Общество

Анатомия «болотной» провокации

Власти знали о готовящемся противостоянии, но не стали его предотвращать

4453

Материалы «Болотного дела» против 12 обвиняемых переданы в суд в минувшую среду. Из них следует, что власти заранее знали, что 6-го мая 2012 года на Болотной площади планируется нечто большее, чем мирный митинг. Об этом стало известно «Коммерсанту».

Вот ключевые пункты материалов следствия, на которые указывает газета:

— Перекрытие сквера, из-за которого на Болотной возникла давка, полицейские организовали загодя. Они ждали, что протестующие пойдут на прорыв оцепления — на это указывает дислокация полицейских кордонов. Первыми на мосту протестующих встречали сотрудники 2-го оперполка ГУ МВД Москвы и бойцы внутренних войск, а омоновцы в боевой экипировке располагались за их спинами и ждали команды начать задержания.

— Сергей Удальцов и Илья Пономарев настаивают, что сидячая забастовка у кинотеатра «Ударник» началась в ответ на действия полиции. Но в уголовном деле говорится обратное. В нем имеются показания сотрудников префектуры Центрального административного округа столицы, сотрудников департамента региональной безопасности Москвы и управы района «Якиманка». Все они говорят, что еще перед началом митинга предупреждали Удальцова о недопустимости именно сидячей забастовки.

— В деле фигурирует запись в блоге Ксении Собчак от 7 мая: «Вчера я приняла очень непростое решение для себя — первый раз с 24 декабря не пойти на митинг. Приняла это решение, скажу откровенно, так как знала заранее, что основная цель будет — стояние на мосту, прорыв и сидячая забастовка». Запись дает возможность предполагать, что лидеры оппозиции готовили прорыв и сидячую забастовку.

Кроме того, по данным издания, обширные показания дал депутат Госдумы от «Справедливой России» Илья Пономарев. «Это, конечно, был подарок. Он столько всего наговорил — даже того, о чем не просили», — заявил газете источник, близкий к следствию. В частности, господин Пономарев, комментируя следователю Александру Рябцеву видеозапись (на которой он, прижатый к омоновцам, с улыбкой говорит соратникам «мужики, а здесь совсем тонко, надо чуть-чуть отжать»), заявил: «Я хотел, чтобы передние участники колонны сцепились руками и колонна полицейских отодвинулась бы под физическим давлением толпы». Следствие расценивает это заявление как признательное показание.

Линия дознавателей понятна, но возникает резонный вопрос: почему власти не пошли на решительные меры, чтобы предотвратить готовящиеся несанкционированные акции? Возможно, драка на Болотной стала следствием тонкой игры властей против лидеров оппозиции?

По мнению адвоката Сергея Бадамшина, власти, вероятно, сами спровоцировали контролируемый взрыв, чтобы получить рычаги давления на протестующих. «Болотное дело» предоставило повод для реванша за уличные акции зимы 2011−2012 годов, стало отправной точкой для контратаки.

По данным организации «ОВД-инфо», которая ведет мониторинг процесса давления на активистов, в течение 2012 года в Москве и ближайшем Подмосковье в рамках «Болотного дела» было задержано около четырех тысяч человек. В подавляющем большинстве случаев их привлекли к ответственности по новому закону «О митингах» и оштрафовали на суммы от 10 тысяч до 30 тысяч рублей. Стоит ли удивляться, что после этого протестная активность пошла на спад.

Значил ли сказанное, что Кремль выиграл сражение на Болотной и оппозиция разгромлена?

— Как человек, который видел события на Болотной собственными глазами, могу сказать: омоновцы действительно перекрыли путь на митинг, причем никто не понимал, зачем они это делают, — говорит лидер Национал-демократической партии Константин Крылов. — Пресловутая сидячая забастовка, на самом деле, была предпринята как раз для того, чтобы помешать самовольному прорыву полицейского оцепления. Чтобы люди, которые напирали сзади, не могли поднажать и прорваться за ряды ОМОНа. Надо сказать, в конечном итоге именно так и произошло. А вот если бы забастовка продолжалась, возможно, прорыва бы не получилось.

Могу также сказать, что полиция действовала с крайней жестокостью. Да, прорыв имел место, но люди ведь не на Кремль напирали. Единственное, чего они хотели — это пройти на митинг, на официально разрешенное мероприятие. Большая часть тех, кто попал под дубинки правоохранителей, были случайными людьми. Они никуда даже не прорывались, а просто оказались в числе подталкиваемых сзади. Они были ошеломлены, мало кто пытался сопротивляться.

Сразу после 6-го мая я, честно говоря, думал, что власти будут расследовать действия ОМОНа, поскольку они, на мой взгляд, выглядели как полицейская провокация. Но этого не произошло.

Да, события на Болотной напоминают мне удавшуюся провокацию. Смысл ее проявляется только сейчас. Видимо, было очень нужно любой ценой создать впечатление, что протест не является таким мирным, как он себя обозначил с самого начала. Плюс — получить повод начать преследование активных участников протеста.

Технология понятна. Берется какое-то количество случайных, в общем-то, людей, и они демонстративно наказываются. Чтобы все увидели, что под ударом оказываются не только лидеры протеста, но и рядовые граждане. Надо сказать, в какой-то мере затея удалась — люди стали бояться протестных акций, так как осознали: есть ненулевая вероятность, что, выйдя на несанкционированное мероприятие, оказаться под судом или даже попасть на несколько лет за решетку.

«СП»: — Можно ли сказать, что Кремль выиграл Болотную?

— Если рассматривать то, что происходит, как отдельный эпизод политической жизни — да, выиграл. Если же дело обстоит примерно как в 1905-м году (тогда началась всероссийская стачка, которую царское правительство тоже вроде бы выиграло) — картина получается иной.

Ситуация выглядит так: в России вырос класс людей, который не просто недоволен правительством, а недоволен режимом и ищет альтернативу существующей власти. Первый раз эти люди вышли на улицы в декабре 2011 года. Они не могли победить в принципе — первые выступления никогда не побеждают. И теперь оказались в фазе реакции.

Власть, согласно классическому циклу, всегда выигрывает первое сражение, консолидируется и разворачивает программу «закручивания гаек». В зависимости от исторического периода, эта программы выглядит по-разному: где-то людей вешают, а где-то просто сажают. У нас — в России XXI века — протестующие к такому повороту событий оказались не готовы. Но это ничего принципиально не меняет.

Недовольные никуда не исчезнут. Их нельзя пересажать, нельзя даже заткнуть им рот. Из них будут возникать организации, поначалу небольшие, а из организаций постепенно вырастут органы управления протестом.

На мой взгляд, ситуация в России развивается как раз по такому классическому сценарию. Нас ожидает несколько лет реакции, а дальше процесс перейдет в другую классическую фазу. На мой взгляд, это только вопрос времени…

— Возникает ощущение, что власти не только знали и не предприняли мер для предотвращения несанкционированных действий оппозиции 6 мая (это было бы легко сделать), но и всячески им способствовали, — считает лидер партии «Новая сила», профессор Валерий Соловей. — Тем самым власть возлагает на себя ответственность — не де-юре, но де-факто — за события на Болотной. Если информация о материалах «Болотного дела» верна, действия власти должны рассматриваться как способствовавшие конфликту.

Таким действиям есть только одно объяснение — у Кремля было намерение преподать оппозиции жесткий урок. Конечно, нынешние действия власти не идут ни в сравнение с процессами 1930-х. Но факт остается фактом: политически активную часть общества напугали. Плюс к тому, под колпаком оказались все лидеры оппозиции.

В этом смысле, операция на Болотной принесла власти успех. Но это успех кратковременный. Уже в среднесрочной перспективе сумма действий власти, которая воспринимается гражданами как нелегитимная, будет работать против нее. Рано или поздно эта сумма — грубое и тупое давление на политических оппонентов — приведет к тому, что ситуация взорвется.

— Думаю, правоохранительные органы действительно имели все возможности, чтобы предотвратить беспорядки, — уверен политолог Федор Крашенинников. — Поэтому официальная версия, что омоновцы стали жертвами действий толпы (после чего, напомню, особо пострадавшие правоохранители получили бесплатные квартиры), не вызывает доверия. На мой взгляд, власть сама действовала, чтобы превратить демонстрацию 6-го мая во что-то такое, чем она изначально не являлась — в массовые беспорядки, которые якобы кто-то организовывал на иностранные деньги.

Против лома нет приема: если государство решило посадить в рамках «Болотного дела» десятки человек в тюрьму — оно, без сомнения, это сделает. Но Кремль ничего этим не выигрывает. Он, напротив, проигрывает, поскольку решает политические противоречия силовым, бесцеремонным способом. И в жертву этого решения приносится все — авторитет судов, следственных органов, полиции. Победа, достигнутая такими методами, всегда оказывается пирровой…

Фото: Андрей Стенин/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости СМИ.ФМ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Соловьев

Руководитель юридической службы КПРФ

Николай Платошкин

Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета

Андрей Заостровцев

Экономист, научный сотрудник Санкт-Петербургского государственного экономического университета

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости НСН
Новости СМИ.ФМ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня