Не надо жонглировать цифрами

Ответ на статью «Кризис бьет по демографии»

2334

Несколько дней назад на сайте «СП» была размещена статья «Кризис бьет по демографии». Аргументы которые автор публикации Олег Гладунов приводит, ссылаясь на премьера министра Дмитрия Медведева и экономиста Владислава Жуковского — я без удивления читать не смог.

А аргумент «хаос на валютном рынке», как фактор снижения рождаемости в России — довел мое терпение до кипения…

Демография — наука точная и конкретная. Если ее данными пользоваться правильно, то она покажет правду действительности.

Но публицистам и экономистам зачастую конкретность не нужна. Им надо показать то, что требует «политическая целесообразность момента». Ради «политической целесообразности» они идут на подмену смысла.

Сначала покажу это на примере слов премьер-министра Дмитрия Медведева, что «продолжительности жизни сейчас в 2015 году составляет 71 год».

Откуда взята эта цифра 71 год?

В демографических справочниках регулярно публикуются таблицы смертности для конкретных годов. Для науки, да и практики тоже — это, пожалуй, самая важная информация о процессах реальной смертности. Причем для мужчин и женщин отдельно. По этим таблицам оценивается ряд показателей. В том числе вероятность умереть в конкретном возрасте.

Конечно, для осмысления цифровой информации о смертности надо «включать мозги». Политики и публицисты на это время не тратят, а берут самую верхнюю цифру столбца таблицы, округляют ее дробь до единицы и публикуют для читателей и слушателей, как «продолжительность жизни».

Теперь внимание. Осмыслите, что на самом деле отражает эта самая верхняя цифра в столбцах таблицы о смертности.

В науке она имеет вполне ясный и точный смысл — это «ожидаемая продолжительность жизни при рождении». То есть озвученная цифра «продолжительность жизни 71 год» рассчитана для тех младенцев, которым сейчас в 2015 году нет еще и ОДНОГО года.

Если без эмоций, то озвученная премьер-министром Дмитрием Медведевым «продолжительности жизни 71 год» к действительной продолжительности жизни людей не имеет никакого отношения.

На самом деле она показывает, что для ребенка рожденного в 2015 году, максимальная вероятность умереть наступит в 2086 году, (2015+71).

Подмена смысла тут в том, что демографы «цифру 71 год» рассчитали для ребенка, родившегося в 2015 году, а политики и публицисты озвучивают ее как для тех 70-летних, живущих сейчас пожилых людей.

То, что эту «цифру 71 год» СМИ транслировали миллионам читателей и слушателей — это не есть аргумент реальной действительности.

Конечно, найдутся «демографы», которые заявят, что расчетная «ожидаемая продолжительность жизни при рождении» и средняя продолжительность ныне живущих — это одно и то же. Но такие аргументы — опять же «политическая целесообразность», не более.

Теперь рассмотрим демографический фактор в том увеличении числа смертей в России, что наблюдается в последние годы

Функция числа смертей таблицы смертности наиболее наглядно отображается в виде кривого графика, имеющего вид плавно нарастающей и быстро спадающей волны. В возрастах старше 20 лет скорость роста волны плавно увеличивается. Затем наступает «точка перегиба». После нее наступает возрастной интервал числа смертей, близкого к максимуму. Потом относительно быстрый спад. И к возрасту 100 лет волна числа смертей уменьшается до «нуля». За 100 лет доживают очень немногие. Хоть в Японии, хоть в России, хоть в Европе — единицы из 10.000 рожденных.

Возрастной интервал, близких к максимуму числа смертей, надвигается:

— на мужчин возраста около 65 лет,

— на женщин — ближе к возрасту 75 лет.

В функции смертей по возрасту и неравномерном распределении численности по годам рождения и заключается тот демографический фактор, который существенно увеличил число смертей в России середины 2010-х.

Мужчины, на которых сейчас надвигается максимум волны числа смертей, родились во второй половины 1940-х годов. Их численность существенно больше, чем мужчин рожденных в первой половине 1940-х — в годы Великой Отечественной войны. По этому возрастному фактору число смертей стало больше, чем несколько лет назад.

Примерно то же происходит у женщин. На них сейчас тоже надвигается максимум волны числа смертей. Их, рожденных во второй половине 1930-х годов, существенно больше, чем рожденных в первой половине 1930-х в годы «раскулачивания русской деревни». Поэтому и смертей женщин по возрастному фактору больше, чем несколько лет назад.

Функция смертей по возрасту имеет плавный вид. В ней нет явных «всплесков». Поэтому и прирост числа смертей носит плавный вид. А те проценты, которые приводятся в статье — это всего лишь ежегодные флюктуации, которые всегда есть в динамических процессах.

Теперь нелишне остановиться на заявлении премьер-министра Дмитрия Медведева: «самый главный наш успех в демографии последнего периода — это результат целенаправленной социальной политики правительства».

Как «целенаправленная социальная политика правительства» сказалось на рождаемости — это можно видеть на цифровой информации возрастной рождаемости, которая регулярно публикуется в «Демографических ежегодниках» для всех регионов России. Функция возрастной рождаемости наиболее наглядно отображается также в виде кривого графика типа волны. Но в отличие от волны смертей, функция возрастной рождаемости имеет вид быстро нарастающей и плавно спадающей волны.

Начало волны рождаемости обычно показывают с 15-летнего возраста. Затем быстрый рост волны, которая на определенном интервале имеет значения близкие к максимальному. Затем медленный спад в 40-летнем возрасте.

Цифровая информация «Демографических ежегодников» показывает:

— в начале 2000-х значения волны рождаемости, близкие к максимальному значению, приходились на возраст 20−25 лет, затем медленный спад к 40-летнему возрасту;

— в начале 2010-х значения волны рождаемости, близкие к максимальному значению, «сдвинулись» на возраст 25−30 лет. При этом значения рождаемости в возрастном интервале 15−25 лет уменьшились, по сравнению с началом 2000-х. А в возрастах 30−40 лет — увеличились.

То есть «целенаправленная социальна политика правительства» привела к тому, что женщины молодого возраста стали откладывать рождения детей «на потом». Но для демографического развития страны такая «социальная политика правительства», нацеленная на старший детородный возраст, совершенно неприемлема. Стимулировать рождения нужно — прежде всего, у молодого детородного возраста. А после 40 - хоть золотом засыпьте — все равно у большинства женщин наступает климакс. Это биологическое свойство природы женщины никакими деньгами отменить невозможно.

В заключение надо остановиться на утверждении Владислава Жуковского, что «рост рождаемости в последние годы позволила обеспечить волна от „бэйби-бум“ времен сухого закона Михаила Горбачева».

Но ведь это же — форменная чепуха.

В «Демографических ежегодниках» есть цифровая информация по всем регионам России. Исследовав число рождений по огромному региону Русской равнины, где процент русских более 90%, становится ясно: для русского народа — это мнимый «бэйби-бум».

В 1980-х «бэйби-бум» действительно был, но у кавказских и туркестанских народов. И причина не в «сухом законе Михаила Горбачева». Это действовало Постановление ЦК КПСС и СМ СССР «О мерах по усилению государственной помощи семьям, имеющим детей» от 22 января 1981 года.

Постановление очень сильно подействовало на число рождений в южных республиках СССР и РСФСР, а на Русской равнине — ничтожно.

Публицистам и экономистам не надо бы придумывать красивые слова, вроде «бэйби-бум» времен сухого закона Михаила Горбачева. Это ведь сделано лишь для обоснования «политической целесообразности» публикаций. Намного честнее и справедливее открыть справочники по демографии и детально погрузиться в анализ цифровой информации.

Последние новости
Цитаты
Андрей Песоцкий

Доцент кафедры экономики труда СПбГЭУ

Александр Рар

Немецкий политолог

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня