Профессор Омельяновский: Выпускающиеся в России лекарства очень часто морально устаревшие

Таблетки, порошки и капли в стране производят, но инновационных препаратов единицы

2728
Профессор Омельяновский: Выпускающиеся в России лекарства очень часто морально устаревшие
Фото: Денис Абрамов/ТАСС

В США решили производить основные лекарства на территории страны. Соответствующий указ может быть подписан уже 15 мая, сообщает CNBC .

Белый дом предпринимает ряд шагов по обеспечению поставок продукции, которая затрагивает национальную безопасность, в их числе лекарственные средства и медицинские принадлежности. Планируется упростить процедуру их согласования, а также простимулировать покупку медицинских изделий американского производства.

По словам, руководителя одного из подразделений Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) Джанет Вудкок, около 72% фармацевтических ингредиентов, поставляемых в США, производится в других странах, в том числе 13% - в Китае. В Вашингтоне выступают против такого положения и хотят уменьшить зависимость от лекарств и медицинского оборудования иностранного производства. Особенно остро этот вопрос стоит в связи с распространяющейся в США коронавирусной инфекцией.

Ситуация в России также оставляет желать лучшего. Как заявил лидер КПРФ Геннадий Зюганов, фармацевтическая отрасль на 90% зависит от зарубежных поставок и нуждается в скорейшем импортозамещении.

Читайте также
Регионы против Путина: Выход из самоизоляции отменяется Регионы против Путина: Выход из самоизоляции отменяется Губернаторы не снимают карантинных мер, боясь ответственности

«Субстанции и компоненты для лекарств, все необходимые медикаменты должны производиться в России. Это вопрос национальной безопасности», — подчеркивается в обращении к президенту РФ Владимиру Путину.

КПРФ предлагает объявить фармацевтическую отрасль стратегически важной и вложить в нее финансовые средства, чтобы не зависеть от чужих препаратов.

Зависимость от иностранных поставок беспокоит и либерал-демократов.

«Закупается дорогостоящее медицинское оборудование по импорту за счет бюджетных денег. Почему эти деньги не отдавать своей науке и своим предприятиям, почему форсировано не развивать совместные предприятия по выпуску медицинского оборудования, лекарств?» — задаются вопросом в ЛДПР.

Депутат Государственной думы от фракции КПРФ Алексей Куринный не смог получить от Минздрава точную информацию о том, сколько Россия закупает в других странах медоборудования и медицинских изделий. Ситуацию прояснили лишь по лекарствам.

— Полного цикла у нас нет. Половину лекарств из списка жизненно необходимых мы не можем производить по полному циклу в России. Думаю, по медизделиям и оборудованию ситуация еще хуже.

По полному циклу мы можем производить 50% препаратов, начиная с субстанции и заканчивая готовой лекарственной формой. Остальные 50% в разных вариантах: какие-то делаются из закупаемой субстанции, какие-то закупаются в готовом виде и лишь упаковываются у нас, какие-то — около 25% - ввозятся из-за границы полностью.

«СП»: — По каким позициям мы критично отстаем о других стран?

— Все препараты жизненно необходимые относятся к этой группе.

«СП»: — Много говорят в последние годы о развитии фармотрасли, но случился коронавирус, и выяснилось, что не хватает элементарного — масок, в какой-то момент даже парацетамол пропал в аптеках, цены выросли. Почему мы оказались не готовы?

— Система здравоохранения не имеет совершенно никаких резервов. Долгое время никто не думал об этом как о проблеме национальной безопасности. В итоге мы пришли к такому плачевному состоянию, что до сих пор не можем производить в достаточном количестве маски, защитные средства. То, что производится, возросло в цене в десятки раз. К сожалению, государство стоит в стороне и спокойно наблюдает как определенные финансовые группы грабят население, вместо того чтобы обеспечить людей теми же антисептиками.

Это вопрос к стратегии, тактике, наличию необходимых резервов. Надеюсь, эта эпидемия заставить правительство задуматься о необходимости развития собственных мощностей, медицины. Как показывает опыт, в период эпидемии даже богатые люди не смогли уехать на лечение в другие страны, как они привыкли это делать.

«СП»: — Закупая лекарства и медизделия в других странах, мы, получается, обеспечиваем работой их граждан, а не своих.

— Это вопрос рыночных отношений. Вы рассуждаете с социальных позиций, а рынок по-другому: где дешевле, там и должно производиться. Китай, как всемирный конвейер, фактически замкнул на себя производство многих медизделий, оборудования, лекарственных субстанций. Для рынка это было выгодно, а проблемы собственного производства, собственной безопасности стояли на втором плане. Даже для благополучных США сейчас эти проблемы выстрелили.

«СП»: — Сейчас во многих странах уже заговорили о второй волне эпидемии. Не получится так, что субстанции, лекарства, оборудование из-за границы поставлять не смогут или не захотят. Что будем делать?

— Европа уже полностью закрылась, оставляли у себя аппараты, американские также оставались в Америке. Надеюсь, это хороший урок. Какие-то оперативные меры предприняты и у нас. Завезены линии, опять же китайского производства, которые увеличивают производство масок, антисептиков. Производство лекарственных препаратов увеличено в разы. Надеюсь, доведут до ума отечественные ИВЛ.

Читайте также
Россия отказалась от бензина за 28 рублей Россия отказалась от бензина за 28 рублей Уже в июне страна может столкнуться с дефицитом и резким удорожанием топлива

«СП»: — Какие шаги можно предпринять, чтобы импортозамещение, о котором так много говорят, было реальным и полноценным, а цены приемлемыми, чтобы национальная безопасность была обеспечена?

— Надо поменять правительство, точнее власть, чтобы те приоритеты, которые мы обсуждаем, стали главными: не прибыль отдельных лиц, не частные коммерческие интересы, а интересы государства. К сожалению, в Российской Федерации этого не наблюдалось, и эпидемия лишь обнажила это.

Сегодня все столкнулись с тем, что помогать друг другу никто особым желанием не горит.

Начали в экстренном порядке собирать ИВЛ, а закончилось тем, что они горят. Сейчас их запретили к использованию. А это аппараты, которые закупались на огромные деньги.

Инстинкт самосохранения у действующей власти должен заставить ее формировать резервы, списки критичных лекарственных препаратов, медицинской продукции, которые ни при каких условиях не должны ввозиться из-за границы, а должны производиться в России.

«СП»: — Сколько надо времени, чтобы это все заместить полностью?

— Полностью не получиться. Я говорю про критические моменты — в России должен быть свой дыхательный аппарат, нормальный современный, набор стратегических лекарственных препаратов, медизделий.

Заведующий кафедрой экономики, управления и оценки технологий здравоохранения РМАНПО, д.м.н., профессор Виталий Омельяновский отмечает, что лекарств в России производится достаточно много.

— Но большая часть, производимых в России, это морально устаревшие лекарства. Не факт, что они не используются за рубежом, они могут использоваться, но это не современные препараты.

Часть препаратов разрабатывается на заводах или при участии зарубежных компаний. К нам приходит субстанция, фактически не так часто мы имеем доступ к ноу-хау новых лекарственных препаратов. В основном у нас «танцы» вокруг упаковки.

Даже для устаревших лекарственных препаратов большинство субстанций завозятся из Китая и Индии, других, в основном азиатских, стран. Говорить о том, что мы сегодня защищены, независимы не приходится. Но, как видим, такая ситуация во многих развитых странах: все используют субстанции, которые производятся на территории чужих государств. Это издержки глобализации, которые могут в любой момент при осложнении отношений между, например, США и Китаем выйти на уровень лекарственной независимости.

Россия в этом смысле в таком же положении. Только у нас не так много фармацевтических компаний, которые производят инновационные препараты. Мы зависимы и от субстанций, и от разработок зарубежных компаний, работающих на российском рынке.

«СП»: — Как же так получилось, что у нас своих современных препаратов мало?

— Препараты есть, но разработаны не в РФ. Даже если они выпускаются в России, они не являются собственностью российских компаний. Отсюда все издержки.

«СП» — А что случилось с нашей наукой — фармацевтической, химической, почему она так отстает?

— Это надо задать вопрос науке. Фармацевтическая отрасль с удовольствием будет создавать условия для производства новых препаратов. А вот почему наука так опоздала???

Надо сказать, что не каждая страна сегодня разрабатывает новые оригинальные препараты. Очень много стран, в том числе европейских, которые пользуются лекарственными препаратами, разрабатываемыми в странах-гигантах, с точки зрения фармацевтики. Это Швейцария, Великобритания, отчасти Франция, Германия, США, в меньшей степени Канада, Италия, Испания. Хотя эти биг-фармовские компании уже являются мультинациональными, то есть они не идентифицируются с какой-то конкретной страной. Тем не менее, это компании, которые имеют свое происхождение.

В России не был сделан акцент на разработку новых лекарственных препаратов. Фармацевтическая отрасль с точки зрения разработок долгое время была в загоне. Сегодняшние разработки недостаточны для создания новых лекарственных препаратов.

«СП»: — Но вопрос обеспечения лекарствами — это и вопрос национальной безопасности. Что можно и нужно сделать для решения этой проблемы?

— У нас много не «новых» препаратов, которые мы раньше закупали, теперь производим. Порядка 70−80% препаратов по валу российского или около российского производства. Это много. И в этом смысле задача по импортозамещению выполнена. Но задача не выполнена с точки зрения инновационных препаратов.

Читайте также
Лукашенко: У Путина могут быть плохие последствия Лукашенко: У Путина могут быть плохие последствия Россия вышла на второе место в мире по заболеваемости коронавирусом

Мы во многом зависим от поступлений. Эпидемия COVID-19 продемонстрировала нашу зависимость от того, дадут нам за рубежом необходимое количество или не дадут.

«СП»: — А что с субстанциями?

— Тоже отстаем, но по субстанциям многие страны отстают, потому что все передали производство субстанций, поскольку это часто токсическое химическое производство, за пределы своих стран.

В Советском Союзе было развито производство субстанций, а в России мы его потеряли.

«СП»: — Как быстро можно возродить субстанций и лекарств в необходимом количестве и качестве?

— Должна быть специальная программа, готовность государства, готовность компаний. Но, самое главное, те субстанции, которые разрабатываются в России, оказывается нерентабельными. Выгоднее завозить.

«СП»: — А если нам не дадут эти субстанции?

— Бизнес — есть бизнес. Если государство не хочет напрямую торговать, то бизнес придумает посреднические схемы. СССР никогда не торговал напрямую с капиталистическими странами, для этого существовали Югославия, Польша, которые закупали препараты на Западе и передавали нам. Какие-то схемы будут, но они будут избыточно трудоемки, громоздки и, соответственно, дороги.


Импортозамещение: Кубань смешивает свежую редиску с навозом, за ней последуют морковь, свекла, арбузы

Бизнес в России: Клан Ксении Собчак отбирает у россиян крабовую отрасль

Последние новости
Цитаты
Алексей Леонков

Военный эксперт, редактор журнала «Арсенал отечества»

Денис Денисов

Директор Института миротворческих инициатив и конфликтологии

Игорь Шатров

Заместитель директора Национального института развития современной идеологии

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня