Арктику согрели праздником

Север встретил День полярника с прохладцей

2857

21 мая в стране впервые празднуется День полярника. Как говориться в указе, подписанном президентом Владимиром Путиным, эта дата приурочена ко дню начала работы в 1937 году научно-исследовательской экспедиции полярной дрейфующей станции «Северный полюс-1».

Таким образом, нынешнее руководство в очередной раз как бы демонстрирует своё внимание к освоению российской Арктики. Как известно, не так давно была принята также Стратегия развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года.

Однако под громкие заявления о том, что Россия собирается наращивать свое присутствие в Арктике, происходит сдача наших позиций в этом регионе. В годы своего президентства Дмитрий Медведев подарил огромный кусок Баренцева моря соседней Норвегии, где уже были разведаны большие запасы углеводородов. В итоге Штокмановский проект, с которым связывалось развитие одного из важных регионов российской Арктики — Мурманской области, был заморожен на неопределённое время. Мало того, в результате ряда последовательных уступок Россия сегодня буквально на птичьих правах находится на Шпицбергене.

— Освоение Арктики — единственный шанс России восстановить себя как мировую державу, — уверен председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития (АНО ИДМРР) Юрий Крупнов. — Не надо забывать, что две трети нашей территории — это Север.

У нас нет иного выхода, как по-прежнему удерживать Арктику. И не только из-за углеводородов на шельфе. Тут сосредоточены наши интересы. Это и Северный морской путь, и контроль климата, и вопросы геостратегии, и чисто военные вопросы. От Арктики во многом зависит, как мы сможем удержать и переосвоить нашу большую страну. В этом плане сдача «северов» в 90-е годы была безумством. Сейчас это понемногу исправляется.

«СП»: — Как же понимать тогда, что, несмотря на все громкие заявления, мы сдаём свои позиции в Арктике? Одним росчерком пера Дмитрия Медведева, в частности, подарили норвежцам значительный кусок Баренцева моря…

— Да, это было огромная ошибка. Объяснить её можно только эгоистичными интересами политического класса, который продавливал это решение. Мы имеем дико противоречивую ситуацию, при которой сдаются наши геополитические и экономические позиции в Арктике.

Вместе с тем, сведение Арктики к одному только шельфу не даст нам правильной стратегии. Эту территорию надо рассматривать на порядок шире. Пока же она эксплуатируется в основном в интересах нефтегазовой трубы.

В то время как Арктика — пространство, благодаря которому может быть создано доминирование российской цивилизации в мире.

«СП»: — Хватит ли сил у России, учитывая нашу демографическую ситуацию, стагнацию экономики, чтобы заново освоить Арктику и отстоять свои интересы в соперничестве с такими странами, как США и Китай. Последний ведь тоже начал высказывать свои претензии на кусок «арктического пирога»?

— Север — это не некая чёрная дыра, куда уходят ресурсы России. Те затраты, которые были сделаны в 20 веке на освоение Арктики, многократной окупаются по сей день. В том числе и через наш геополитический статус. А с учётом глобального потепления важность Арктики для нас будет только возрастать. Север — это мощнейший источник достижения нового качества жизни для России. Нужно и сегодня вкладывать в Арктику, чтобы это дало нам возможность экономического рывка в 21 веке.

Сегодня очень многое зависит от политического руководство страны. Если освоение Арктики станет одной из главных задач для России, тогда мы сможем отстоять свои интересы в этом регионе. Но для этого нужно серьёзно переформатировать политический класс России, большинство представителей которого видят сегодня свои интересы в Лондоне, в Европе, в США, да ещё на нескольких островах в тёплых океанах. Эту часть политического класса как раз хорошо было бы отправить на непосредственное освоение Арктики.

— Я не вижу никаких реальных шагов по освоению Арктики в последнее время, — рассказывает мурманчанин, писатель-маринист Борис Блинов. — Все последние громкие заявления руководства страны — сотрясение воздуха в надежде поддержать престиж арктической державы.

В Мурманске даже никто не знает об учреждённом празднике. Вот мне позвонили знакомые учёные из Санкт-Петербурга и сообщили. А здесь — тишина. Мурманск раньше был столицей по освоению Арктики, это чувствовалось во всём. А теперь, если не ходить по специальным учреждениям, этого не почувствуешь. Два года была какая-то надежда в связи с тем, что начнут осваивать Северный морской путь. Тогда от нас Севморпутём прошёл танкер с нефтью в Китай. Это оказалось выгодным. Но после всё прервалось и совершенно непонятно почему.

Люди уезжают с Севера в том числе и потому, что вопреки всем громким словам, не видят для себя здесь особых перспектив. Самобытность Мурманска, его возможности развиваться испаряются.

Судя по тому, как идут дела, у тех, кто у власти в стране, других интересов в Арктике, кроме желания урвать быстрые деньги на углеводородах, нет. Сужу об этом, как рядовой мурманчанин.

Впрочем, проректор по научно-исследовательской работе Мурманского гуманитарного государственного университета Павел Фёдоров считает, что сегодня кое-какие подвижки, по сравнению с 90-ми, всё же видны:

—  Россия пытается выработать свою новую модель пребывания на Крайнем Севере. Принимаются важные документы, проводятся арктические форумы в Архангельске и Мурманске. Этим Россия декларирует намерение сохранить статус великой арктической державы. Мы опять начали строить ледоколы. А ведь российское присутствие на Севере во многом сегодня держится именно на военно-морском и ледокольном флотах.

В то же время сейчас наблюдается некоторая размытость государственной политики по отношению к тому населению, что проживает в российской Арктике. С одной стороны, по инерции продолжается процесс переселения «избыточного» населения с Севера. С другой, нам говорят, что надо заново осваивать Арктику. Строить новые города и посёлки. На мой взгляд, пора определиться, стоит ли, и в каком количестве переселять северян на юг. Может быть, стоит тех из них, кто не востребован в своих городах, переселять в те новые населённые пункты, которые понадобятся России на Крайнем Севере? Нужна политическая воля, чтобы признать, что переселять северян надо очень осторожно и понимать, что заново потом завозить людей и отстраивать инфраструктуру будет очень дорого, особенно в рыночных условиях.

Ведь северяне — уже адаптированный социум для условий Заполярья. Они приобрели определённые навыки жизни. Для этого в своё время государство потратило немалые деньги. А если вы сегодня заново завезёте людей из средней полосы России, совершенно не факт, что они тут останутся жить. Я бы относился к такому человеческому капиталу, который уже сложился в Мурманской, Архангельской областях и в других арктических регионах, как к богатству, которое надо очень точно использовать. СССР в своё время много потратил средств, чтобы переселить и адаптировать людей. Зачем же сейчас этим разбрасываться?

Надо понимать, что Россия фактически стала зачинателем арктической урбанизации. Мы были лидерами в этом процессе. И наши арктические достижения составляют немалую часть нашей весомости, нашего авторитета в мире.

«СП»: — Несмотря на красивые слова о новых перспективах освоения российской Арктики, население Крайнего Севера продолжает убывать. Мурманск вообще занимает второе место среди городов России по числу убывших жителей с начала 90-х годов. Впереди — только Грозный.

— В этом, может быть, не так много драматизма. Уезжают многие из тех, кто приехал в 80-е годы прошлого века за «длинным рублём». В том числе из бывших союзных республик. После того, как СССР распался, экономическая ситуация поменялась, они стали уезжать домой.

Гораздо более болезненный процесс, когда по программам переселения, финансируемым государством, с Севера уезжают укоренённые здесь в нескольких поколениях семьи. Остаются более молодые работоспособные жители, а пожилые уезжают. Но таким образом мы разрушаем те корни, которые привязывают молодых к этой земле. А именно адаптированные укоренённые здесь семьи и должны быть той основой, благодаря которой может развиваться Север. Надо понимать, что вахтовый работник будет озабочен только заработной платой. Арктика никогда не станет для него своей землёй. Нужны ли нам временщики здесь?!

Для укоренённых на Севере семей надо создавать наоборот все условия для того, чтобы они остались и чувствовали себя востребованными. А нынешняя миграционная политика государства на Севере не учитывает всех этих тонкостей. Мы можем не заметить, как на Севере не останется укоренённого населения, а создавать его заново — очень долгий во времени и сложный процесс.

Фото: Валерий Шустов/ РИА Новости

Последние новости
Цитаты
Роман Родин​

​Заместитель Директора Департамента Финансовых рынков Банка «Солидарность»

Андрей Заостровцев

Экономист, научный сотрудник Санкт-Петербургского государственного экономического университета

Владимир Лепехин

Директор Института ЕАЭС

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня