«Языковой патруль»: Казахстан начинает перенимать опыт Майдана?

Москве пора «впрягаться за своих»

5738
«Языковой патруль»: Казахстан начинает перенимать опыт Майдана?
Фото: Виктор Драчев/ТАСС
Материал комментируют:

Казахские националисты организовали «языковые патрули», которые проводят рейды по магазинам и госучреждениям, проверяя использование казахского языка. Видеозаписи своих проверок они выкладывают на YouTube.

На одном из роликов «проверяющий» возмущается, что в супермаркете все товары «для русских», потому что на этикетках нет надписей на государственном, то есть казахском, языке, при этом, правда, забывает, что русский официально является в Казахстане языком межнационального общения. Примечательно, что автор ролика сам говорит на русском языке.

Сообщает о превратившемся во флешмоб провоцировании группами казахской молодёжи русских пожилых женщин, которых потом заставляют извиняться на камеру.

Проблема у русских существуют и в Киргизии, где только за последнее время произошло два серьезных инцидента: с русскоязычной продавщицей, которую оскорблял посетитель, требовавший обслуживать его на киргизском, и с 9-летним русским мальчиком, которого избивали и унижали по национальным и религиозным причинам.

— К сожалению, мы зачастую пропускаем грань, когда некогда маргинальные русофобские настроения становятся реальным, даже определяющим, политическим фактором, как это случилось на Украине, в Грузии, происходит в ряде других постсоветских республик, — считает член экспертного совета комитета по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Государственной Думы РФ Александр Савельев, — поэтому совершенно правильно, что наш политический класс и СМИ, наконец-то, обращают серьезное внимание на инциденты, подобные недавним в Киргизии и Казахстане.

Читайте также
В окопах Грозного: 25 лет назад закончилась первая чеченская война В окопах Грозного: 25 лет назад закончилась первая чеченская война Было подписано Хасавюртовское соглашение и началась новая война — долгая дорога к мирной жизни

Причин для происходящего несколько, но главная, с моей точки зрения, состоит в непонимании или злонамеренном искажении сути национальной государственности, когда гражданскому началу искусственно противопоставляется этническое, националистическое. Под эту концепцию переписывается история, Россия выставляется как извечный поработитель свободолюбивых народов с древнейшей государственностью. Соответственно, вклад исторической России, как царской, так и советской, в развитие этих территорий описывается в негативном ключе.

«СП»: — Кому это выгодно?

— Это выгодно части нынешних постсоветских элит бывших республик, но стратегически разрушительно для их государственности, потому что раз запущенный процесс деления «свой-чужой», особенно по национально-религиозным признакам, очень трудно остановить, часто — только путем кровопролития, но всегда — с социально-экономической деградацией.

Посмотрите на Казахстан, когда-то образец межнациональной дружбы. Там совсем недавно проходили и серьезные антикитайские выступления. С другой стороны, настроения в самой республике весьма разнятся от региона к региону, и тот, кто думает за счет русофобии добиться сплочения общества, может получить прямо противоположный результат.

Сейчас много говорится об интеграционных процессах. Но интеграция — не улица с односторонним движением, а многомиллиардные кредиты и экономические преференции со стороны России — не репарации, как иногда кулуарно говорят некоторые представители бывших братских республик. Тезис «Россия должна» должен быть вычеркнут из их политического лексикона. Россия сама определяет свои национальные интересы, и что и как она должна делать на том или ином направлении.

Мы же уважаем чужой суверенитет, не говорим, что и как они должны делать. За исключением случаев нарушения международно признанных правил и норм, взятых ими самими на себя обязательств. Здесь — именно такой случай.

«СП»: — Что Россия может предпринять для изменения ситуации?

 — Твердая, даже жесткая позиция Москвы по этому вопросу совершенно уместна. Другое дело, что она должна быть постоянной и системной, а не от случая к случаю. Если не обеспечить комплексный подход всех заинтересованных ведомств и ответственных компаний, научно-образовательных и общественных организаций на постсоветском направлении, важнейшем, по словам Владимира Путина, мы можем столкнуться с радикализацией на всем постсоветском пространстве.

Эксперт Центра ПРИСП, к.и.н. Николай Пономарев отмечает, что ксенофобия, в особенности, в бытовой форме, широко распространена во всех постсоветских республиках.

— И русофобия в данном случае — частное проявление общей проблемы. Еще в эпоху перестройки будущие лидеры «новых демократий» взяли курс на строительство наций не на гражданской, а на этнической основе. И их приемники продолжают это «танго на граблях». С радикальными националистами заигрывали или даже подпитывали их все без исключения постсоветские лидеры. Вспомните того же Януковича.

Однако мы не можем говорить об аномально высоком уровне русофобии в Средней Азии. Например, в Киргизии и Таджикистане пальму первенства в борьбе за место «врага нации № 1» русские утратили уже давно. За этот почетный титул «борются» другие. Если в кране у таджика нет воды, значит, ее выпили киргизы.

Более того, во многом появление «языковых патрулей» свидетельствуют о проблемах с распространением национализма. Если спустя три десятилетия после начала лингвистической экспансии люди могут спокойно решать свои повседневные задачи исключительно на русском, значит, проект ассимиляции дает серьезные сбои.

Националистический проект конкурирует не только с памятью о советском прошлом, но и с распространением глобалистской культуры. И потому в том же Казахстане продолжают существовать и расширяться социальные группы, отрицающие националистический нарратив. Достаточно вспомнить хотя бы об «шала-казахах» либо «ада-казахах».

Затормозить развитие этих процессов не смогла даже политика переселения «настоящих» казахов из Узбекистана, Китая и Монголии (т.н. оралманов).

Во многом рост агрессивных акций связан именно со сбоями в воплощении планов националистов в жизнь. Это проявление вспышек ярости, вызванных равнодушием большей части общества к националистической повестке. Общество Казахстана и Киргизии атомизировано (пусть и не так сильно, как в России). Для него характерен высокий уровень социально-экономической дифференциации. При этом местные элиты активно пытаются застолбить для себя место в глобальном истеблишменте.

Молодежь постсоветских республик в массе своей не питает иллюзий относительно положения своих стран в мировой и региональной иерархии. И в целом элиты гарантируют возможность любому националисту почувствовать себя Неуловимым Джо: с течением времени большинство фанатиков осознают, что даже на родине они никому не нужны, за исключением семьи и друзей. А это убивает корпоративизм — основу основ национализма.

«СП»: — Стоит ли ждать усиления русофобии?

 — Можно ждать увеличения абсолютного числа такого рода акций и просто эпизодов бытового хамства с националистическим подтекстом. Но в целом уровень русофобии в обществе вряд ли поднимется. Т.е. в худшем случае мы будем наблюдать рост активности радикально настроенного меньшинства.

Читайте также
«Мырки» в Киргизии бьют русских? Гастарбайтеров выгнать из России! «Мырки» в Киргизии бьют русских? Гастарбайтеров выгнать из России! Бытовые инциденты могут стать причиной политического разрыва двух стран.

«СП»: — Эта тенденция имеет место во всем Казахстане, который является одним из крупнейших государств, или характерна для его отдельных районов?

— Людей, которые начинают биться в припадке при звуках русского языка, можно найти в любой части Казахстана. Но большая их часть все-таки проживает за пределами крупных городов. И в целом радикальные формы национализма присущи скорее жителям запада республики. На юге уровень ксенофобии тоже ощутимо повышен, но там она выражается скорее в интеллектуальных формах.

«СП»: — Что Россия и Казахстан могут предпринять, чтобы инциденты, подобные вышеназванным, не повторялись?

— Россия должна забыть хоть на какое-то время о «священной задаче» вывоза сырья в Китай, Германию и Нидерланды, признать, наконец, интеграцию постсоветского пространства вокруг Москвы реальным приоритетом внешней политики, отказаться от бухгалтерского подхода к выстраиванию международных отношений и начать «впрягаться за своих». Впрочем, на фоне судьбы Донбасса этот вариант представляется равным статистической погрешности.

Что же касается властей Казахстана, то давайте признаем, что для них радикальный национализм — это удобный инструмент манипуляции общественным мнением.

Последние новости
Цитаты
Геннадий Зюганов

Председатель ЦК КПРФ

Алексей Сахнин

Координатор «Левого фронта»

Александр Михайлов

Член Совета по внешней оборонной политике, генерал-майор ФСБ в запасе

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня