Общество / Криминал

Пенсионер-рейдер запутался в претензиях

Некто Седыкин, он же «Глеб Жеглов», продолжает судиться с «Тольяттиазотом»

  
721
Пенсионер-рейдер запутался в претензиях
Фото: пресс-служба ОАО «Тольяттиазот» / ТАСС

В Тольятти Комсомольский районный суд продолжил разбирать резонансное дело по обвинению экс-руководителей комбината «Тольяттиазот» и топ-менеджеров швейцарской компании «Нитрохем Дистрибьюшн». На этот раз суд допрашивал миноритарного акционера ТоАЗа Евгения Седыкина, проходящего по делу в качестве потерпевшего. Несмотря на подразумевающееся знакомство с материалами и ходом процесса «изнутри», осужденный ранее за попытку рейдерского захвата «Тольяттиазота» пенсионер не смог однозначно и ясно донести до присутствующих важные подробности дела, выражая свои мысли в крайне путаной манере. Однако ему вполне удалось ознакомить суд со своим личным литературным опытом, приобретенным под псевдонимом «Глеб Жеглов», а также агитационными листовками и даже обращением к президенту страны.

Седыкин требует, чтобы завод заплатил ему почти 2,8 млрд рублей за реализацию продукции. Но материалы дела указывают как раз на то, что с этим процессом он никак не связан. Более того, по словам Седыкина, он владеет около 2,65% акций комбината, «де-факто», как пояснил он сам во время допроса, но никаких подтверждающих документов до сих пор суду не предъявил.

Непосредственно на допросе у Седыкина проявилось странное поведение. Возможно, возрастной пенсионер уже не успевал следить за ходом и логикой заседания, но на многие конкретные вопросы он часто отвечал, ссылаясь или на свою неосведомленность, или и вовсе на проблемы с памятью. От части вопросов он просто отмахнулся, назвав их «некорректными».

Так, странности проявились, когда Седыкин зачем-то начал обстоятельно рассказывать о событиях 80-х и начала 90-х годов, которые совершенно не относятся к рассматриваемому периоду уголовного дела — с 2007 по 2012 годы. Также нередко он вплетал в свои заключения личные догадки и предположения, а этого, как известно, УПК не допускает — допрашиваемый обязан говорить лишь о достоверно известных ему фактах. Бизнесмен частенько перескакивал с одних событий на другие, забывал о датах и заменял имена местоимениями, подкрепляя свои слова собственными умозаключениями и «квалифицированными выводами». От подобной сумятицы и судья, и стороны процесса много раз обращались к допрашиваемому с призывом говорить только по существу.

Однако все призывы были тщетны, Седыкин продолжал отвечать уклончиво или несуразно. А его ходатайство о приобщении к делу копий статей из газет, агитлистовок и брошюрок собственного пера под псевдонимом «Глеб Жеглов» по-настоящему рассмешило собравшихся.

«Некоторые документы представляют собой созданное Евгением Яковлевичем художественное произведение, или как он говорит „интеллектуальную собственность“, или плод его воображения, я не знаю, как это назвать, — цитирует адвоката экс-председателя совета директоров ТоАза Сергея Махлая Александра Гофштейна издание „Хронограф“. —  Есть несколько копий статей из СМИ; кроме того, ряд процессуальных документов из других уголовных дел, не имеющих отношения к предмету доказывания по данному уголовному делу. Ни одни из представленных документов не обладает реквизитами документа, поскольку не заверен надлежащим лицом. Представленные банковские выписки свидетельствуют о положении вещей в период на 4 года позднее, чем окончание инкриминируемого периода. Кроме того, протокол общего собрания акционеров ТОАЗ от 2018 г. и по дате, и по содержанию не имеет никакого отношения к исследуемым событиям».

По словам адвоката бывшего гендиректора комбината Евгения Королева Вячеслава Яблокова, приведенных в «Хронографе», предоставленные данные об общих собраниях акционеров уже получили негативную оценку в рамках уголовного процесса над самим Седыкиным.

«Евгений Яковлевич пытался похитить акции ТОАЗа, провел общее собрание, на основании этого изготовил печать ТОАЗа и был осужден, — напоминает он. — А сейчас он пытается все эти документы, за которые он был осужден, приобщить к материалам уголовного дела. Каким образом нам давать оценку этих документов? Они как минимум, не относимы, точно так же, как его литературные труды под псевдонимом „Глеб Жеглов“, агитационные листовки, обращения к Путину, с которыми мы тут ознакомились».

Пенсионер, вероятно, и сам видел, что с его выступлением не все гладко, в конце концов он не сдержался и обозвал одного из адвокатов членом преступного сообщества. Судья был вынужден предупредить бывшего рейдера об уголовных последствиях таких слов.

После допроса Седыкина другой адвокат Королева — Андрей Московский — констатировал, что все, что наговорил на суде Седыкин, не имеет отношения к этому уголовному делу.

«Я обращаю ваше внимание, что показания потерпевшего голословны и безосновательны. Все его показания и обвинения основаны на его догадках, или сообщениях СМИ. Свои показания Седыкин не подкрепил ни одним доказательством, все, что он сообщил, никакого отношения к обвинению не имеет», — цитирует адвоката местное издание «Площадь Свободы».

Следующие заседания суда состоятся во второй половине августа.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Николай Платошкин

Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Андрей Раевский (The Saker)

Военный аналитик

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня