Общество / Экология
27 августа 18:29

Расширяем трубопровод, пока не зальем Черное море нефтью

Эксперты о том, что государству делать с КТК и подобными «эффективными» транзитерами

277
На фото: вид на морской терминал Каспийского трубопроводного консорциума (КТК)
На фото: вид на морской терминал Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) (Фото: Юрий Березнюк/ТАСС)

Разлив нефти на морском терминале Каспийского транспортного консорциума (КТК) под Новороссийском стал одной из наиболее масштабных аварий последних лет. Ущерб от выброса нефти в море в шести километрах от берега в районе Южной Озереевки только по предварительным оценкам может составить около 5 млрд руб, при этом вице-премьер РФ Виктория Абрамченко на этой неделе прямо указала на вину в случившемся КТК, который занимался «многолетней эксплуатацией без капитального ремонта».

Кроме того, как известно, в компании изначально занизили площадь загрязнения морской акватории, на минуточку, в 400.000 раз.

И позиция консорциума не удивляет. Экологи, в том числе в Краснодарском крае, неоднократно привлекали внимание общественности к рискам в результате курса на расширение трубопровода КТК, который привел к увеличению прокачки (с момента ввода в эксплуатацию трубопровода в 2001 году) с 28,2 миллиона тонн в год почти до 67 млн. тонн. То есть, риск был на 28 миллионах, а 67 — это уже нынешняя реальность, при которой в Черном море начинает бить нефтяной фонтан.

Еще в далеком 2005 году представитель Экологической вахты по Северному Кавказу Андрей Рудомаха отмечал, что «дискуссии относительно расширения КТК происходят исключительно в экономической сфере при отсутствии должного внимания к экологическим и социальным аспектам», а мнение местного населения и вовсе игнорируется.

В материале ИА REGNUM упоминалось, что «в Новороссийске строительство объектов КТК создало постоянную угрозу экологической катастрофы. Морской терминал и нефтехранилище были размещены в зоне очень высоких рисков природных катастроф. Здесь существует высокая опасность разрушительных землетрясений и сброса смерчей. Дальнейшее наращивание мощности КТК еще больше увеличивает эти угрозы». Издание отмечало, что Анапская банка и прибрежная акватория между Южной Озереевкой и Анапой уже страдают от загрязнений в результате деятельности морского терминала КТК, а при расширении КТК «негативное воздействие на них усилится, даже если не случится крупных аварий».

Экологи, как отмечает издание «Эксперт-Юг», постоянно на общественных слушаниях говорят о вреде экологии со стороны КТК, который, в свою очередь лишь наращивает объемы транспортировки нефти.

Член Общественного совета по экологической безопасности при администрации Новороссийска Татьяна Трибрат уверена, что «консорциум работает с вопиющими нарушениями требований российского законодательства». «Вы знаете, что КТК так и не получил разрешение на строительство своей трубопроводной системы? Для этого нужно было получить положительное заключение федеральной экологической экспертизы проекта. Этого решения нет, но это не помешало им приступить к строительству и благополучно его завершить. До сих пор на руках у КТК только разрешение на продолжение разработки ТЭО проекта. Поэтому все объекты КТК в Новороссийске — обыкновенный самострой», — отмечала Татьяна Трибрат.

Казалось бы, занимаясь расширением, повышая пропускную способность, нужно в первую очередь думать о модернизации инфраструктуры. Но консорциум, включающий в себя преимущественно иностранные компании, думает на территории России об одном — как прокачать побольше нефти. Если немного черного золота утечет в такое же море — КТК не жалко (нефти). Рапортовали же они о том, что на дальнейшую прокачку все это не повлияло, приоритеты компании ясны.

Руководитель климатического направления российского отделения «Greenpeace» Василий Яблоков сообщил «СП», что развитие ситуации с расширением проекта КТК, о котором с тревогой писали СМИ еще 16 лет назад, является вполне естественным.

— В принципе, аварии на любых нефтегазовых объектах — это закономерное явление по ряду причин, и это касается не только КТК, а всех. Нефтяные компании экономят на модернизации, не инвестируют, увеличивая чистую прибыль, а экологический контроль — неэффективный, и проблема, не в том, что его не правильно делают, а не хватает ресурсов и нормативно-правовая база очень слабая. Есть необходимое законодательство и разливы нефти — это очень грубое нарушение, но все это не ведет к системным изменениям, чтобы компании придерживались высоких экологических стандартов. Кроме того и экологические штрафы очень низкие и не мотивируют компании в этом плане.

«СП»: — Увеличение прокачки с 28,2 миллиона тонн до 67 млн. тонн в сочетании с отсутствием капремонта, о котором сказала вице-премьер Абрамченко, это кажется прямой дорогой к авариям и катастрофам…

— Отсутствие капремонта — это безусловная причина аварии по вышеприведенным причинам. Как и отсутствие инвестиций в инфраструктуру, это ведет ко все большему количеству инцидентов. Сейчас у нас по официальной статистике более 10 тысяч инцидентов ежегодно, КТК также относится к этим объектам.

«СП»: — Есть также информация, что КТК так и не получил разрешение на строительство своей трубопроводной системы, в частности, положительное заключение федеральной экологической экспертизы проекта. Но это не помешало им приступить к строительству и благополучно его завершить. Можно ли в таком плане говорить о какой-то экологической безопасности?

— Не могу сказать, была ли она там, но действительно случаи есть, когда экспертизы не проводятся и компании в нарушение законодательства строят инфраструктурные объекты, практика такая существует.

«СП»: — Насколько учитывается при расширении нефтепроводов, что вокруг, например, уникальные природные объекты, можжевеловые леса, да и в непосредственной близости знаменитые курорты, на которые мы так усиленно пытаемся заманивать российского туриста?

— Это должны учитывать как раз в документах экспертизы, повышенное внимание к рекреационным зонам. Новороссийск — стратегический порт, через который транспортируются нефтепродукты, но если вообще говорить про будущее нефти и таких объектов, то конечно они должны постепенно сокращаться, и в принципе от таких опасных объектов нужно отказываться, и не только по причине вреда, но и несоответствия стратегическим целям по сохранению климата, такие объемы нефти в будущем не будут нужны, следовательно, и эта инфраструктура.

«СП»: — Какие перспективы штрафа для КТК, учитывая еще попытки скрыть масштабы разлива?

— Я надеюсь, что они будут привлечены к максимальной ответственности. Им повезло, что шторм в какой-то степени скрыл следы преступления, тем не менее, расследование может показать реальные объемы вылившейся нефти и Росприроднадзор, который рассчитывает ущерб, может выставить максимальный штраф, чтобы компания каким-то образом способствовала восстановлению экосистемы и так довольно загрязненного Черного моря.

Может ли КТК быть наказан примерно так, как «Норникель» после аварии на ТЭЦ? Такой вопрос «СП» задала руководителю программы WWF России по экологической ответственности бизнеса Алексею Книжникову.

— В нашем понимании, после резонансной аварии «Норникеля» в прошлом году, контролирующие органы стараются ко всем аварийным ситуациям подходить одинаково строго. За последний год штрафы в сотни миллионов рублей, которые накладывают как при нефтеразливах, так и при загрязнении рек в процессе добычи золота, становятся обыденным явлением. Мы считаем, что на государственном уровне взят курс на то, что поблажек не будет, и штрафы будут выноситься в полном объеме в соответствии с существующими методиками расчета.

Общественный контроль и контроль прессы сейчас тоже на очень высоком уровне, и это дополнительный фактор обеспечения наказания виновных за аварии в полном объеме.

Есть разные оценки объема разлива нефти возле Новороссийска. По нашим максимальным оценкам речь идет о сотне тонн нефти. Исходя из этого штраф за ущерб, нанесенный водному объекту, может исчисляться сотнями миллионов рублей, до миллиарда.

«СП»: — Спустя несколько недель после разлива нефти около Новороссийска вице-премьер Виктория Абрамченко назвала его причиной «многолетнюю эксплуатацию без капитального ремонта», хотя в компании сетовали на заводской брак. Известно, что с момента ввода в эксплуатацию трубопровода в 2001 году ежегодная прокачка с 28,2 миллиона тонн дошла почти до 67 млн. тонн. Насколько опасно такое расширение, особенно «без капитального ремонта», как выразилась вице-премьер?

— Позиция экологов заключается в том, что у трубопроводов и другой нефтяной инфраструктуры по прошествии 20−25 лет вследствие различных технологических процессов снижается надежность. Общая рекомендация экологической безопасности в том, что после 20−25 лет эксплуатации нужно либо проводить капитальный ремонт, либо, еще лучше, полную замену инфраструктуры. В 2021 году исполнилось как раз 20 лет, как была введена в эксплуатацию система КТК, и это еще один пример того, что этот рубеж является важным с точки зрения повышения рисков. Если компания не предприняла должные инвестиции в реновацию, могут наступать такие печальные события. Не исключено, что это произошло в случае с КТК возле Новороссийска, как и на Таймыре, когда «Норникель» отказывался менять резервуар, который нужно было просто списать и построить новый.

Последние новости
Цитаты
Илья Гращенков

Директор Центра развития региональной политики, политолог

Александр Михайлов

Член Совета по внешней оборонной политике, генерал-майор ФСБ в запасе

Геннадий Зюганов

Председатель ЦК КПРФ

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня