Общество / Власть
10 апреля 14:06

Путину надоели силовики

Президент уволил замминистра МВД Александра Романова

14555
На фото: Александр Романов
На фото: Александр Романов (Фото: МВД РФ)
Материал комментируют:

В силовых структурах — новый громкий скандал. 9 апреля президент Владимир Путин уволил замминистра внутренних дел-начальника следственного департамента (СД) МВД РФ генерал-полковника юстиции Александра Романова.

Ранее, 1 апреля, в подчиненном Романову СД были задержаны по подозрению в получении взятки в 10 млн. рублей двое из его пяти заместителей — генерал-майоры юстиции Александр Краковский и Александр Бирюков, а также следователь Александр Брянцев. В тот же день они были арестованы Басманным судом столицы до 1 июня, и отправлены в СИЗО. Всем троим предъявлено обвинение в злоупотреблении должностными полномочиями, повлекшем тяжкие последствия (ч. 3 ст. 285 УК РФ). Романов был допрошен по делу в качестве свидетеля.

По версии следствия, заместители начальника СД МВД «из корыстных побуждений» необоснованно забрали из производства Главного следственного управления ГУ МВД по Москве уголовное дело владельца строительной компании Optima Development Альберта Худояна, обвиняемого в мошенничестве на $ 10 млн. с тремя земельными участками на Ленинградском проспекте.

Читайте также
Путин хотел «обнулиться» сам, но «обнулится» весь Кремль, включая Пескова Путин хотел «обнулиться» сам, но «обнулится» весь Кремль, включая Пескова Лимоны по 500 рублей, имбирь по 2 тысячи, масок нет, а нам предлагают утешиться байками Первого канала и «России»

А следователь Брянцев добился изменения меры пресечения бизнесмену с содержания под стражей на домашний арест, а также снял арест с участков. По версии СКР, следователи рассчитывали получить впоследствии вознаграждение от господина Худояна за развал его дела.

Заметим, взятка в 10 млн. за развал уголовного дела на $ 10 млн. выглядит как устоявшейся ведомственный прайс. И впечатляет, конечно, меньше, чем миллиарды полковников Черкалина и Захарченко.

Напомним, в ноябре 2019 года Генпрокуратура добилась конфискации активов самого богатого человека в ФСБ — экс-начальника второго (банковского) отдела управления «К» Службы экономической безопасности полковника Кирилла Черкалина.

В иске активы Черкалина и его родственников-соответчиков оценивались в 6,5 млрд. рублей — больше оказалось только у экс-сотрудника МВД Дмитрия Захарченко: у него конфисковали имущество на 9 млрд. рублей.

У Черкалина, официально заработавшего за 9 лет службы в ФСБ чуть более 17,5 млн. рублей, оказалось пять квартир, два загородных дома, шесть земельных участков общей площадью 7116 кв. м, 14 нежилых помещений и два автомобиля. В ходе обысков у него было найдено и изъято 800 млн. рублей, $ 72 млн. и € 8 млн.

Из квартиры родителей Кирилла Черкалина при обыске изъяли $ 50,5 млн., € 1 млн. и 15 млн. рублей, которые сын им оставил на хранение, объясняя это «служебной необходимостью».

И Черкалин, и Захарченко получали откаты от организаций, за что гарантировали им безопасность. Например, бывший полковник МВД Захарченко получил от владельца ресторана La Maree $ 800 тыс. и скидку, благодаря которой сэкономил 3 млн руб. Как руководитель службы экономической безопасности ФСБ Кирилл Черкалин близко общался с банкирами.

«Подвиги» подчиненных Романова менее масштабные, но вопросы порождают — в том из-за резкой реакции Путина. Силовой клан, на который всегда опирался Путин, получил карт-бланш на курирование бизнеса еще в начале нулевых. С годами его аппетиты меньше не стали. Напротив, только за 2019 год число уголовных дел по экономическим преступлениям выросло на 37%, отмечал бизнес-омбудсмен Борис Титов (с учетом дел о мошенничестве).

По мнению аналитиков, рост уголовного давления на предпринимателей, усилившийся в последние годы, серьезно сдерживает инвестиции. Видимо, в кризис, когда доходный пирог резко уменьшился в размерах, такая ситуация стала неприемлемой для Кремля. Об этом говорит тот факт, что Путин подписал указ об отставке Романова, даже не ожидаясь окончания служебной проверки, которую назначил глава МВД Владимир Колокольцев.

Что происходит в силовом клане, означает ли отставка Романова, что позиции этого клана ослабли?

— У президента гораздо больше информации, чем у нас, и он может принимать срочные решения, не дожидаясь окончания служебной проверки, — считает адвокат Дмитрий Аграновский. — Особенно сейчас, когда чрезвычайное время диктует упрощенные меры.

Замечу также, что рост уголовных дел в отношении предпринимателей говорит не только о давлении силовиков на бизнес. Предприниматели — не ангелы, все-таки их генезис из 1990-х годов.

В целом, такая уж сложилась правоохранительная система. Ее КПД, на мой взгляд, ниже, чем у паровоза братьев Черепановых. Ожидать от нее серьёзной защиты наших прав, на мой взгляд, не приходится. Так что из нынешней ситуации с увольнением Романова я бы далеко идущих выводов не делал, и перемен не ждал.

«СП»: — Кризис может подтолкнуть Кремль к изменению правил игры — к ослаблению силовиков?

— Чрезвычайная ситуация — это палка о двух концах. Возможно, и в силовом клане придется наводить порядок, но пока ничего подобного я не вижу. Более того, если эпидемия и кризис продлятся сравнительно недолго, страна вернется именно к своему прежнему состоянию — по всем параметрам.

Есть к тому же поговорка: смерть прошла — и помирать не страшно. Так что не исключаю, что власти вернутся и к оптимизированной медицине, и к приватизации остатков госсобственности. Я просто не вижу знаковых отставок, которые бы свидетельствовали: в системе начинаются большие реформы.

«СП»: — Насколько для Путина приоритетна опора на силовиков, и насколько нерушима синекура силовиков в виде контроля над бизнесом?

— Не могу сказать точно, насколько далеко процесс зашел. Но если брать аналогичные страны — в Африке или Латинской Америке — везде в условиях периферийного колониального капитализма власти опираются на силовиков, и везде силовики контролируют бизнес.

Это нормально для системы, которая построена в РФ. Возможно, кто-то ждал, что у нас простроят систему как в Швейцарии — но на практике речи об этом не шло. Замечу, у нас процесс контроля силовиков еще не так ярко выражен. Если взять страны Латинской Америки — там зависимость прямая, и никем не скрываемая.

Силовики — наиболее сплоченный клан. И Путин, конечно, опирается на них — на кого еще?! Это наиболее дисциплинированная группа, по-своему адекватная, и наиболее Путину понятная — он сам выходец из нее. Наверное, на месте Путина я бы вел себя так же.

Но все это, повторюсь, специфика капитализма, который у нас построен. От него не стоит ждать демократии и расцвета — это периферийная экономика трубы, и она достаточно простая. У нас нет сложного производства, как в США или Китае. Российская экономика — сырьевой придаток Запада, и она достаточно просто контролируется как раз с помощью силовиков.

Скажу, может быть, ужасную вещь: наша экономика для тех задач, которые перед ней поставлены, устроена достаточно разумно. А перед ней всего одна задача — обеспечивать трубу.

— В России сословно-феодальное — корпоративное — общество, — отмечает секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук Сергей Обухов. — Есть корпорация силовиков, члены которой, — начиная от постового и заканчивая генералами, — вряд ли живут на свои зарплаты. Так происходит, поскольку имеют место вертикальные коррупционные финансовые потоки — это касается не только МВД, но и прочих правоохранительных структур. Недаром есть понятие «силовой ренты».

Да, президент регулярно призывает: хватит кошмарить бизнес. Но одними призывами потоки не остановить — таков функционал системы, насос работает на выкачивание снизу вверх, и по подведомственному принципу.

Читайте также
Вот такая, понимаешь, загогулина: Путина ждут «лихие 90-е" времен Ельцина Вот такая, понимаешь, загогулина: Путина ждут «лихие 90-е» времен Ельцина «В 80 километрах от Москвы власть кроют матом, и спрашивают — на что жить?»

Это такая феодальная вотчина. В ней что-то выделили на кормление МВД, что-то прокуратуре и Следственному комитету. Грубо говоря, кому-то выделен пост у метро, чтобы гонять бабушек и закрывать глаза на торговлю цветами. А у кого-то уровень посерьезнее — контролировать коммунальщиков или банки.

Президент, уверен, об этой ситуации больше знает — ему на стол кладут соответствующие доклады и досье. Но ситуация его устраивает: неслучайно так и не заработал закон о контроле расходов чиновников и силовиков. В этом направлении полно правовых лакун, и никто не спрашивает у тех же отставных правоохранителей, откуда у них баснословные состояния.

Но сейчас в системе сбой — это очевидно. Из-за кризиса идет обвал поступлений от бизнеса, кормовая база сокращается. Думаю, теперь будут проведены более четкие разграничения по кормлению, иначе экономический Боливар не выдержит и следаков, и эмвэдэшников, и Росгвардию.

«СП»: — Путин будет меньше опираться на силовиков?

— Путин опирается и на силовую бюрократию, и на гражданскую. Сейчас из-за кризиса система коллапсирует, и будут ограничиваться, в том числе, возможности кормления силового блока. Это все понятия — они нигде не прописаны, но реально система живет именно по ним.

Вместе с тем, опора на силовиков никуда не денется: вы посмотрите, какое безумное количество в России генералов. Всех назначает Владимир Владимирович — по сути, эти люди присягнули лично ему. И все, что Путину нужно для поддержания порядка в силовом клане — это периодическое перетряхивание кадров. Что он, на примере Романова, и делает.


Власть: Вот такая, понимаешь, загогулина: Путина ждут «лихие 90-е» времен Ельцина

Новости внутренней политики: Путин хотел «обнулиться» сам, но «обнулится» весь Кремль, включая Пескова

Последние новости
Цитаты
Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Леонид Хазанов

Эксперт-экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня