешь. Только при этом участок не забудь заново травкой газонной засеять, если ты ее поистоптал или перекопал.

Где ты возьмешь деньги на оплату — власть волнует меньше всего. Поэтому, например, если заработали за месяц 800 евро, то никого не интересует, хотел ли ты купить телевизор за три сотни или что-то еще. Сначала отдай за жилье. А вот что останется после — на это люди и живут до следующего платежа.

«СП»: — Кто непосредственно регулирует размер платы за жилье? Сам собственник?

— Да, как правило, собственник. Но для него есть существенное ограничение — плата не должна превышать установленную социальную планку.

«СП»: — С такими условиями для арендаторов и обслуживание должно быть на уровне. Если что-то ломается, кто оплачивает ремонт?

— Перед въездом в новую квартиру с жильцов, как правило, взимают «каупцион» — авансовый платеж. Наш, например, составил тысячу евро. И вот на эти деньги хозяева жилья закупают строительные и расходные материалы, которые потом используются при ремонте.

Но за вызов ремонтника мы не платим, нет. Если что-то вдруг среди ночи ломается — батареи там потекли, окно разбилось — то приходит хаусмастер, наемный рабочий, и просто устраняет проблему. Но если вина твоя — платишь ты. По полной программе. Правда, есть еще страховка. Но очень часто (особенно если учредители — выходцы из России) она составлена так хитро, что пользоваться ей — себе дороже. Так что лучше всего здесь ничего не ломать, воду попусту не лить, и вообще стараться ничего руками не трогать.

Вообще, я тебе скажу, те, кто живет в России и думает, что здесь ситуация в социуме лучше, ошибаются. Если Германия — локомотив Евросоюза, это не значит, что евро тут растут на деревьях. Да и условия пользования жильем очень жесткие. Конечно, если ты потерял работу, тебя поддержат. Будут выплачивать социальное пособие, например, предоставят возможность два раза в неделю бесплатно брать в магазине определенный набор продуктов. Германия такая страна, где помереть не дадут, но и жить особо в свое удовольствие не позволят.

Здесь достаточно сложно прожить даже коренным немцам. Поэтому многие из них подумывают о переезде. Некоторые, не поверишь, уезжают в Россию. Правда, не в центральные регионы. Предпочтение отдают Омску, Новосибирску, Екатеринбургу, Алтайскому краю. Там, я знаю, сильны немецкие диаспоры, поддержат в трудную минуту.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
 Александр Абрамов

Главный аналитик Банка «Солидарность»

Андрей Дмитриев

Сопредседатель партии «Другая Россия»

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня