Общество

И звездолеты не летают, и марсоходы не ползают

Почему Россия утрачивает свое лидерство в космосе

  
35

Запуск исследовательской станции «ФОБОС-Грунт» откладывается на два года. С такого грустного сообщения в минувший понедельник в Институте Космических Исследований (ИКИ) РАН началась международная конференция «Предсказуемое будущее космических исследований планет Солнечной системы». В ней, помимо наших, приняли участие ученые НАСА и Европейского космического агентства. Увы, судя по дебатам, которые там разгорелись, для отечественной космонавтики это будущее — не столь уж предсказуемо радостное. И дело вовсе не в многострадальном проекте «Фобос-Грунт», хотя и он весьма ярко отражает реальную ситуацию, сложившуюся в области фундаментальных космических исследований.


Справка «СП»:

"Фобос-Грунт" — российская автоматическая межпланетная станция, предназначенная для исследования спутника Марса Фобоса и доставки образцов его грунта на Землю. Старт был запланирован на октябрь 2009 г. По достижении Марса, зонд должен был совершить посадку на поверхность Фобоса и в течение нескольких дней проводить изучение окрестностей места посадки, брать образцов и загружать их в возвращаемую ракету, которая потом стартует с Фобоса на Землю. Перелётный модуль при этом должен был остаться на поверхности и продолжает изучение Фобоса и Марса.


Этот проект, целиком и полностью основанный на советских разработках, был утвержден еще в 1998 году. Однако в силу финансовых обстоятельств 90-х первоначальный вариант не дошёл даже до стадии эскизного проектирования, а в 2004 году был полностью пересмотрен. Новый старт теперь уже замаячил лишь в 2011-м. И полетит ли аппарат вообще — непонятно. Хотя, руководитель ИКИ РАН Лев Зеленый и уверяет, что проект готов, в принципе.

— Дело в том, — пояснили Зеленый, — что у нас 20 лет не было экспериментов, и Академия наук попросила нас еще раз все проверить.

Однако по слухам, которые настойчиво гуляют среди ученых, отмена связана с ненадежностью системы контроля полета, которая распространяется и на китайский зонд «Yinghuo 1». Дело в том, что оба аппарата должны были запускаться одной ракетой «Зенит».

И хотя данный казус можно рассматривать, как небольшой бракованный кирпичик в большой космической стене России, но все очевидней становится, что наша страна постепенно утрачивает лидерские позиции в освоении космоса. То есть, задел, созданный советскими учеными, оказался, увы, не вечным.

Такое мнение корреспонденту «Свободной Прессы» высказал Герой России, летчик-испытатель Магомед Толбоев.

— Да, ничего страшного в том, что был отложен запуск «Фобоса», нет. Накладки случаются у всех — и у США, и у Европы. В советское время тоже были переносы. То двигатель готов, а автоматика хромает, то наоборот. Просто раньше об этом не сообщали на весь мир. Но в соглашениях между странами-участницами космических проектов форс-мажорные обстоятельства, связанные с переносом старта, оговариваются всегда. Это нормальное явление.

«СП»: — Но речь идет о проекте, который готовится уже десять лет, как тут можно говорить о недорабоках?

— «Фобос-Грунт» — это система, отработанная еще в 80-е годы. Скорее всего, перенос запуска связан с финансовыми трудностями. Сократили финансирования — вот и не успели все довести до ума. Ведь все научно-исследовательские разработки привязаны к старым советским технологиям. Приходиться приспосабливаться.

«СП»: — Мы рискуем отстать от Запада?

— Не рискуем — уже отстали! И в развитии космонавтики, и в авиации, как гражданской, так и в военной. У нас был технологический задел на 25 лет вперед. Двадцать лет из них прошло, но за это время мы так ничего своего — российского не сделали. Есть только названия. Но все эти программы: по Луне, по Венере, по Марсу, аппараты, которые мы сейчас запускаем, были разработаны еще в Советском Союзе. Если так дело пойдет, то скоро не только комплектующие, но и ракеты целиком будут собираться в Китае. Ведь космонавтику обслуживают не только конструкторские бюро, но и сотни предприятий по всей стране. А это как раз та самая оборонка, которая после развала СССР, попала в бедственное положение, да так из него и не вышла.

«СП»: — Вы говорите о бездействии, но ведь у нас постоянно принимаются какие-то федеральные программы и по космосу, и по армии?

— Программы, которые принимаются Госдумой и правительством по перевооружению армии, по развитию космоса, авиации, атомной энергетике — это… В общем они все время корректируются.

«СП»: — Каким образом?

— Например, в программе написано: перспективное развитие на 1992−2005 года. Проходит время и некие люди садятся и пишут на том же самом документе: программа на 2002−2012, третьи исправляют: на 2012−2025. То есть меняются лишь сроки, но суть остается та же. Ничего нового в них нет, кроме мизерных подвижек в определенных направлениях. В целом же — это старые программы, которые не успел воплотить в жизнь СССР. Вся прикладная наука стоит на советских разработках. Сейчас по передовым технологиям нас уже обогнали не только США, но и Израиль, Индия. На подходе Китай…

О том, как Россию догоняет Китай, корреспонденту «Свободной Прессы» рассказал директор НПП «Квант» Валерий Семенов.

— Ну вот вам пример. Наши солнечные батареи питали орбитальные станции «Салют», «Мир» и сейчас питают МКС. Кроме того — межпланетные аппараты «Венера», «Марс», «Фобос», они служили для космических аппаратов «Сисат», «Казсат», «Экспресс АМ», «Гарпун», «Глобус», «ГЛОНАСС-К», «Монитор-Э. Но это время ушло, и сегодня мы испытываем большие сложности с приобретением более 30 наименований материалов для своих фотоэлектрических установок.

«СП»: — В чем заключаются эти трудности?

— Взять хотя бы электронный кремний — основное сырье для солнечных элементов — сегодня мы вынуждены покупать его по цене в 200 долларов за килограмм, поскольку все производство кремния, существовавшее в СССР, а теперь — на постсоветском пространстве закрыты. И не только кремний. Мы импортируем очень многое. Из Чехии — щелочь, используемую в химических источниках тока, из Германии — цинк. Так называемую никелевую губку приходится покупать в Китае, который ее производит из сырья, производимого нашим «Норильским никелем». И даже всякую мелочь, такую, например, как прокладочная бумага для аккумуляторов — тоже приходится искать на мировых просторах.

«СП»: — Если ли выход из этой ситуации?

— Чтобы решить все эти проблемы, нужна продуманная промышленная политика с четко прописанной ролью государства. А в «Энергетическая стратегия России на период до 2020 года» нет даже положения о развитии альтернативных источников питания. Таким образом, мы все более становимся зависимыми от дорогостоящего импорта, что, во-первых, ставит под угрозу энергетическую безопасность страны, а во-вторых, делает условия конкуренции наших производителей с зарубежными фирмами заведомо проигрышными. Кроме технологических трудностей, ученых «достают» и бюрократические препоны. А их в космической отрасли не меньше, чем в любом другом бизнесе.

А вот что рассказал корреспонденту «Свободной Прессы» Игорь Митрофанов, доктор физико-математических наук, заведующий лабораторией космической гамма-спектроскопии ИКИ РАН:

— У нас в стране существует железное правило: космическую технику должны делать только те организации, которые имеют соответствующую лицензию. Это правильно, но проблема в том, что распространяется это требование не только на создателей приборов, но и на все организации, с которыми приходится взаимодействовать, включая поставщиков комплектующих деталей! Например, понадобилось что-то, чего в нашем институте, имеющем лицензию, сделать невозможно. Мы обращаемся к коллегам, в другой институт. Они это делают, но у них нет соответствующей лицензии. Более того, она им не нужна, поскольку я со своим прибором у них единичный заказчик. И вот начинается беготня по кабинетам, которая отнимают время, нервы…

И в заключение нельзя не сказать вот о чем. Вашингтон все чаще и чаще озвучивает политический аспект своей стратегии освоения космоса. Он не отрицает сотрудничества с другими космическими державами, в частности, с Россией, но с оговоркой: такое сотрудничество возможно при одном условии — если оно обеспечивает АМЕРИКАНСКОЕ лидерство в космосе.

Международное взаимодействие в космосе, по утверждению представителей американской администрации, является «средством, способствующим решению задач в области внутренней и внешней политики США, а также в сфере их национальной безопасности». Ни больше и не меньше. На практике это означает, что НАСА как исключительный руководитель того или иного совместного проекта должен оказывать воздействие и на определение конфигурации российской космической техники, и на сроки и цели ее создания. А теперь подумаем — у России существует что-то подобное? Можно однозначно ответить: нет и нет. Мы погрязли в таких мелочах, которые не позволяют, увы, оторвать голову от земли и свободно незаморочено глянуть на небеса.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Александр Асафов

Независимый политический аналитик

 Александр Абрамов

Главный аналитик Банка «Солидарность»

Игорь Шишкин

Заместитель директора Института стран СНГ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня