Общество / Новости Украины

Мэра Харькова судят «именем революции»

Процесс в Полтаве: «саботажник» Кернес в инвалидной коляске против министра Авакова

  
16103
Мэра Харькова судят «именем революции»

Предварительное заседание по рассмотрению дела Геннадия Кернеса в Киевском районном суде Полтавы было назначено на 28 апреля, годовщину покушения на харьковского мэра. Это своего рода знак и показатель нынешнего состояния правоохранительной системы. Спустя год после тяжелого ранения Кернеса силовые ведомства нисколько не продвинулись в раскрытии этого преступления. Взамен правоохранители предлагают обществу душераздирающую историю о том, как мэр Харькова и два его охранника «щемили» активистов майдана в январе 2014-го, затащив их в гостиницу «Националь» и разбив нос одному из них.

Накануне судебного заседания противники Кернеса запустили в интернет «мобилизационный» видеоролик с подборкой самых резких антимайданных цитат из его выступлений. Но наэлектризованная толпа полтавских активистов, собравшаяся у здания суда, так и не дождалась харьковского мэра, чтоб подискутировать с ним о преимуществах «революции гидности». Геннадий Кернес проходит недельный курс лечения в Италии. В оздоровительном центре Palace Merano он пробудет до 2 мая. На суд явились два его охранника (они, как и мэр, был уведомлены о подозрении в совершении трех преступлений: похищение, истязание, угроза убийством) и адвокаты. Заседание перенесено на 18 мая.

28 апреля последовал обмен любезностями в «Фейсбуке» между министром внутренних дел и харьковским градоначальником. Арсен Аваков на своей странице заявил: «Геннадий Кернес саботирует правосудие и это полное основание прокуратуре обратиться в суд — для изменения меры пресечения к обвиняемому на арест или жесткую подписку о невыезде». Реплика министра внутренних дел о саботаже правосудия — в годовщину нераскрытого покушения на давнего врага — звучит двусмысленно («саботажник» до сих пор не встает с инвалидной коляски)… Кернес парировал: «Я уверен, что Аваков, используя свое служебное положение министра МВД, своими „постами“ в „Facebook“ пытается оказать давление на суд. Но также я уверен и в другом — в том, что суд разберется со всеми обстоятельствами дела, придет к выводу, что в нескольких томах уголовного производства нет ни одного доказательства моей вины или вины моих охранников, и, как следствие, вынесет справедливый вердикт».

По прошествии года с того дня, когда Кернес был тяжело ранен в спину во время пробежки, прокуратура Харьковской области отчиталась: на стадии досудебного расследования в деле по факту покушения на умышленное убийство мэра назначено 46 экспертиз…

В свое время Кернес, вернувшись в Харьков из израильской клиники, заявил в интервью «Радио Свобода», что причастны к покушению те, кто хотел бы заполучить мэрское кресло в виде «бонуса». И уточнил, сославшись на переписку, опубликованную «КиберБеркутом»: «Фамилии этих людей: Арсен Аваков и, я думаю, не без участия нашего какого-то губернатора Балуты. Я верю в тот вскрытый ящик „Фейсбука“, где была их переписка. На сегодняшний день я могу констатировать, как факт, что следствие — это имитация, а не следствие».

Адвокат Александр Гунченко, представляющий интересы Геннадия Кернеса в суде, рассказал «Свободной прессе»:

— Что касается неявки Геннадия Адольфовича, у него действительно была запланирована медицинская поездка в Италию. Зарубежные медики себя слишком уважают и слишком дорого стоят, чтобы менять график. Они ему сказали: приехать с 26 апреля на неделю. Суд не только не согласовывал с нами дату предварительного заседания, но и не уведомлял нас. В законе совершенно четко в императивном порядке прописано, как уведомляется лицо о необходимости явки в суд. Суд должен был либо направить повестку, либо позвонить по телефону, либо отправить уведомление на электронную почту. Никакие другие варианты не предусмотрены законом — ни морские семафорные флажки, ни передача сообщений голубями или через Геращенко… Но, будучи законопослушным и зная из «альтернативных» источников о предварительном заседании, мэр заблаговременно представил суду итальянские медицинские документы. Несмотря на то, что его не уведомили о заседании, Кернес уведомил суд, что по состоянию здоровья не может прибыть.

Поэтому фейсбучные претензии из уст министра внутренних дел звучат смешно. Он возглавляет ведомство, которое стоит на страже закона, — и несет такую околесицу, своими словами тут же этот закон нарушает.

«СП»: — То есть поводов для ужесточения меры пресечения Кернес не давал?

— С момента объявления ему о подозрении по этому уголовному производству он беспрекословно исполнял свои процессуальные обязанности. Была изначально, в прошлом году, избрана мера пресечения домашний арест. Было определено судом, что вечером он находится дома. Пошли навстречу, потому что Кернесу нужно было исполнять функциональные обязанности мэра. И каждый вечер он звонил следователю (хотя этого и не требовалось) и сообщал: «Игорь Петрович, я на месте». Были исключительные ситуации: трагедия на Рымарской. Мы с коллегой, адвокатом Юлией Плетневой, были рядом с ним в гостинице «Националь», обсуждали какие-то рабочие вопросы, когда позвонили и сообщили: стрельба, есть убитые, ситуация выходит из-под контроля… Кернес набрал следователя и поставил в известность, что ему необходимо покинуть место проживания, чтоб урегулировать проблему, которая касается всего города. Получил согласие и поехал… Мы с ним тогда на Рымарской были до утра: когда стреляли, когда вывозили задержанных. Совершенно четко понимаю, что если бы он туда не приехал, то пролилось бы гораздо больше крови. Вот в такой ответственный момент он не мог оставаться дома. Даже если бы ему запретили ехать, он бы плюнул на свою дальнейшую свободу и переступил бы через запрет.

И после этого у Авакова хватает совести заявлять, что надо менять меру пресечения?

«СП»: — Что происходило под зданием суда в Полтаве? Судя по видеорепортажам, участники антикернесовских пикетов проявили специфическое знание географии и убийственную логику, скандируя: «Полтава — не Харьков. Это Украина!»

— Сепаратисты!.. (Смеется.) Они кричали также: «Кернеса — на нары! Адвокатов — на нары»! А когда мы подошли к машине, скандировали: «Отдай авто хлопцам в АТО!». Моей коллеге Лидии Изовитовой подножки ставили… У меня перед лицом размахивали каким-то плакатом. Но если я буду обращать внимание на всё это, то когда ж заниматься работой? Мы ожидали провокаций. Противников мэра накручивали в соцсетях: «Харьковчане наконец дождались, когда судят Кернеса!».

Кернес — неоднозначная фигура и яркая личность. Но он — не солнце, чтоб всех обогреть. У него есть абсолютно неоспоримые заслуги перед городом. Задача у застрельщиков этой травли абсолютно простая — не столько добиться справедливости в данном деле, сколько лишить Кернеса возможности баллотироваться в мэры города. А он намерен идти на выборы.

«СП»: — А никого не смущает, что судебное заседание в Полтаве должно было состояться 28 апреля, в годовщину покушения на Кернеса?

— Для меня здесь много непонятного, и удивительного, и неприятного, и даже противного. Дело по покушению на Геннадия Адольфовича расследуется очень долго. Результат нулевой. Часто мы о нем слышим? Нет, не часто. Зато о деле, где Кернес подозреваемый, — сколько угодно. А почему у государственных мужей, которые комментируют неистово в «Фейсбуке», нет интереса к делу о покушении на жизнь мэра второго по величине города Украины? Почему его никто не расследует, почему оно никого не интересует? Не выступают по этому поводу Геращенко или генпрокурор Шокин. Я полагаю, что раскрытие этого особо тяжкого преступления должно было стать делом чести. Но, к сожалению, не стало. По той, наверное, причине, что чести нет.

О годовщине покушения на Кернеса я вспомнил еще и тогда, когда просматривал видеорепортаж, снятый в Киевском райсуде Полтавы и под его стенами. Там в кадр попал некий человек на крыше соседнего дома. Непонятно, что он там делал… Но мы знаем — по фильмам, например, — что заказные убийства принято доводить до конца… А в том, что Кернеса год назад хотели убить, сомнений ни у кого, я думаю, уже нет. Человек год не ходит. Пуля прошла в полутора сантиметрах от сердца. Я думаю, что снайпер не ошибся бы и попал бы, но не смог рассчитать амплитуду движения во время бега… Плюс — могучий организм. Плюс — Божья воля. Его охрана довезла за четыре минуты. Опять же — волей случая, и, слава Богу, на месте оказались ведущие харьковские хирурги. Они сразу же приступили к экстренным мероприятиям, необходимым для спасения жизни. В этот же день он был самолетом доставлен в Израиль. Я как защитник тогда занимался изменением меры пресечения. Его паспорта были в Генпрокуратуре в Киеве. И для того чтоб их получить на руки и получить разрешение на выезд, мы заявили ходатайство в Печерский районный суд Киева. Депутат Эльбрус Тедеев взял Кернеса на поруки. Я через киевского коллегу координировал все это в телефонном режиме. Суд пошел навстречу, изменил меру пресечения, и Генпрокуратура отдала паспорта. Их немедленно доставили. Израильские медики уже были здесь к тому времени.

«СП»: — Кто те харьковские активисты майдана, которые предъявляют Кернесу судебные претензии вдали от Харькова?

— Эти два харьковчанина, Кутянин и Ряполов, теперь стали знаменитыми. А кто их знал до этого дела? Возможно, это какие-то активисты майдана. Так они утверждают. Но и это не факт. Мы им не верим, ни одному слову, потому что слишком много вранья в этом деле изначально. Идея прописать их в Киеве возникла только лишь для того, чтобы были основания для переноса рассмотрения дела в столицу. Есть такая норма, статья 34 УПК, которая позволяет передать дело из одного суда в другой с определенными целями. Эти цели абсолютно просты: для оперативного рассмотрения и для эффективности. Проживая в Харькове, Кутянин и Ряполов вдруг подают органам досудебного расследования заявления, что они уже на данном этапе якобы зарегистрировались в Киеве. Такой факт очень легко проверить. Что оказалось? Процедура прописки и выписки (или если оперировать новой терминологией, снятие с регистрации и постановка на регистрационный учет) напрямую завязана на снятии с воинского учета в местном военкомате. А особенно — в наши смутные времена, когда «АТО», мобилизация. Кутянин и Ряполов каким-то чудодейственным образом прописались в Соломенском районе г. Киева, минуя военкомат вообще! Мы направили запросы военным комиссарам тех районов, где они проживали. Нам ответили, что никто никуда не перерегистрировался. При таком раскладе регистрацию нельзя признать законной. Что мы и пытались донести Высшему специализированному суду Украины. Но, к сожалению, нас не услышали. Кстати, в Киеве, по месту своей регистрации, потерпевшие не проживают. Мой коллега, киевский адвокат Александр Русин, который также защищает Геннадия Адольфовича, проехался по указанному ими месту жительства, проверил, выяснил…

Оставим потерпевших в сторонке. Их всего двое. Свидетелей по делу — 67. Все проживают и зарегистрированы в Харькове. Трое обвиняемых. Геннадий Адольфович, к сожалению, — человек с ограниченными возможностями, не способен передвигаться самостоятельно. Чтоб обеспечить его жизнедеятельность, с ним рядом должны находиться медики, реабилитологи. После таких тяжелых ранений не выживают. Он выжил. Сейчас становится на ноги. А нужно казать, что раньше у него был особый распорядок дня: ни свет ни заря подъем, пробежки, велопрогулки, купание в проруби. И вдруг он лишается всего этого. Представляете, какая это психологическая травма? И продолжают его травить, клевать. Но он — человек с крепким стержнем, очень целеустремленный, мужественно всё переносит. Он — настоящий патриот города. У него было множество возможностей скрыться отсюда потихоньку. И забыть как страшный сон. Но он же этого не делает. И вот ему предлагают летать на суд чартером. И 67 свидетелей должны ездить в другой город. Потому что у двоих потерпевших стоят уже печати в паспортах, что они киевляне…

«СП»: — Чего ожидаете от дальнейших заседаний?

— На следующем заседании Кернес, безусловно, будет. Мы не ждем никаких преференций. Нам не нужны поблажки и снисхождения. Нам нужно только, чтоб суд законно и объективно рассмотрел это дело. Мы, как дети наивные, искренне верим в справедливость суда. Неважно, что это полтавский суд. Какая разница? Я имею в виду нашу позицию, нашу работу. Мы ведь на самом-то деле не обязаны доказывать свою невиновность. Бремя доказывания лежит на стороне обвинения. Представитель генпрокуратуры должен доказать суду, что Кернес и его охранники виновны. Но я уверен: ему это сделать не удастся. С оговоркой: если всё будет происходить в законной плоскости. Говорю как адвокат с многолетним стажем. А если всё будет происходить «именем революции», тогда сложно прогнозировать.

Снимок в открытие статьи: мэр Харькова Геннадий Кернес (на первом плане) в суде/ Фото: Сергей Козлов/ ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Геннадий Зюганов

Председатель ЦК КПРФ

Валерий Рашкин

Политик, депутат Госдумы РФ

Владимир Бортко

Депутат Госдумы от КПРФ, режиссер

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня