В логове COVID-19: Вирус взял в заложники Белокаменку

На «стройке века» под Мурманском нынче, видимо, самая высокая в мире концентрация заболевших

6137
В логове COVID-19: Вирус взял в заложники Белокаменку
Фото: Лев Федосеев/ТАСС

«Живем в тесных, плохо отапливаемых бараках. При наружной температуре воздуха днем не выше плюс 3 градусов, по ночам — до минус 10. Душ общий, вода в нем только холодная. В столовой — постоянные очереди, многие в ней без масок, потому приобрести их здесь негде. И работа, которая ни на день не останавливается, несмотря на рост инфицированных»… Так говорят о своей нынешней работе вахтовики поселка Белокаменка Мурманской области.

Их тут более одиннадцати тысяч человек — представители разных российских регионов, а также ближнего и дальнего зарубежья. Приехали в этот северный российский край на заработки, соблазненные «длинным рублем».

Крупнейший отечественный производитель природного газа компания «Новатэк» строит здесь Центр крупнотоннажных морских сооружений. Стоимость проекта — свыше 10 млрд. рублей.

Читайте также
COVID-19: Почему в России не спешат применять способ лечения №1 COVID-19: Почему в России не спешат применять способ лечения № 1 И почему российские медики, борющиеся с короновирусом, готовятся к худшему

Первые зараженные были выявлены в Белокаменке аккурат на следующий день после объявления в стране всеобщего карантина — 6 апреля. Сразу два десятка человек. Очагом стал жилой городок вахтовиков. Он расположен чуть в стороне от домов местного населения, огорожен забором. Что не мешает рабочим покидать его при необходимости. Например, чтобы прикупить продукты. Регулярно бывают они и в Мурманске, до которого на маршрутке менее часа пути.

До конца апреля, когда численность кови-инфицированных перевалила здесь уже за тысячу, никто им в этом не мешал. Запрета покидать здоровым территорию стройки не было. «А кто знает наверняка, где тут здоровый? — пишут в соцсетях своим близким работяги. — Тестов до недавнего времени не хватало. Да и результатов долго ждать».

Словом, «проверки на вирус» ограничивались измерением температуры обычным градусником. Карантинные меры руководство масштабного объекта предприняло лишь несколько дней назад. Когда стало уже невозможным скрывать очевидность стремительно расползающейся заразы. К этому времени численность строителей с COVID-19 превысила 2000 человек. К минувшему четвергу — 2094 зараженных. Для сравнения: во всех остальных населенных пунктах области вместе с 300-тысячным Мурманском общее число инфицированных не превышает 400.

Корреспонденту «СП» удалось с помощью знакомого мурманчанина связаться с монтажником Василием. Он приехал на стройку из Башкирии. Дома у него остались жена, трое детей и родители-пенсионеры. Поинтересовалась у него условиями работы.

— Что касается непосредственно работы, то к её организации особых претензий лично у меня нет. Не лучше, но и не хуже других российских строек разного рода и масштаба, на которых я трудился, начиная с 2000-х, — ответил он. — Худо дело тут с бытовыми условиями. Такое впечатление, что вспомнили о них, когда рабочие стали уже приезжать. Вагончики, в которых нас поселили, большей частью старые, местами прогнившие, холодные. Минувшей зимой мы спали, не раздеваясь, в шапках. Столовая тесная. Что сейчас, во время эпидемии и сказалось. Набьемся в неё, стоим в очереди плечом к плечу… Очереди не только к раздаче, но и к столикам. Не стоя же есть.

«СП»: — С началом карантина вам выдали маски, антисептик?

— Вот только сейчас, в мае, начали выдавать. После того, как здесь побывал областной губернатор и нам удалось немного пообщаться с ним. Честно говоря, уже не надеялись, что нас услышат. Наши начальники на корню пресекают все разговоры о проблемах на стройке. Впрочем, на всех средств индивидуальной защиты все равно не хватает.

«СП»: — И надо было ехать вам сюда через всю страну, чтобы так рисковать здоровьем?

— Найти в России стоящую работу по нынешней жизни непросто. В нашей республике такого заработка, как здесь у специалистов высокого разряда, с опытом, нет. У меня, например, оклад от 100 тысяч рублей в месяц. Плюс — бонусы. Задержек с выплатами не было ни разу. Вот и судите: стоило или нет?

Правда, с началом эпидемии многие в моей бригаде, в том числе — и я, стали задумываться об отъезде. Начальство требует от нас качества, соблюдение сроков работ. Боится не уложиться. А на санитарную обстановку смотрело все это время сквозь пальцы. Надеялось, что пронесет, что ли?..

История с эпидемией в Белокаменке вышла наружу во многом благодаря семьям вахтовиков. Обеспокоенные ситуацией матери и жены выложили в соцсети видео с бараками и очередями в столовой в городке строителей. И комментариями своих сыновей и мужей: инфицированных изолировать фактически некуда, у медиков, присланных из Мурманска, тестов не хватает, лечить заболевших нечем. Представители «Новотэк» сделали все возможное, чтобы свести активность возмущенных родственников к минимуму.

Об этом «СП» рассказала Евгения Благодарова (фамилия изменена), сотрудник одного из местных изданий.

«СП»: — Женя, я слышала, что «Новотэк» организовал на днях пресс-тур в Белокаменку. Чтобы показать всю беспочвенность претензий в свой адрес?

— Да. Шум, который подняли семьи строителей, все-таки дал результат. Хотя их и пытались «приглушить» разными посулами, воздействуя через самих вахтовиков. И журналистов в эту поездку отбирали с особым пристрастием. Я, считай, чудом оказалась к этой группе…

Читайте также
COVID-19 сделал невозможное в России – «заморозил» для населения коммуналку COVID-19 сделал невозможное в России — «заморозил» для населения коммуналку Потребление электричества и бензина в стране падает из-за карантина, поэтому цены на них пока не вырастут

Поговорить на месте с рабочими нам не дали. Не считая пары специально подобранных, судя по тому, как они нахваливали там все.

Что удалось узнать? Антисептики и маски людям стали, наконец, выдавать. Дезинфекцию домиков, в которых они живут, обещали проводить регулярно. Инфицированных изолировали. Готовить еду для себя они должны теперь сами. Для чего, как я понимаю, надо иметь продукты. А, значит — либо просить здоровых товарищей покупать их, либо самостоятельно ходить за ними в поселковый магазин.

«СП»: — И что это за карантин? Профанация чистой воды!

— Именно!.. В общем, привезли нас, поводили по загодя определенным «точкам», показали два новых, ещё не заселенных общежития для строителей (в старых бараках скученность зашкаливает!), и будьте, как говорится, довольны.

«СП»: — Не спрашивали — будет стройка продолжена?

— Её и не останавливали. Об этом даже речи не шло. Простой ведет к срыву сроков сдачи, что может обойтись «в копеечку».

«СП»: — Что говорят мурманчане об этой «стройке века», о ситуации на ней? Кстати, почему их так мало среди 11000 работников в Белокаменке — всего порядка 150 человек?

— Когда проект Центра крупнотоннажных морских сооружений только разрабатывался, власть обещала нам «много рабочих мест и высокие заработки». Это оказалось враньем. С самого начала стройки на неё стали привозить вахтовиков. Дешевле для работодателя. Не надо выплачивать, например, северные надбавки, тратиться на ежедневную транспортировку…

Читайте также
COVID-19: Есть дешевое лекарство, но кому-то нужно потратить миллиарды на вакцину COVID-19: Есть дешевое лекарство, но кому-то нужно потратить миллиарды на вакцину Пол Робертс о том, как используются жизни людей и их состояния в чьих-то интересах

В минувший понедельник постановлением главы района на территории стройки был введен режим ЧС. Въезд и выезд с неё запрещены (хотя формально въехать сюда постороннему и раньше можно было только по пропускам). Те немногочисленные бригады из числа местных жителей, которые жили у себя дома, в Мурманске, перевезли в Белокаменку. Что у многих вызвало недоумение — чтобы они быстрее заразились, что ли? При этом по поселку строители как ходили, так и продолжают ходить. И так же, как до введения строгого режима, без масок.

Масок нет, кстати, и у постоянного населения. До них тут, похоже, вообще никому нет дела.

Появился, наконец, в Белокаменке на этой неделе и свой госпиталь. Его доставили двумя бортами МЧС по поручению президента РФ Владимира Путина после обращения к нему в конце апреля губернатора Мурманской области Андрея Чибиса. Развернули прямо на территории стройки. В нем 40 коек для «тяжелых» пациентов и 125 обсервационных.

А ещё экстренно пригнали к этим богом забытым берегам роскошный пассажирский паром «Принцесса Анастасия». Он хорошо известен как россиянам, так и гражданам Скандинавии — любителям путешествий. Не один сезон ходил по маршруту «Петербург-Хельсинки-Стокгольм-Таллинн-Петербург». Предполагалось, что его каюты станут временным, и что важно, комфортабельным пристанищем для работяг Белокаменки. А то ведь обитают как в резервации, со всеми характерными для той рисками, в том числе, эпидемиологическими.

Однако, как вскоре выяснилось, намаявшихся строителей Центра крупнотоннажных морских сооружений «Принцесса Анастасия» не ждет. Не они будут жить на ее борту. Другие строители — завода по сжижению природного газа, ещё крупнейшего инвестиционного проекта на Кольском полуострове.

Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Игорь Шатров

Заместитель директора Национального института развития современной идеологии

Андрей Заостровцев

Экономист, научный сотрудник Санкт-Петербургского государственного экономического университета

Комментарии
Фоторепортаж дня
Коронавирус в России
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня