Канделаки решила «грузинский вопрос»: МГУ должен учить «детей гор» любви к России

Изменится ли после этого «всеобуча» отношение Тбилиси к Москве?

4249
Материал комментируют:

Телеведущая Тина Канделаки поделилась мнением насчет того, как можно побороть русофобские настроения в Грузии. Для этого, мол, нужно ежегодно обучать молодых грузин в ведущих российских вузах (в частности, в МГУ). «Эти активнейшие ребята начнут влиять на политику в Грузии, абсолютно другое отношение к России вырастет у нас на глазах», — уверена телеведущая.

И даже назвала цифру — «просто дать возможность 3−5 тысячам грузин получить образование в МГУ».

Канделаки, видимо, не знает, что подобную практику Россия реализует уже много лет (для чего, кстати, в 2008 году даже было создано уполномоченное федеральное ведомство — Россотрудничество).

Ежегодно в российских вузах только бесплатно (!) обучаются 15 тысяч иностранных студентов. Эта цифра, к слову, увеличилась в 2013 году, а до этого ежегодно поступало за счет бюджета лишь по 10 тысяч иностранцев.

Есть в списке стран и Грузия, а в списке вузов — МГУ (в этом году, кстати, в программе Россотрудничества участвует уже 172 университета). Причем едут в Россию на учебу не только с Ближнего Востока, из Индии и Пакистана, но также из западноевропейских стран (каждый год растет число абитуриентов из Германии, Италии, Чехии, отмечают в правительстве).

Читайте также
«Немцы! Кошмары множатся в нашей стране. Это особенно затрагивает блондинок» Германия запуталась в фашистах

В общем, Россия сегодня делает многое, чтобы методами «мягкой силы» увеличивать идеологическое влияние на постсоветском пространстве (да и в дальнем зарубежье). Достаточно вспомнить, например, вещающее на шести крупнейших языках планеты Russia Today или публикующее новости на 31 языке информагентство Sputnik. Кстати, именно ему и давала интервью Канделаки.

Можно вспомнить и сеть русских языковых центров, которую по всему миру создает Государственный институт имени Пушкина и Министерство образования РФ в рамках федеральной целевой программы «Русский язык».

Но достаточно ли все этого, чтобы создать позитивный образ России и тем более вырастить за рубежом пророссийски настроенное поколение? Об этом «Свободная прессе» поговорила с руководителем Центра социального проектирования «Платформа» (Москва) Алексеем Фирсовым.

«СП»: — Алексей Владимирович, как бы вы оценили эффективность того, что предлагает Тина Канделаки: выучить грузинскую молодежь в МГУ, а затем вернуть ее обратно в Грузию?

—  Я, честно говоря, даже не знаю, как обсуждать подобные бредовые идеи. На инициативу с обучением в МГУ сложно реагировать серьезно. Но все же, если попытаться — то я не уверен, что готовых жить в Грузии и при этом русофильски настроенных грузин так много, что они способны существенно изменить политический расклад в республике и создать серьезную пророссийскую партию.

«СП»: — А ведь речь не только о Грузии. Россия теряет свои культурные, языковые (а значит, цивилизационные) позиции и во многих других постсоветских странах — от Молдавии до Казахстана. Что делать?

— Это вопрос, скажем так, стиля. У России сейчас нет «лица» в этом регионе, которое вызвало бы однозначное уважение и желание разговаривать. А для начала надо создать нормальный диалог. Ведь у всех сторон много претензий взаимных накопилось, и нужен просто разговор. Однако разговаривать тоже надо уметь. Не класть ноги на стол, не изображать из себя брутального типа. А стиль менять сложно. И я искренне не знаю, что здесь можно сделать. Надо менять «лицо», становиться привлекательнее.

«СП»: — Ну а каким образом? Может — чтобы безо всякой политики — просто пропагандировать русскую литературу и язык, как предлагает институт Пушкина?

— Что касается той же Грузии, с которой мы начали разговор, то у определенного слоя грузинской интеллигенции до сих пор принято учить русский язык. Но я бы не отождествлял симпатии к культуре с симпатиями к политической системе.

При этом не хотел бы идеализировать и грузинскую политику, которая страдает многими собственными расстройствами. Но для эффективного влияния мы сами должны быть лучше. Влияет тот, кто лучше, — этически, интеллектуально и эстетически.

Мы умеем быть «такими же, как все», но не умеем быть лучше. В этом смысле мы — дети дворовой культуры, «понятийки». Российская медийная политика, как мне кажется, типично дворовая, даже с элементами хабальства. А влиять на другие страны и общества мы начнем, когда выйдем из этого «двора».

Читайте также
От Запорожской Сечи до Майдана: Трудная жизнь нации-подростка «Тарас Бульба» как энциклопедия украинской жизни

«СП»: — А что в этой ситуации вообще значит «влиять»? Напрямую диктовать политические решения, как любят США, или быть культурным мерилом, как, например, Франция?

— В том-то и сложность, что мы в России до сих пор не можем сформулировать, что это значит — влиять. Не понимаем, для чего влиять на другие страны и сообщества? То есть, нет целей. По крайней мере, они четко не выражены. А когда влияние — самоцель, она начинает размываться.

«СП»: — Ну а вы сами для себя как социолог это «влияние» формулируете?

— Если коротко, то в данной ситуации международное влияние означает способность предложить некую модель — политическую, экономическую, культурную — которая чем-то превосходит модель соседа.

Но у нас, увы, нет этого ресурса. Мы не можем предложить нашим соседям ни культурного расцвета, ни экономического прогресса, ни даже захватывающей дух политической системы. И в такой ситуации единственным ресурсом и остается давление. И пусть оно разное по форме, но суть одна — а давление никому не нравится. В общем, как мне кажется, в этой ситуации пока нет решения.


Постсоветское пространство: Прибалты зарезали китайскую курицу

Новости Украины: Зеленский пошутил о том, кому ближе белорусы — украинцам или россиянам

Последние новости
Цитаты
Алексей Рощин

Социальный психолог

Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

Игорь Шатров

Руководитель экспертного совета Фонда стратегического развития, политолог

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня