Недвижимость

Недвижимость с историческим прошлым

За рубежом ее поддерживают чиновники, в России — спасают от них энтузиасты

779

В Америке давно осуществляется активная продажа жилых строений Викторианской эпохи, зданий в колониальном стиле и классических домов начала ХХ века. Их цена обычно варьируется в диапазоне от 200 до 800 тысяч долларов. Но для желающих прикупить недвижимость «с историей» можно найти и объекты подешевле. Так, например, 3 года назад в Висконсине на одном из местных аукционов был экспонирован опустевший маяк, чья стартовая цена составляла 13 тысяч долларов. Еще один такой же объект на озере Эри в Огайо в то же время выставлялся на продажу и того дешевле — за 5 тысяч.

На территории Европы распространяются тематические каталоги, в которых каждый желающий (точнее, тот, кто располагает соответствующими средствами), может выбрать из регулярно обновляемого списка замков, мельниц, домов, вилл, поместий и тех же маяков с историческим прошлым любой из приглянувшихся объектов. Их стоимость варьируется в гораздо более широких пределах — от одного евро до нескольких миллионов.

В собственность за рубежом можно приобрести и целые исторические поселения. Например, на интернет-аукционе еBay в 2002 году был выставлен городок Бриджвилль (штат Калифорния). Правда, покупатель, прикупивший его за 1 миллион 777 тысяч долларов, скрылся, так и не оформив приобретение должным образом. А семь лет спустя за 813 тысяч долларов в частную собственность отошел техасский городок Альберт с пятью жителями и одной собакой. И неважно, что все поселение состояло из одного дома, придорожной пивной, школы и танцплощадки. Зато владелец сразу приобрел статус мэра.

В 2011 году компания Iniciativa EUROPA на аукционе приобрела латвийский город Скрунда-1. Когда-то там располагалась одна из крупнейших радиолокационных военных станций Советского Союза, взорванная в конце 90-х годов прошлого века. За 170 тысяч латов компания-покупатель получила в свое распоряжение 70 многоквартирных зданий, почтовое отделение, котельную, водонапорную башню, детский сад, подземные бункеры и другие объекты.

Во всех случаях реализуемая недвижимость требует серьезной реставрации или реконструкции. Однако владельцы не могут проводить ее «по собственному хотению». За этим довольно жестко следят соответствующие организации. Все строительные и отделочные работы должны проводиться в строгом соответствии с регламентами и с использованием строго определенных материалов и технологий. Например, в Чехии сотрудники Национального института по охране памятников контролируют ход восстановительных работ два раза в месяц. Они могут как помочь советом, так и запретить, в частности, установку кондиционеров или новых окон. Таким образом затраты на придание объектам товарного вида очень часто равняются их рыночной стоимости. Нередко они обходятся и гораздо дороже — в несколько миллионов долларов.

Но, несмотря на это, за рубежом количество желающих прикупить историческую собственность на таких условиях не уменьшается. Почему? Во-первых, потому, что, как правило, собственник такого объекта — состоявшийся в жизни человек. Он не столько приобретает место для жилья, сколько воплощает в жизнь мечту и стремится прикоснуться к истории. Во-вторых, продажа подобной недвижимости — проявление чиновничьей заботы о ней, дань уважения истории, если хотите — проявление патриотических чувств. Ведь даже при переоборудовании объектов главным условием для новоиспеченного владельца остается сохранение исторического облика здания. При этом власти европейских государств стремятся отдать такой объект не в руки иностранного покупателя, опасаясь мошенничества, а собственным гражданам, лишь бы те занялись его восстановлением.

Подобные предложения очень актуальны во многих странах Восточной Европы. И практически в каждом случае при покупке недвижимости с мало-мальским историческим прошлым собственник получает от государства серьезную субсидию. Ее размер позволяет «отбить» внушительную часть затрат на восстановление зданий и сооружений. Так, в Восточной Германии на эти цели можно получить до 25 тысяч американских долларов. В некоторых случаях Евросоюз готов оплатить стоимость реставрации объектов полностью.

А что же наше свободное Отечество? К сожалению, отношение к недвижимости с историей здесь оставляет желать лучшего. Каждый москвич может ежедневно видеть, как уступают место новоделам старинные особняки, ради очередной парковки или мойки пускают под гусеницы трактора усадьбы. И если в первопрестольной еще можно оперативно вмешаться в ситуацию, то в провинции это практически никому не нужно. «Свободная Пресса» уже рассказывала о том, как это делается с молчаливого одобрения властей, например, в том же подмосковном Орехово-Зуеве.

В России, пожалуй, как нигде более судьба объектов с историческим прошлым зависит от энтузиастов, а не от чиновников. И тут весьма показателен пример жителя Томска Александра Лунева. В 2012 году он выкупил у отцов города в собственность водонапорную башню. За здание со статусом охраняемого объекта, представляющего культурную и историческую ценность (решение облисполкома от 28 апреля 1980 года), он отдал полтора миллиона рублей. В то время башня уже находилась в крайне запущенном состоянии. При этом Лунев еще потратил семь месяцев, чтобы посетить все соответствующие инстанции, собрать огромный пакет документов и уговорить чиновников провести аукцион, потому что просто так отдать энтузиасту разрушающийся культурно-исторический объект «по закону не положено». И вот что удивительно — в течение 30 лет абсолютно не интересующий госчиновников историко-культурный объект сразу же заинтересовал все соответствующие службы Томска, от архитекторов до «Водоканала» и пожарных. На Александра посыпались обременения и письма с обязательствами «сохранить», «обеспечить», «восстановить» и т. д.

В итоге, по состоянию на февраль 2014 года, энтузиазм Александра продолжает проверяться на прочность самыми различными способами. Во-первых, для проведения реставрационных работ он уже потратил более 4 миллионов рублей. Средства он привлекал заемные, одни проценты по потребительским кредитам тянут уже на 2 миллиона «деревянных» (какие уж тут субсидии от государства на реставрацию — авт.). Во-вторых, Лунев потратил кучу нервов на составление проектной документации и ее согласования. Ведь по одним данным башня находится на канализационном коллекторе, по другим — прямо на проезжей части и непосредственно через нее проходит «красная линия». Все эти новые «открытия» влекут за собой очередные обременения и запрещения.

И до окончания мытарств томскому энтузиасту ой как далеко. Стройки там еще минимум на пару лет, согласований — еще на столько же. И если у Лунева хватит энергии довести начатое дело до конца, останется только снять перед ним шляпу и поблагодарить за то, что своими руками выполнил тяжелую государственную работу и сохранил для потомков «памятник промышленной архитектуры» вопреки всему.

Фото РИА Новости/Антон Денисов

Новости СМИ2
Новости СМИ.ФМ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости НСН
Новости СМИ.ФМ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
article