«Роскосмос», чтобы ракеты летали, надо перекодировать

Почему в нашей космической отрасли всё чаще случаются сбои

  
10086
«Роскосмос», чтобы ракеты летали, надо перекодировать
Фото: Петр Ковалев/ТАСС
Материал комментируют:

Ракета «Союз-2.1А» с кораблем «Прогресс МС-08» не стартовала 11 февраля в назначенное время с Байконура. Старт перенесен на резервную дату — 13 февраля.

«Роскосмос» отмечает, что на старте автоматика дала команду на выключение двигателей. Источник агентства ТАСС в ракетно-космической отрасли заявил, что старт перенесен из-за нестыковки бортового и наземного оборудования.

По информации «Интерфакса», к отмене запуска могла привести нештатная работа системы управления ракеты-носителя. Источник агентства считает, что проблема может крыться в ошибке компьютера системы управления. «Там мог возникнуть конфликт или ошибка в работе компьютерной системы. Это будет проверяться в первую очередь», — заявил он — Не исключено, что из-за ошибки в программном обеспечении могли не открыться клапаны на ступенях ракеты-носителя и произошел отбой". По словам собеседника агентства, причина может крыться в ошибке программного кода, он дополнительно будет перепроверен.

«Прогресс МС-08» должен доставить на Международную космическую станцию (МКС) 1,39 тыс. килограммов сухих грузов, 890 килограммов топлива, 420 килограммов воды и 46 килограммов сжатого воздуха и кислорода в баллонах. Корабль передаст на станцию научное оборудование, в том числе аппаратуру для мониторинга миграций диких животных «Икарус».

13 февраля корабль уже не сможет по баллистическим условиям причалить к МКС за 3,5 часа, как планировалось. Будет предпринята двухсуточная схема.

Напомним, в ноябре 2017 года произошла авария при запуске с космодрома «Восточный» ракеты-носителя «Союз-2.1б» с разгонным блоком «Фрегат» и космическим аппаратом «Метеор-М». Кроме «Метеора-М» «Союз-2.1б» должен был доставить на орбиту и другие аппараты — студенческий спутник «Бауманец-2», а также наноспутники российских и иностранных заказчиков. Все они в итоге были потеряны.

Специалисты комиссии пришли к выводу, что авария произошла из-за «непрогнозировавшегося» поведения разгонного блока «Фрегат». Его программное обеспечение не было подготовлено к запуску с нового космодрома.

В чём причина участившихся неудач российской космонавтики?

Читайте также

— Мы воспринимаем космическую промышленность, как область инноваций, — говорит директор фонда исторических исследований «Основание» Алексей Анпилогов. — Считается, что там задействованы самые лучшие специалисты, используются самые надёжные материалы и технологии. Отчасти это верно. В космические системы стараются закладывать такой запас прочности, которые невозможен для большинства аппаратов, используемых на земле. Уже потому, что в космосе крайне сложно исправить какую-то неполадку. И это, к слову, было ахиллесовой пятой всей советской космонавтики.

С одной стороны, были созданы очень надёжные инновационные аппараты. Тот же «Протон» для своего времени был передовой ракетой. А если говорить об «Энергии» и других ракетах, созданных на излёте советских времён, то до сих пор к этому уровню не подошли ведущие космические отрасли мира. Хвалёная ракета Falcon Heavy способна поднять груза в два раза меньше, чем лучшие советские ракеты.

Однако, что касается ракет, выпущенных в 70-е годы прошлого века, для управления ими почти не выпускается старая элементная база. В принципе, это хорошо — поскольку пытаться что-то делать на больших интегральных схемах образца 1970 года сегодня нереально. В своё время, кстати, и американская программа «Спейс Шаттл» столкнулась с подобной проблемой. В конце эры эксплуатации космических челноков американцам приходилось пользоваться некогда списанными микросхемами. Тогда американская космонавтика столкнулась с огромными проблемами, поскольку не финансировался не только военный космос, но и мирный. Дескать, СССР побеждён, зачем нам космические технологии.

Американцы в какой-то момент даже утратили данные о том, как им собирать марсоходы. И когда появилась программа возврата в большой космос, им пришлось срочно привлекать престарелых инженеров и учёных, чтобы восстановить то, что ещё можно.

«СП»: — А как шел процесс у нас?

— Сейчас в России журналисты часто восклицают: что же такое, почему происходят аварии, ведь наши ракеты уже много лет как обкатаны, сотни раз летали в космос?! Для ракет класса «Союз» это вроде бы справедливо. Но нельзя забывать, что с начала 2000-х годов эти ракеты проходят процесс довольно серьёзной модернизации. По старинке работать стало уже невозможно. Начался переход на новые цифровые системы управления. Что по идее, должно только повышать надёжность пусков.

В целом этот процесс модернизации завершён. Однако новые модернизированные космические системы нуждаются в доводке. Если говорить о нашумевшем массовом падении спутников с космодрома «Восточный» в ноябре прошлого года, то выяснилось, что по ошибке был использован код для Байконура.

Поэтому я считаю, что сейчас «Роскосмосу» и смежным с ним структурам пора понять, что ракеты «Союз» и «Протон», которые давно уже проверены с точки зрения составляющих их механизмов — двигателей, конструкции баков, турбонасосов — в связи с приходом цифровой эпохи, по сути, стали новыми ракетами. С ними надо заново настраивать всё, что касается системы управления полётом. Да, сейчас многие новые программы по управлению полётами, можно сказать, находятся «в детских штанишках». Они не лишены «Багов», ошибок и внезапных сбоев. Я думаю, что данная задержка старта как раз была вызвана контрольной процедурой, призванной предотвратить серьёзные проблемы уже в полёте.

«СП»: — Сколько должно пройти времени, чтобы новые системы управления полётами «выросли из детских штанишек»?

— Я думаю, тут дело даже не во времени, а в том, насколько часто будут производиться пуски с отработкой всех нештатных ситуаций. Как показал тот же печально известный запуск с «Восточного», что если бы на симуляторах даже 10 раз прогнали в условиях «Байконура» спутник или ракету, то отладчики не распознали бы неправильный код, не поняли, что третья ступень и разгонный блок между собой не согласованы.

А вот если бы пусков было больше, то постепенно происходило бы приспособление к новым условиям. Сейчас пока со стороны власти нет чёткого сигнала, что космическая сфера нужна государству. Как для военных, так и для мирных целей. Тот же ГЛОНАСС сегодня есть во многих мобильных телефонах. То есть, должно быть ясное понимание, зачем нужна космическая отрасль.

Да, сегодня первичный романтизм прошёл, и мы не ждём, что через несколько лет на Марсе появится первая колония человечества в космосе. Но есть конкретные задачи, которые можно решать за счёт совершенствования ныне существующих космических систем.

Нужны спутники глобальной связи, спутники раннего предупреждения для военных, нужны спутники-шпионы и т. д. Пока ничего необратимого в российской космонавтике нет, всё можно исправить. Но эта ситуация не может длиться без конца.

«СП»: — И в это время, посмотрите, у американцев идут очень успешные космические эксперименты. Взять хотя бы компанию SpaceX.

— Действительно, компания SpaceX за 10 лет добилась серьёзных успехов, создала новые образцы космических систем. Но этот рост основывался на том громадном научно-инженерном заделе, который был у США в сфере освоения космоса. У американской космической отрасли тоже было непростое время в 10-е годы этого века, когда они практически потеряли «Спейс Шаттл» и остались у разбитого корыта. Но они смогли перегруппироваться, найти деньги и специалистов.

«Роскосмос» сейчас может провести такую же работу над ошибками, вместо того, чтобы сидеть и страдать, что он теряет долю рынка космических услуг. А если не бороться с негативными тенденциями, а только продавать землю завода имени Хруничева под элитное строительство, то, в конце концов, мы потеряем свою космическую промышленность.

За примерами ходить далеко не надо: недавно пришла новость о том, что украинский спутник, который не первый год пытались создать, теперь запустить в космос невозможно, поскольку нет той украинской ракеты, под которую он специально делался.

Читайте также

«СП»: — Американцы отказываются заключать дополнительные договоры, которые бы закрепляли исключительно мирный статус космоса. Означает ли это, что уже в ближайшие десятилетия военное противостояние может перенестись на космическую орбиту?

— Во-первых, Договор об использовании космического пространства, заключённый в 1967 году продолжает действовать. Согласно этому договору, стороны обязались не использовать в космосе оружие массового поражения. Сегодня более 100 стран подписали этот договор и следуют его положениям.

Ясно, что американские военные недовольны этим договором. Тем более что сейчас в Америке подогревается психоз: мол, КНДР или ещё какая-то из новых ядерных держав могут осуществить милитаризацию космоса. И тогда США окажутся в уязвимом положении. Под эту лавочку американцы разрабатывают проекты, которые могут иметь отношение к милитаризации космоса. Например, проект космического беспилотного челнока X-37. У него есть отсек, в который может быть помещено ядерное оружие. И он в перспективе может стать практически неуязвимым для наземных противоракетных комплексов, поскольку сможет наносить удар фактически с любой точки орбиты. Конечно, это не перспектива ближайших 10 лет. Но в дальнейшем не исключено, что борьба за глобальное доминирование перейдёт в космос. Уже только поэтому России нельзя терять свою космическую отрасль.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Денис Парфенов

Секретарь Московского горкома КПРФ, депутат Госдумы

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня