Общество
12 мая 2015 16:45

Забытый союзник

Роман Сенчин об участии Тувинской народной республики в Великой Отечественной войне

3872
Забытый союзник

Выступая на параде Победы 9 мая 2015 года, президент России Владимир Путин отметил вклад союзников нашей страны в борьбу с нацизмом. В том числе и Монголии: «На протяжении всей войны нашу страну активно поддерживала Монголия».

Хорошо, потому что об участии Монгольской народной республики во Второй мировой войне вспоминают нечасто. Но еще одно государство, существовавшее в то время и участвовавшее в войне на стороне Антигитлеровской коалиции, забыто, кажется, напрочь. Точнее, историки и публицисты иногда вспоминают о нем, но для руководства России его словно бы не существовало. Многолетнее и полное молчание.

Речь идет о Тувинской народной республике, существовавшей в самом центре Азии с 1921 до 1944 года. Хочется напомнить об истории ее существования и участии в самой страшной и масштабной войне.

Не буду углубляться в толщу времени — начну с первых десятилетий ХХ века.

До 1912 года территория Тувы находилась под властью Китая. После революции в Китае несколько тувинских нойонов (правителей определенных районов в Туве, Монголии, Калмыкии) стали обращаться к Николаю II с просьбой принять их под протекторат России. Несколько просьб остались без удовлетворения, но 4 апреля 1914 года русский император наконец написал на предоставленном документе «Согласен». В том же году рядом со слиянием Большого и Малого Енисеев был основан поселок Белоцарск, ставший позже Кызылом — столицей Тувы.

Тува не миновала гражданской войны. Победила советская власть.

После долгих споров и череды съездов, на которых обсуждалось будущее Тувы, 13 августа 1921 года состоялся Учредительный хурал (съезд) тувинского народа. Съезд провозгласил создание независимой Республики Танну-Тува Улус, принял Конституцию.

Важным решением съезда стало определение статуса русского населения Тувы, которое насчитывало более 10 тысяч человек (русские, кстати сказать, стали селиться на территории Тувы с середины XIX века). Была создана русская Советская автономная колония, живущая по Конституции Советской России. Въезд новых переселенцев был запрещен.

Провозглашение независимости Тувы вызвало негодование в Монголии и Китае, которые хотели иметь ее в составе своих государств. СССР тоже строил планы по присоединению республики. Одно время решено было в скором будущем объединить Монголию, Бурятию и Туву и включить их в состав СССР, но затем от этой идеи отказались.

Тувинская народная республика была, что называется, частично признанным государством (ее существование признали в 1924 году СССР и в 1926 году Монголия). Внешнеполитические вопросы решались через Коминтерн.

Документы показывают, что ТНР, хоть и была в сфере интересов СССР (больше политических, чем экономических), но существовала как самостоятельное государство. Своя валюта, свой бюджет, банк… Экономические отношения с Советским Союзом к началу 1930-х шли почти на равных.

Например, если в 1925 — 1926 годах импорт в Туву составил 689 тысяч рублей, а экспорт из Тувы всего 208 тысяч, то в 1927 — 1928 годах — импорт 1,375, а экспорт 1,303…

Сильна была политическая зависимость ТНР от СССР. Туву не миновала борьба с религией (в 1928 году ламаизм был объявлен государственной религией, но когда в начале 30-х в СССР началось искоренение религиозных культов, в Туве тоже стали ломать хурэ, арестовывать шаманов и лам); прокатилось несколько волн репрессий, раскулачивание… Впрочем, тот же путь прошла и Монгольская народная республика.

Монголия хоть и признала независимость Тувы, но не была согласна с линией границы. Пограничные трения возникали постоянно. Отношения между двумя странами были очень напряженными, и главы республик Салчак Тока (Тува) и Чойбалсан (Монголия) не раз ссорились чуть не до драк. Их приходилось разнимать, в том числе и командующему 1-й армейской группы советских войск в Монголии в 1939 — 1940 годах Георгию Константиновичу Жукову.

В 1939-м и в апреле 1941 года партийное руководство ТНР выступало с предложениями о вступлении республики в СССР, но у советского руководства они не вызвали поддержки… В начале августа 1941 года (тяжелейшее положение на советско-германском фронте) конфликт между ТНР и МНР чуть было не перерос в военные действия. С большим трудом МИДу СССР удалось отложить решение пограничных вопросов до лучших времен. Вопросы эти были сняты (хотя и не полностью) в октябре 1944 года, когда Тува вошла в состав СССР на правах автономной области РСФСР.

Так, а теперь об участии Тувинской народной республики в Великой Отечественной (а шире — во Второй мировой) войне.

Если открыть статью в «Википедии» «Великая Отечественная война», то в колонке «Противники» сразу после Советского Союза идут Монголия и Тува. Польша, Великобритания, «Сражающаяся Франция», США — ниже. Почему так?

Когда ранним утром 22 июня гитлеровцы обрушили на Советский Союз удар, в Туве начинался день. В Кызыле по совпадению именно 22 числа открывался X Великий Хурал. В 11 утра по местному времени делегаты приняли декларацию, фактически объявляющую войну Германии. Читаем: «Тувинский народ во главе со своей революционной партией и правительством, не щадя жизни готов всеми силами и средствами участвовать в борьбе советского народа против фашистского агрессора до окончательной победы над ним».

Через несколько дней состоялось заседание пленума тувинской народно-революционной партии, на котором решался перевод экономики республики на достижение главной цели: «на разгром фашизма». «Кроме этой задачи в данный момент нет и не может быть другой цели у тувинского народа».

Это были не просто слова. Советскому Союзу был передан золотой запас государства, составлявший в перерасчете на тогдашние рубли около 30 миллионов, а также добыча тувинского золота на сумму в районе пяти миллионов рублей. Общая же сумма добровольной материальной помощи населения Тувы СССР с конца июня 1941 по август 1944 годов превысила 60 миллионов рублей… Вообще помощь Монголии и Тувы лишь на треть меньше, чем помощь США, Великобритании и остальных союзников СССР. Если учесть экономический уровень, численность населения Тувы и Монголии, то помощь эта более чем значительна.

Вот еще некоторые цифры:

С июня 1941 по август 1944 года ТНР поставила в СССР 50 тысяч боевых коней, а также более 700 тысяч голов скота, из которых почти 650 тысяч — безвозмездно. От 10 до 100 голов своего скота поставила почти каждая тувинская семья. Одной только весной 1944 года освобождённой Украине было подарено более 25 тысяч тувинских коров.

За годы войны Тува поставила Красной Армии 52 тысячи пар лыж, 10 тысяч полушубков, 19 тысяч пар рукавиц, 16 тысяч пар валенок, 67 тонн шерсти, 400 тонн мяса, ржаной, ячменной муки и топлёного масла, а также десятки тонн мёда, плодово-ягодных консервов и концентратов, рыбных изделий, тонны перевязочных бинтов, лекарств традиционной медицины, воска и смолы. До 90% вышеперечисленного было передано безвозмездно.

16 марта 1943 года на подмосковном аэродроме «Чкаловский», в присутствии наркома авиапромышленности СССР А. И. Шахурина, делегация ТНР торжественно передала в распоряжение 133-го истребительного авиационного полка ВВС РККА 10 истребителей Як-7Б, построенных на средства, собранные тувинцами. На истребителях белой краской было написано: «От Тувинского народа».

Большинство русских жителей Тувы были советскими гражданами. 10 ноября 1941 года советское и тувинское руководства приняли совместное решение о мобилизации проживающих в республике советских граждан в возрасте от 19 до 40 лет. Все расходы, связанные с проведением призыва, тувинское правительство взяло на себя. 26 января 1942 года призывная комиссия приступила к работе. В течение февраля почти ежедневно тувинско-советскую границу пересекали автоколонны с призывниками по 100—120 человек в каждой.

Последняя мобилизация была проведена в ТНР в 1944 году, когда на войну были призваны молодые люди 1926 года рождения. По самым скромным подсчётам, русская колония в ТНР поставила на фронт свыше 3,5 тысяч воинов, около 900 человек из которых ушли туда добровольно.

Что же касается граждан независимой Тувинской народной республики… Сразу после вступления в войну власти ТНР предложили советскому руководству отправлять на фронт тувинских добровольцев, экипированных стрелковым и холодным оружием местного или советского производства, однако Москва не соглашалась на такого рода помощь, ссылаясь, в частности, на малочисленность населения Тувы.

Тем не менее, после настойчивых просьб, в 1943 году началось зачисление тувинских добровольцев в действующую армию. В мае в ряды РККА вступили первые 11 тувинских добровольцев: пройдя курс обучения, они были зачислены в 25-й отдельный танковый полк, с февраля 1944 года входивший в состав 52-й армии 2-го Украинского фронта и участвовавший в боях на территории Украины, Молдавии, Румынии, Венгрии и Чехословакии.

1 сентября 1943 года в Кызыле состоялись проводы добровольческого эскадрона в количестве 208 человек (в его составе были и женщины). 16 ноября эскадрон успешно выдержал экзамен на боевую готовность. Проводивший экзамен генерал-полковник О. И. Городовиков отозвался о тувинцах так: «Люди хорошо натренированы, а также подготовлены по боевой и политической подготовке и представляют собой вполне готовую боевую единицу».

Тувинские добровольцы-кавалеристы особенно отличились в боях за освобождение украинского города Ровно, ставшего в советские времена побратимом города Кызыла. В общей сложности они приняли участие в освобождении 80 украинских городов и сел. 67 бойцов и командиров были награждены орденами и медалями СССР, 135 человек — отмечены орденами и медалями ТНР.

За полтора месяца боев на Украине погиб 61 кавалерист. При таком темпе потерь «боевая единица» могла к концу войны лишиться всего личного состава. И в марте 1944 советское командование приняло решение: отправить кавалеристов обратно в Тувинскую народную республику как выполнивших поставленные задачи.

Отдельные тувинские добровольцы сражались с врагом в составе других воинских частей. Кавалерист Донгак Даржаа дошел до Германии…

За несколько месяцев до празднования 70-летия Победы в Туве возникла мысль, что в Параде Победы вместе с личным составом армий государств антигитлеровской коалиции должен принимать участие и Тувинский добровольческий эскадрон. Идею эту не поддержали. Промаршировали по Красной площади китайские, югославские, монгольские, даже индийские воины, прошагали военнослужащие из Белоруссии и некоторых других ныне независимых государств бывшего СССР, солдаты в форме времен Великой Отечественной войны, а кавалеристов из Тувы, к сожалению, мы не увидели.

Почему я обращаю на это внимание? У меня очень сложное отношение к моей малой родине (а родился я в Туве). В начале 1990-х наша семья, как и тысячи русских и других нетитульной национальности семей, была вынуждена покинуть Туву. Тогда бушевали межэтнические конфликты, многие национальности распавшегося Советского Союза чувствовали себя обделенными, оскорбленными, неоцененными. Младшим братом, которого не принимают всерьез.

Национальная напряженность сохраняется в Туве и сегодня. Наверняка замалчивание в дни великого праздника Победы участие жителей независимого, находящегося в тысячах километров от фронтов Великой Отечественной государства — Тувинской народной республики — в борьбе с нацизмом лишь усугубит эту напряженность. Уже слышатся обиженные голоса: «Забыли».

Фото: Александр Кряжев/ РИА Новости

Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Борис Кагарлицкий

Директор Института глобализации и социальных движений

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня