Стратегия пенсионной реформы: Выбор между расстрелом и виселицей

Пожилым людям нужно будет иметь уже 130 баллов и 35 лет стажа, чтобы хоть что-то получить в старости?

  
33345
Стратегия пенсионной реформы: Выбор между расстрелом и виселицей
Фото: Валерий Матыцин/ТАСС

Недавно анонсированный правительством так называемый «гарантированный пенсионный продукт» (ГПП), позже переименованный в «гарантированный пенсионный план», неожиданно получил название «второй пенсии». Особой нужды повторятся, что это за «фрукт» — ГПП, нет. На эту тему вышло много публикаций и экспертных оценок.

И все-таки есть важный момент, на котором следует заострить внимание. Если ГПП обрел бы принудительную норму, то можно было смело утверждать, что нынешняя балльная система оказалась бы обреченной. Во всяком случае, было бы логично, чтобы «продукт» стал бы единственной, а не какой-то второй пенсией. Собственно, об этом еще год назад говорила вице-премьер Голикова, причем, без капли сомнения в голосе: «Власти намерены отказаться от баллов».

Тогда Татьяна Алексеевна обосновывала это тем, что «нельзя это считать как среднюю температуру по больнице: то есть среднюю зарплату, которая, скажем, сложилась в экономике за какой-то период, относить к средней пенсии, которая сложилась по всем пенсионерам».

Кроме того, имеющие ограничения (до 10 баллов в год) носят дестимулирующий характер. Еще пожилые люди не понимают, почему балл стоит, к примеру, 83 рубля, а не, скажем, 200. Возмущение вызывает еще одна, как пишут на форумах возмущенные юзеры, «дурь»: отчего работающим пенсионерам, независимо от размера уплаченных взносов, начисляют не более трех баллов для перерасчета пенсий раз в году?

Читайте также
Плоды пенсионной реформы: «Изредка покупаю самую дешёвую рыбу и просроченную курицу» Плоды пенсионной реформы: «Изредка покупаю самую дешёвую рыбу и просроченную курицу» Как живут пенсионеры в Москве и в провинции

Отсюда создается такое впечатление, что «реформаторы» изначально задумали балльную систему как ступеньку к тому, чтобы потом заменить её долгосрочными накоплениями, неважно как называемыми: индивидуальным капиталом, гарантированным продуктом или гарантированным планом. Все равно, хрен редьки не слаще.

С другой стороны, путаница с баллами в принципе вполне решаема — была бы воля властей и её стремление к честности. В конце концов, народ потихоньку привык к балльной системе, понимая, что зарплату, скажем, в 1985 году как-то нужно перевести в пенсионные права 2019 года. С учетом того бардака, который возник при развале СССР и дальнейшей денежной анархии с регулярными девальвациями, по-другому сделать крайне трудно.

Однако Голиковой категорически не хочется платить деньги старикам за времена «царя Гороха», о чем вице-премьер совсем недавно заявляла с детской непосредственностью. Она, как и все правительство, стремится забыть об обязательствах перед людьми, которые в 70-х и 80-х годах прошлого столетия строили великую страну, разворованную в ходе приватизации.

Тем не менее, подняв пенсионный возраст, Кремль решил больше не искушать судьбу, сделав ГПП — второй добровольной пенсией. По сути, либералы наказаны «силовиками» за «топорные» решения. Нет, они в одной лодке, просто, вторые чуток осторожнее, вот и потребовали от первых поменьше веслами махать. Ведь и перевернуться можно.


Возникает следующий вопрос — что будет дальше?

Ответ имеется в «Стратегии долгосрочного развития пенсионной системы Российской Федерации», утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации 25 декабря 2012 года. Все, что уже сделано властями в рамках пенсионных реформ, как раз и укладывается в параметры документа. Это, в свою очередь, дает основание думать, что в будущем правительство продолжит гнуть свою линию.

Итак, в «Стратегии» говорится, что первая задача «реформаторов» состоит в том, чтобы народ все-таки осознал, что пенсии зависят от отчислений в ПФР. Тем, кто не соответствует стандарту по баллам/стажу, выход на заслуженный «отдых» в наказание отсрочен на 5 лет. Это во-первых! При этом правительство совершенно не «парится», что в провинции крайне сложно найти работу с официальным трудоустройством и с достойной оплатой труда. Не волнует и то, что в силу аморфной предпринимательской политики властей в 90-х и в «нулевых» большинство людей получали «серую», а то вовсе — «черную» зарплату.

Во-вторых, правительство намерено разделило выплату пенсионерам, получающим прожиточный минимум, конкретно на «маленькую, но заработанную» пенсию и региональную добавку субъекта РФ. Тем самым, власть шлет старикам сигнал: «Мы вас подкармливаем».

В-третьих, песенкой из «этой оперетты» является и то, что в массе своей выходящие сегодня на пенсию люди имеют примерно одинаковые пособия. Другими словами, 30, 40, 50, 60 и даже 70 баллов не обеспечивают прописанного в «Стратегии» коэффициента замещения трудовой пенсией по старости до 40% утраченного заработка.

Для этого, как показывает несложный расчет, необходимо иметь 130 баллов (с учетом фиксированной доплаты 5334 рубля). Чтобы было понятно, о чем речь: напомним, что в 2019 году 1 балл, хоть и стоит 87 рублей, эквивалентен 1,16 МРОТ (13 тысячам рублей «белой» оплаты труда в течение года). При этом 40% средней российской зарплаты равны почти 17 тысячам рублей.

Вот и получается, обычному россиянину необходимо получать на протяжении 35 лет примерно по 48 «белых тыщ» (в цифрах 2019 года), чтобы соответствовать целевому правительственному стандарту. Кстати, сегодняшняя модальная (наиболее распространенная) российская зарплата составляет 22 тысячи. Значит, все работники, её получающие, находятся в зоне риска — выйти на заслуженный отдых на 5 лет позже даже уже поднятого пенсионного возраста.

Читайте также
Российских женщин начали готовить к еще одному повышению пенсионного возраста Российских женщин начали готовить к еще одному повышению пенсионного возраста Нас стали убеждать: если отправлять на пенсию в 60/65 лет, вся соцсистема рухнет

По идее, «горькую пилюлю» должны подсластить дотации из казны, уменьшив требования по баллам/стажу. Однако, в «Стратегии» четко сказано: «обязательства пенсионной системы будут соответствовать ее текущим доходам». Но даже Медведев с Голиковой понимают утопичность самофинансирования Пенсионного фонда. Согласно планам правительства, к 2030 году госдотации в ПФР не должны превышать 3% ВВП, что и должно обеспечить «сбалансированность и долгосрочную финансовую устойчивость пенсионной системы».

Значит, чиновники все-таки поставили задачу практически вдвое снизить трансферты (с 5,9% ВВП в 2010 году), причем, как говорится в «Стратегии», за счет обеспечения «более длительного периода уплаты страховых взносов для формирования пенсионных прав». Там, как раз и обозначен требуемый стаж — 35 лет, который чуть ранее был взят для расчета «белой» зарплаты, гарантирующей в будущем право на пенсию.

Поэтому власти после 2024 года, без всякого сомнения, постепенно поднимут минимум по стажу с 15 до 35 лет, а также введут новый переходной период по баллам, дающих право на пенсию в 60 лет для женщин и 65 лет для мужчин. Сколько это будет — 90, 100 или 130 баллов, станет известно позже. Но в любом случае, не меньше нижней границы. Возможно, чиновники даже поставят народ перед выбором: либо высокие требования по баллам/стажу, либо новое повышение пенсионного возраста. Мол, выбирайте в рамках плебисцита между, условно говоря, виселицей и расстрелом.

Правда, для этого должен произойти «транзит власти», сохраняющий нынешний статус-кво.


Пенсионная система: Плоды пенсионной реформы: «Изредка покупаю самую дешёвую рыбу и просроченную курицу»

Новости социальной политики: Футболист и экс-муж Бузовой готов пойти в Госдуму, чтобы поднять бедолагам пенсии

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Владимир Бураков

Председатель Центрального Совета Российской Партии Пенсионеров за социальную справедливость

Николай Платошкин

Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня