Общество

Расстрелянная мультикультура

После терактов правящая партия Норвегии решила пересмотреть миграционную политику

  
723

В понедельник вечером в память о жертвах терактов на улицы Осло вышло 150 000 человек. К кафедральному собору, недалеко от здания правительства, около которого прогремел взрыв, жители несли цветы, свечи, детские рисунки. Многие плакали.

В это время виновник этой траурной процессии — Андерс Беринг Брейвик, находился в одиночной камере. Своей цели — всколыхнуть страну и Европу, он достиг. В Старом Свете проблема миграции из стран «третьего» мира обозначилась в новой — кровавой — форме.

Сейчас правоохранительные органы Норвегии и других стран Европы пытаются выяснить, были ли сообщники у 32-летнего террориста, лишившего жизни в минувшую пятницу 76 человек.

Вчера же представители правящей Трудовой партии Норвегии заявили, что взрывы у здания правительства в Осло и бойня в летнем лагере, заставили их по-новому взглянуть на миграционную политику своей страны. Было также заявлено о планах пересмотра правил въезда в Норвегию, которые на сегодняшний день являются одними из наиболее мягких по сравнению с другими европейскими странами.

Пока норвежское общество приходит в себя после испытанного шока, следователи и журналисты занимаются изучением написанного Брейвиком текста объемом более чем в 1500 страниц «2083 год — Декларация независимости Европы». В нем он стремится подчеркнуть полное осознание своих действий и даже пытается рационально обосновать их свершение. Отрывки из текста приводят СМИ: «Террор — это средство пробуждения масс. Мы не хотим этого, но у нас нет другого выбора. Да, нас будут осуждать за это, но только пока люди не поймут, что происходит. Сегодня нас обругают террористами. Но через сотню лет нас назовут пионерами и героями… В ходе наших операций будут гибнуть невинные люди, оказавшиеся в неправильном месте в неподходящее время. Свыкнитесь с этим. У меня нет никаких моральных запретов на убийство сограждан. Серьезность нашего дела требует от нас цинизма и прагматизма».

В своем манифесте, опубликованном непосредственно перед бойней, Андерс Беринг Брейвик, рассказал, что в своих убеждениях он не одинок. В Европе, по его словам, создано более 80 ячеек «мучеников». Сам он сошелся со своими единомышленниками еще в 2002 году в Лондоне. В той сходке участвовали восемь человек из разных стран — Англии, Франции, Германии, Греции, Голландии и России. Скотланд-Ярд пытается выяснить подробности той встречи, а также выйти на след других экстремистов.

Попав под стражу, Брейвик сразу заявил, что желает, чтобы рассмотрение его судебного дела проходило в открытом режиме, и нет сомнений в том, что он намерен вступить с обвинителями в «научную» полемику, чтобы уже не со страниц своей «Декларации», а напрямую перед камерами призвать других людей продолжить борьбу с исламизацией Европы. В это понимают также ясно, поэтому судья принял решение проводить слушание в закрытом режиме. Между тем в социальной сети Facebook была создана группа под названием «Игнорируйте Андерса Беринга Брейвика» (Boycott Anders Behring Breivik), содержавшая сообщение: «Он планировал это выступление ради своей пропаганды. Не давайте ему такой возможности… Игнорируйте все сообщения, описывающие норвежского террориста и его убеждения».

Из рассказа Брейвика ясно, что на подготовку к теракту у него ушло более 9 лет. Это означает, что он пришел к убеждению в необходимости подобного шага примерно в 2002 году. Тогда официальные органы статистики Норвегии провели исследование, целью которого было выяснить отношение населения страны к иммигрантам и иммиграционной политике страны. 53% опрошенных высказалось в пользу проведения политики ограничения иммиграции, а 45% посчитало иммигрантов источником опасности в обществе. При этом 63% полагало, что иммигранты обогащают культурную жизнь страны.

На протяжении почти всей своей истории норвежское общество было этнически однородно. Иммиграция в это государство из неевропейской части мира началась относительно поздно и до последней четверти XX века встреча с представителем неевропейской культуры была редкостью. Однако уже в 2002 г. численность иммигрантов в Норвегии составляла около 310 000 человек, или 6.9% населения страны. К 2008 году число иммигрантов увеличилось уже до 460 000, что составляло 9.7% от общей численности населения в 4.8 миллиона человек. То есть каждые 2 года доля мигрантов в обществе увеличивалась почти на 1 процент. Сегодня в Норвегии они представляют более чем 200 стран, при этом около 25% из них живет в Осло. Около 30% иностранцев — выходцы из западных стран, 70% - из незападных. Самые многочисленные группы иммигрантов в Норвегии составляют выходцы из Пакистана и Ирака. Также достаточно длительное время в связи с войной на Северном Кавказе почти в автоматическом режиме статус беженцев присваивался выходцам из Чечни.

Живут мигранты, по сравнению с тем, как они жили на родине, неплохо. Примерно 20% принимаемых Норвегией иностранцев являются беженцами и получают ежемесячное пособие размером около 480 долларов. Те, у кого есть вид на жительство, — около 730 долларов. Кроме того, власти оплачивают им жилье и некоторые медицинские услуги. Примерно треть от всех приехавших в страну прибыла по рабочим визам. Как и во всем мире на фоне кризиса ситуация с трудоустройством в Норвегии сегодня не простая и, потеряв работу, иммигранты не спешат возвращаться домой. По законам Норвегии человеку достаточно проработать в стране восемь недель, чтобы иметь право на годовое пособие по безработице в размере 62% от зарплаты. Например, для потерявшего работу мигранта-строителя это оборачивается доходом более 1 тысячи евро в месяц, что на порядок выше тех зарплат, на которые беженцы могут рассчитывать у себя на родине.

Столь щедрая социальная политика стала возможной во многом благодаря сложной системе налогообложения, действующей для самих норвежцев. Они уплачивают государству до 40% от своего месячного дохода. Помимо этого также предусмотрены дополнительные налоги на доходы по ценным бумагам, недвижимости, наследству и т. д., которые также измеряются десятками процентов. Неудивительно, что неработающие иммигранты вызывают у работающих норвежцев значительное раздражение. Кроме того, по официальной статистике, свыше 90% всех тяжелых преступлений в Норвегии совершается выходцами из других стран. Стремление многих переселиться в Норвегию станет еще более понятным, если учесть, что за последние десять лет эта страна несколько раз возглавляла рейтинг Программы развития ООН как лучшая в мире страна для проживания. Средняя продолжительность жизни на 2008 год здесь составляла для женщин 83 года, для мужчин — 78 лет.

Высокий уровень жизни, успехи в социальной сфере во многом были связаны с активной политикой Трудовой партии Норвегии. В 2009 году она подтвердила своё многолетнее лидерство, получив по результатам очередных парламентских выборах 64 места в Стортинге из 169. Партнёры партии тоже смогли показать достойный результат, и лево-центристская коалиция заручилась правом вновь формировать кабинет. Противников левых такое положение устроить не могло, особенно в части проводимой в стране миграционной политики. Так, в конце апреля 2011 года депутат Стортинга от право либеральной партии Прогресса Пер Вилли Амуннсен заявил о необходимости пересмотра политики предоставления убежища на примере чеченских беженцев:

— Людям с террористическим прошлым не место в Норвегии, — сказал Амуннсен в эфире телеканал TV2. — В прошлом году в Норвегии получили убежище и вид на жительство несколько чеченских боевиков, воевавших против российских войск… Действующая Конвенция о беженцах должна быть пересмотрена.

Были и другие тревожные звонки. В прошлом в Норвегии с выходцами из Чечни произошло несколько громких инцидентов. Например, сотрудники норвежского центра для беженцев в Нордбибратене восемь раз вызывали полицию. Причина заключалась в агрессивном поведении просивших убежища. Дело дошло до того, что чеченцы потребовали от обитателей центра и персонала строгого соблюдения мусульманских традиций: все должны молиться Аллаху, пропускать горцев первыми, никто не имеет права носить шорты и т. д. Работники центра опасались в одиночестве передвигаться по территории, так как имели место случаи нападения.

Андерс Беринг Брейвик, безусловно, обо всем этом слышал, и готовил свой ответ. Политиков, ведущих дебаты, он считал недоумками, а партию власти — исчадием ада…

Сегодня все СМИ пишут, что произошедшее в Норвегии является еще одним доказательством того, что политика мультикультурализма в странах Западной Европы провалилась. Так ли это?

— С одной стороны, этот случай очевидно клинический и обсуждать его должны люди другой специальности, — говорит заведующий отделением культурологии факультета философии НИУ Высшая Школа Экономики профессор Виталий Куренной — Что же касается провала мультикультурной модели… Когда об этом делались заявления, имелось в виду, что нужно перейти к более успешной интеграции и снятию этнокультурных различий, а человек, который совершает подобные бесчеловечные преступления, держится в рамках совершенно другой парадигмы: что эти различия реально существуют, и что их нельзя разрешить иначе, чем кровью.

Политика европейских лидеров направлена на отказ от крайностей такого понимания мультикультурализма, когда культуры утверждались бы в виде некоей безусловной ценности безотносительно к той среде, в которой они существуют. Обратная реакция на это — то, что мы сейчас увидели: ситуация, когда человек воспринимает другую культуру как нечто, с чем уже нельзя соотноситься методами политики, а просто достает пистолет.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Константин Нациевский

Политик, депутат Челябинской городской Думы от КПРФ

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня