Общество / Власть
20 марта 09:50

Михаил Делягин: У нас украли все, что можно украсть

Блатной феодализм впал в агонию

43852
Михаил Делягин: У нас украли все, что можно украсть
Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Блатной феодализм (по чеканному определению академика РАН, многолетнего помощника президента В.В.Путина С.Ю.Глазьева), построенный в России на руинах советской цивилизации, заканчивается.

Компрадорская буржуазия украла почти все, что могла.

Проводимые в соцсетях в самых разных аудиториях опросы показывают: три четверти людей не видят партию и в целом легальную политическую силу, которой они могли бы доверять и которая выражала бы их интересы. Когда отвращение к созданной системе становится столь массовым, оно приобретает другой смысл: три четверти людей лишены даже возможности политического представительства.

Кто там заикается про легитимность подобной власти?

Похоже, после кражи у нас пяти лет жизни под видом очередной пенсионной реформы единственный реальный, действительный источник ее легитимности — внешние агрессоры. Фашисты на Украине, прямо владеющий ими и откровенно не принимающий самого факта существования России Запад, стремительно осваивающие Юг России Турция и арабские государства Персидского залива.

Но на фоне чудовищных, разрушительных всесокрушающих санкций, наложенных на Россию ее Минфином, западные санкции и сама западная враждебность, несмотря на все усилия государства, большинству просто не видны и не ощутимы. Точно так же и легитимность власти, источником которой является внешняя конкуренция, одряхлела столь же стремительно и бесповоротно, как и трогательная, все еще живая надежда некоторых на «хитрый план Путина».

Читайте также
Геннадий Зюганов: Не у тех деньги ищите, господа налоговики Геннадий Зюганов: Не у тех деньги ищите, господа налоговики Почему партии власти невыгодно ратифицирование Россией статьи 20 Конвенции ООН

И все чаще ее требования подчиниться очередному безумному запрету или произвольному побору вызывают даже не протест, а простое человеческое непонимание в стиле «а ты кто такой?»

Безусловно, эта власть не умрет сама, — как и любой подобный режим (включая режим Николай II, являющийся идеалом нынешних цифровизаторов — по признанию главного из них), ее примитивно просто и внезапно съедят ее же собственные силовики, — причем грезящееся многим отстранение Путина будет лишь началом, а отнюдь не концом и тем более не содержанием процесса.

В котором — да, это ужасно — может безвозвратно погибнуть не только нынешняя охваченная пожаром воровства и одичания Россия, но и вся русская (и, шире, славянская) цивилизация.

Однако, как это ни ужасно, ложь и воровство власти, уже не стыдящейся своего тотального беспросветного беспредела, а открыто и повсеместно гордящейся им, лишило все эти буквы и звуки какой бы то ни было ценности для огромной и неуклонно растущей части российского общества. Все больше людей не просто готовы к «большой разборке», но и прямо жаждут ее как возмездия за свои поруганные жизни и за украденное будущее своих детей.

И Запад, — повторюсь, как это ни ужасно для многих, — все больше выглядит в этой ситуации не как смертный враг, а как временный конкурент, с которым на данном этапе, до решения общей задачи, вполне нормально по-большевистски взаимодействовать для борьбы против по-настоящему главного (и на данный момент общего) врага народа и цивилизации — дичающих на глазах строителей блатного феодализма.

И предприниматели всех сортов и мастей, как бы люто они ни обдирали народ, с этой точки зрения являются главной движущей силой и ключевым приводным ремнем преобразований: это для социалистической революции буржуазия враг, а для буржуазно-демократической — самый что ни на есть прогрессивный класс.

Ничтожно низкая на этом фоне (по сравнению с вкладываемыми ресурсами) поддержка Навального вызвана его слишком глубокой зависимостью от Запада, выразившейся в патологическом отсутствии картины желаемого будущего. Люди очень тонко чувствуют реальную суть стремлений великовозрастных навальнят, жаждущих стать такой же властью, как нынешняя, — только еще более глупой, еще более зависимой от Запада и потому еще более жестокой к стране и людям.

Они, может, и неосознанно, но совершенно всерьез восприняли лозунг первой Болотной «мы голосовали не за этих мерзавцев, мы голосовали за других мерзавцев» — и искренне, всеми силами и совершенно открыто пытаются стать этими «другими мерзавцами», вправду не понимая, почему остальным людям это не очень надо.

С другой стороны, многочисленные честнейшие левые сектанты вроде Н.Н.Платошкина не замечают буржуазно-демократического характера зреющих в обществе процессов и рвутся, как в Азии и Африке, «перескочить через исторический этап», — с весьма печальными последствиями для своей поддержки, которые мы наблюдаем.

В предстоящих катаклизмах победит и преобразит Россию та сила, которая сможет предъявить предельно конкретный и предельно упрощенный (с учетом дебилизации, обеспеченной либеральной реформой образования) образ желаемого народом будущего.

Больше всего — просто в силу гуманизма советской цивилизации — он имеет с Советским Союзом 50-х годов, высшего периода его социального прогресса.

Применительно к сегодняшним реалиям это означает полную свободу и всемерное поощрение производительного и в целом неспекулятивного бизнеса (в незабвенном стиле «я торгую на рынке колубнику, выращенную своими собственными руками»). Дешевый и общедоступный кредит, — который требует жесткого ограничения коррупции, произвола монополий и ежеминутно рождающих их финансовых спекуляций

Разумный образ желаемого будущего означает гарантию реального (примерно вдвое выше нынешнего официального) прожиточного минимума всем гражданам России — вплоть до прямых выплат из бюджета (благо, он захлебывается от денег и не знает, куда их девать).

Читайте также
Зарплаты в России: Деньги есть, но не про нашу честь Зарплаты в России: Деньги есть, но не про нашу честь Без вмешательства государства большинство граждан так и будет получать копейки

Он означает нормализацию налоговой системы, включая ненавистную либералам прогрессивную (а не регрессивную, как сейчас) шкалу обложения доходов, компенсационный налог на приватизаторов, отмену уничтожающего технологии НДС и «налогового маневра», сделавшего убыточной даже нефтепереработку.

Он означает немедленную нормализацию медицины, образования и того, что все еще осталось от науки, а также разумный протекционизм (включая рынок труда — с жестким визовым режимом с зонами социальной катастрофы).

И, конечно, комплексную модернизацию инфраструктуры — с возможным прощением тех, кто не позволял сделать это до настоящего времени и не позволяет сейчас, если они откажутся от сопротивления.

Описанная политика кажется невообразимой в сегодняшних реалиях одичалого блатного феодализма.

Однако если ее проведение не начнется в ближайший год, «при прочих равных условиях» русская цивилизация, скорее всего, погибнет.

Хотя нападение Украины в стиле Грузии-2008, конечно, может подарить системе еще несколько лет — может быть (если сильно повезет), даже до конца нынешнего президентского срока.

Последние новости
Цитаты
Андрей Раевский (The Saker)

Военный аналитик

Владимир Рожанковский

Эксперт «Международного финансового центра», LIFA

Александр Дудчак

Украинский политолог

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня