Признание священника: Украину заселили «мертвые души»

Еще недавно эти люди гордились, как непохожи на российское Нечерноземье, а сегодня сами стоят у выморочной черты

4704
На фото: отец Николай Каров
На фото: отец Николай Каров (Фото: vk.com/nikolay_karov)

Евромайдан, безвиз, обретение томоса и прочие подарки судьбы оказались губительны для самых плодородных аграрных регионов самостийной страны. Такой грустный вывод сделал человек, которого никак нельзя назвать сепаратистом или поклонником «русского мира». Отец Николай Каров служит в одном из самых крупных сельских приходов Никопольского района. Это самый юг Днепропетровской области, старинный край запорожских казаков. Вокруг богатейшие черноземы, обилие воды, удивительно пышная природа. Почти рай земной. Не сравнить с выжженными солнцем херсонскими солончаками или чахоточными Карпатами. Российской аналогией может считаться разве что щедрая Кубань.

Священника Карова называют настоящим украинским патриотом. Поддерживал революцию гыдности, вместе с восторженными женщинами-прихожанами регулярно отсылал помощь в т.н. АТО. Естественно, молитвенное служение ведет на державной мове. Всего в его приходе семь больших сел. Местный храм даже печатает собственный информационный листок. Вот и решил батюшка Мыколай провести ревизию жилых усадеб, чтобы точно знать необходимый тираж для распространения среди прихожан. Лучше бы сделать сайт, однако на компы и интернет у здешних бабусь «нема грошей».

Личный, а потому честный подсчет «живых» подворий дал шокирующий результат. Окрестные села на карте есть, и дворы вроде бы есть. Только опустевшие они, безлюдные. Реальная численность населения округи оказалась как минимум в два раза меньше, чем по официальной статистике. Грустными впечатлениями Николай Каров поделился на своей странице в соцсети (перевод редакции):

Читайте также
Остановят ли Украину в Донбассе 10 тысяч добровольцев? Остановят ли Украину в Донбассе 10 тысяч добровольцев? Защищать народные республики готовы даже депутаты Госдумы

— Очень непросто было подсчитать жилые дворы. Например, в селе Шевченково. Глядишь, наверное, люди живут в доме, а оказывается, уже уехали. Нередко бывает один хозяин на два двора. Во всяком случае, село вымирает. Боюсь думать, что будет после того, как закроют школу.

«Що маємо те маємо», — предсказуемо резюмирует батюшка. Тут же посыпались похожие комментарии. Люди приводят в пример еще одно здешнее село Сорочино. Многие помнят, как относительно недавно тут стояло до сотни обжитых хат, больших и, главное, многолюдных. А вот нынешнее свидетельство самого отца Карова: «Село Сорочине — 17 дворів…»

Похожая жуть в соседней Ложкаревке, она же Лошкарівка. Можно возразить, мол, стоил ли пенять украинцам — ведь это типичная картина деревенской России. Однако речь не идет об унылых тверских суглинках, никаких сравнений со стылой глиной Псковщины. Здешнюю теплую и жирную пашню можно мазать на хлеб вместо масла. Черенок от лопаты воткнешь, он прорастет. Куда же девались со своей земли потомки Запорожской Сечи?

Есть хорошая французская пословица: чтобы узнать вкус супа, не обязательно съедать целую кастрюлю. Достаточно нескольких ложек. Спецы-социологи подтверждают, исследование численности населения в одном церковном приходе Никопольского района вполне можно экстраполировать на всю современную Украину.

Для сравнения, напомним результаты подсчета жителей Днепропетровщины, погибших при Голодоморе1932−1933 гг. Подсчет завершили ровно 13 лет назад, то есть в самый разгар президентства Виктора Ющенко. Не секрет, что тогда в «голодоморные» записывали всех, кого только можно и нельзя. В том числе умерших от обычных болезней, жертв несчастных случаев, пьяных драк, и т. п. Оранжевый лидер требовал максимальных цифр.

Читайте также
Язык Киев доведет: Лукашенко на Украине назвали холуем Язык Киев доведет: Лукашенко на Украине назвали холуем Может ли Батька обидеться на экс-президента, перестать снабжать «незалежную», а также признать Крым?

Итак, даже при ющенковском, мягко говоря, предвзятом подходе в областной список Голодомора были официально включены 65 тысяч имен. При этом общее население Днепропетровской области на начало 30-х годов ХХ века составляло 2 миллиона 273 тыс. человек. Простейшее арифметическое действие показывает, что от «сталинского голода» погиб один из тридцати пяти жителей. Слов нет, жуткая статистика. Зато сейчас сельское население этого благословенного края одним махом уменьшилось наполовину!

Да, возможно, не все умерли. Просто стали ненужными. Прямо через Азовское море — густонаселенный Краснодарский край. Более того, постоянно прирастающий новыми жителями. Точно такие же кавуны, борщ, сало. Почему на берегах Кубани люди нужны, а на Днепре — нет? В лучшем случае, разъехались батрачить от Польши до Португалии. Благо, есть безвизовый режим с Евросоюзом, где даже учитывая пандемию, дефицит послушной белой рабсилы.

Вот почему киевская власть чуть ли не заставляла селян получать новые биометрические паспорта, дающие право выезда в шенген. Мужики, у кого не хватило решимости мотануть за кордон, подписывают контракт с ВСУ, чтобы до аватарского посинения бухать в окопах Донбасса. И стоят украинские хаты, еще недавно живые — выморочными, пустыми. Глупо спрашивать, по ком звонит колокол сельского храма.

Последние новости
Цитаты
Андрей Коряковцев

Философ, социолог, доцент кафедры философии, социологии и культурологии Уральского гос.педагогического университета

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня