Общество
1 декабря 2014 15:23

Если вернутся ужасные либералы

Сергей Митрофанов о НЭПе и потребностях российской экономики

2638
Если вернутся ужасные либералы

Все видят, положение в российской экономике не ахти. Рост равен нулю. Национальная валюта обесценивается. Накопления делать невозможно, а это значит, гудбай дом, большая семья, гудбай «Российская мечта», черед двадцать лет не будет и работников… Инвесторы сбегают в ужасе. Кредитные линии в иностранных банках по вполне понятным (и как бы «геополитическим») причинам встали как вкопанные. Социальные обязательства государства под угрозой. А полки магазинов уже чем-то неуловимо напоминают советские. Вроде все пока есть, но какое-то кругом барахло…

В этих обстоятельствах ожидания «новой экономической политики», НЭПА-2.0 (а в моей личной timeline — НЭПа-3.0), вполне оправданно. Но вместе с ожиданиями приходят и застарелые фобии. А что если снова вернутся либералы и потребуют ввести нам свободу? Это же ужас, ужас, ужас. Последние национальные ценности будут втоптаны в грязь.

Под эти фобии подвёрстываются и воспоминания о первом НЭПе. Одна статья меня возмутила до глубины души. Такое впечатление, что ее автор просто переписал главу из «Истории ВКП (б)» 1938 года за своей подписью, что конечно, его личное дело, дело его убеждений. Единственное пожелание на будущее, чтобы это своеобразное видение мира все же соответствовало уже зафиксированной рамке реальности, а не калечило неокрепшие знания молодежи.

А то ведь по этому автору, его фамилия Евдокимов, получается такая картинка. Вот была такая правильная группа коммунистов-ленинцев, они ни в чем никогда не сомневались, знали, «как надо», сделали великую революцию, но очень в ней устали, выдохлись и поэтому ввели НЭП — чисто передохнуть. Передохнули 4−5 лет и с новыми силами двинулись дальше, крепить индустрию, готовиться к войне и строить социализм. НЭП, таким образом, был остановкой в пути, пикником на обочине. Я тоже читал такие учебники в школе.

Но в этой картине все страшно неправильно, не реалистично, не соответствует грубому факту и как бы чувству театра. Не было сплоченной группы — они там постоянно друг друга душили, не понарошку, а серьезно, до смерти. Ругались до хрипоты. Правый коммунист Дзержинский так понес на левого коммуниста Пятакова, что сердце не выдержало, умер сразу же после доклада. Ленин говорил: «Вы мне все хлопаете, а стоит лишь отвернуться…» И они точно не знали, что делать. Это фантазия.

Просто представьте себе: вот сегодня у нас 2014 год, огромный опыт двадцатого века, множество экономических институтов, одна Высшая школа экономики чего стоит, и какая-то не очень приятная экономическая ситуация. Так вот мы сегодня не знаем, что с этой ситуацией делать, какой путь выбрать на будущее. У нас есть политическая группа, которая уверена в тупиковости, если не преступности, линии власти (я, кстати, к ней принадлежу). И есть политическая группа, которая приходит от нее в дикий восторг. Точно так же, но даже еще более утрированно, было в и 20-ых годах.

Что нам точно известно: в начале правления большевиков был страшный бардак. Ленин рвал на себе остатки волос и кричал: «Провалимся, провалимся, провалимся!» При этом так называемая «правильная группа большевиков-ленинцев» не признавала торговлю, — это же буржуазный пережиток, коммунист мог только перераспределять. Не признавала деньги. Не признавала эксплуатацию, следовательно, найм. Прибавочную стоимость. Следовательно, никак не могла организовать экономические отношения. Буржуазные спецы, которым они, размахивая маузерами, давали свои поручения, были в шоке и постоянном стрессе.

Допустим, вам надо было продать вагон картошки, а купить полвагона валенок… Как это сделать без денег, если теоретики марксизма требовали учитывать стоимость в часах труда, никто не знал. Это была бы катастрофа, если бы не НЭП, который, таким образом, стал возвращением, прежде всего, к нормальной бухгалтерии (в слове «бухгалтер», которым иногда награждают Кудрина, на самом деле, нет ничего оскорбительного), экономике здравого смысла и к понятным человеческим стимулам, уже давно и прочно усвоенным на Западе.

В 1925 году, когда Бухарин выкинул лозунг «Обогащайтесь!», спецы вздохнули свободно, а многие даже подумали: и этот строй тоже может когда-нибудь «приличным». Как в Англии. Как во Франции.

Евдокимов же по этому поводу скорбно пишет: «Разоренной России срочно требовались продовольствие и ширпотреб. Одной продразверсткой достать то и другое не представлялось возможным. Пришлось большевикам, наступив на горло собственной антибуржуазной песне, взаимодействовать с кулаками».

Вдумайтесь в нечеловеческий смысл этой трактовки!

Русский крестьянин вырастил хлеб, этот хлеб — вообще-то, его, он ему и только ему принадлежит. А какие-то люди, которые захватили власть, а вообще-то комбеды, бандитские группировки в деревне, считают, что они могут прийти и этот хлеб безвозмездно отобрать. Крестьяне (не кулаки, а вообще-то всё крестьянское большинство вчерашней российской империи) не хотят такого режима, и тогда правильные большевики-марксисты, по велению Ленина, наступив на горло собственной грабительской песне, начинают с ними торговать. Им, видите ли, «пришлось»! Но рабочий 25 года начинает сытно есть, как он не ел и до войны 14 года, и избыток хлеба идет на экспорт. Вот что такое НЭП!

Иными словами, НЭП — это всего лишь возвращение к нормальному. А до Второй мировой войны еще целых 20 лет! В России любят бояться агрессии, но она не прослеживается. Никакого Гитлера нет и в помине. Германия сама задыхается от экономических неурядиц после поражения в Первой мировой. России никто не угрожает, она сама посылает инсургентов в разные стороны поднимать вооруженные восстания. В частности, поддержала революцию в Китае, из-за чего в 27 году накалились отношения с Англией. Вполне была такая возможность — строить великую экономику, если бы коммунистические верхи не кинулись после Ленина уничтожать друг друга, уничтожать собственную деревню, добившись на этом поприще великого голода. И так в результате за четырнадцать лет хорошо подготовились к войне, что первый же удар тоже не очень подготовленного тоталитарного государства (про зиму в России они точно не имели представления) смял оборону до Москвы.

Сегодня ситуация в каком-то смысле сильно повторилась. Четырнадцать лет стабилизации оставили нас у разбитого корыта. Евдокимов сетует: «надо вернуть планирование, надо вернуть планирование»! Но, по-моему, власть в стране и так принадлежит как раз большевикам, которые все это время только и делали, что планировали и регламентировали.

Начали они с налогов (что правильно, так все начинают), но потом не смогли остановиться и стали планировать бытие россиянина буквально до мелочей, так что это бытие стало практически невозможным, если не сказать тошнотворным. Дошли до того, какие кружевные трусы носить. На сколько метров отойти, чтобы покурить. Когда пить, когда не пить, что пить. Французское вино нельзя — мистрали мешают. На сколько метров подвинуть кассу в торговом зале. Какую клятву давать при получении паспорта. Что смотреть по телевизору. Что читать, что говорить, а что говорить нельзя. Уже был суд за анекдот. Какие сайты не смотреть в интернете, какие товары не возить через границу, какие возить. И закончили планирование — сами знаете чем, из-за чего сегодняшняя головная боль с санкциями.

При этом Госплана, конечно, у нас еще нет. Но чем учрежденные госмонополии и акционерные общества с контрольными пакетами у государства не прелюдия к госплану? Уже никто не мешает планировать до гвоздя, до скрепки, да картриджа принтера. Россия — страна отчетов и основной производитель в мире исписанных бумаг. А ведь что на самом деле фантастично! Строя капитализм, в нулевых мы пришли к совершеннейшей ленинской донэповской модели, которую он подсмотрел у немцев. Когда есть одна огромная монополия, где все настолько зарегламентировано, что из каждого окна, как считал Ленин, выглядывает социализм. Здесь, правда, из каждого окна выглядывает чиновник, но наверху привычный вождь, начальник корпорации. Почему сталинолюбивые коммунисты при этом не правящая партия, можно лишь поражаться.

Тем не менее, собственные ошибки мировоззрения Ленин понял. За что ему честь и хвала. И стал их исправлять НЭПом, возвращаясь к традиционной экономике прибавочной стоимости и понятных стимулов. Большевизм нулевых тоже пора исправлять нэпом, то есть изрядной долей не того, что тут есть и так в избытке — а именно, чиновников с планами и инструкциями. А того, чего сегодня не хватает — а именно левого либерализма. Когда государство не уходит — это неправильная, пропагандистская и популистская трактовка. Но перестает быть главным капиталистом и выгодополучателем, давящим всех конкурентов и распределяющим маржу в основном по поддакивающим членам своей ненасытной корпорации.

В том идеале, который мы намерены отстаивать, государство оставляет себе функции арбитра и гаранта права, но предприимчивый человек делается центральной ценностью государства, полноценным гражданином — с большой личной свободой и большой личной ответственностью. Иного не дано.

Фото: Николай Галкин/ТАСС

Последние новости
Цитаты
Александр Саверский

Президент Общероссийской общественной организации «Лига защитников пациентов»

Павел Салин

Политолог

Александр Абрамов

Главный аналитик Банка «Солидарность»

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня