Общество

Из правозащитников в охранители

Челябинская правозащитница Оксана Труфанова: «Выборы в Общественную наблюдательную комиссию были жаркими»

  
831

Российские места лишения свободы не принадлежат, прямо скажем, к институтам прозрачной законности. Конечно, сотрудники ФСИН официально апеллируют к различным законам, отвечая серийными отказами на жалобы заключенных и их адвокатов. Так или иначе, тюрьмы и колонии не подвластны никому, кроме руководства пенитенциарной системы, которое себя очень любит, и всегда «право». Это, мягко говоря, очень плохо и чревато злоупотреблениями.

Практически единственная возможность общества влиять на законность, а не получать казенные отписки, попахивающие сокрытием служебных промахов и произвола, — правозащитники. На волне Перестройки правозащитники получили доступ, правда с массой ограничений, в следственные изоляторы и зоны. Была сформирована Общественная наблюдательная комиссия: часть её — правозащитники, другая — довесок из выдвиженцев ФСИН. Так в Кировской области, по мнению Михаила Пулина, бывшего политзэка, отбывавшего срок в «красной» ИК-17, правозащитники «в основном состоят из экс-сотрудников ФСИН и МВД; естественно, они ничего не делают для нормализации режима».

Однако и куцые возможности правозащитников, как видно, встали костью в горле ФСИН. «Силовая» часть ОНК решительно наступает на правозащитную, стараясь ввести в Комиссию своих людей. Как ни странно, поддержку «силовому лобби» оказывает Владимир Осечкин, руководитель проекта «Gulagu.net», ранее прославившийся как разоблачитель упущений ФСИН. Пока альянс проигрывает: главой комиссии вновь стал Валерий Борщев, правозащитник старой школы, не контролируемый чиновниками.

Выборы ОНК состоялись, но борьба за «право» на правозащиту продолжается. Корреспондент «СП» пообщался с челябинской правозащитницей и журналисткой Оксаной Труфановой.

«СП»: — Вы раньше были координатором «Gulagu.net» в Челябинске. Почему покинули проект?

— Все просто — возникли непримиримые разногласия с руководителем портала Владимиром Осечкиным по поводу контингента и порядочности некоторых блогеров сайта, которые сразу после акции протеста в копейской ИК-6 оказывали на меня колоссальное психологическое воздействие в изолированном помещении. Я раньше не рассказывала эту историю, чтобы не навредить копейскому делу, ведь это могло дискредитировать и меня, и весь проект, подорвать доверие к правозащитному сообществу. Сейчас, спустя почти год, я уже могу об этом заявить открыто. Конечно, есть свидетели. Мне удалось уйти от этих людей только благодаря моему адвокату Александру Васильеву.

Позже г-н Осечкин пытался меня убедить, что к той истории он не имел никакого отношения, что его пытались подставить так же, как и меня, но я уже не могла доверять человеку и работать с ним дальше. Я ушла. И сделала правильно. Политика сайта после того случая очень изменилась. Возможно, на Осечкина оказывалось давление со стороны силовиков, возможно, они нашли у него слабые места — об этом, кстати, он и говорил в одном из интервью, которые как раз совпадают с тем периодом времени.

«СП»: — «Gulagu.net» позиционируется как проект, лояльный партии «Единая Россия». Это некоторый формализм или Осечкин так изначально хотел?

— Позиционирует ли себя «Gulagu.net» как проект ЕдРа — не могу точно сказать. Я далека от политики. Не состою ни в одной из партий. В принципе, сама я стараюсь работать со всеми партиями и депутатами, с которыми у меня пересекаются интересы в области защиты прав человека и неукоснительного соблюдения норм и принципов Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которую Россия, кстати, ратифицировала еще в 1998 году. Я не понимаю вот этих людей, которые орут, что с «Единой Россией» нельзя водиться — мол, нерукопожатные. Хочется сказать им в ответ — очнитесь, повзрослейте, умерьте пыл. Я как правозащитник должна работать на результат и думать о своих подзащитных — разговоры про то, что нет смысла помогать отдельно взятым гражданам, а надо ломать систему — это к врачу.

Кстати, я не могу сказать, какая политическая партия в вопросе помощи мне как правозащитнику помогла больше. Многие помогали. Депутат Госдумы от «Справедливой России» Валерий Гартунг вообще мой стратегический партнер в этом вопросе — он активно помогает в теме Копейска, неоднократно ездил со мной вместе в эту колонию на прием. Мы с ним вынесли оттуда большую часть доказательств по уголовному делу экс-начальника ИК-6 Дениса Механова. Или ЛДПР — депутат Заксобрания Челябинской области Андрей Ткаченко проявил себя весьма активно в ночь копейской акции протеста, благодаря его стараниям в зону не вошел ОМОН. Тогда и вошла я, чтобы своими глазами увидеть, что все заключенные и сотрудники живы-здоровы. Недавно предложила свою помощь партия «Яблоко». Некоторые единоросы, кстати, тоже предлагают помочь. Отказываться я не собираюсь.

«СП»: — На волне перевыборов ОНК Осечкин предложил создать при комиссии наблюдательный совет «из числа журналистов и известных блогеров». Плюс открыть сайт для пишущих о местах лишения свободы. Таков его вариант общественного контроля над ФСИН. Есть у него перспективы?

— Лично я считаю, что таким образом г-н Осечкин пытается взять под контроль правозащитников, чтобы пытаться на них давить: вот, мол, этот отчет на моем сайте написал, а этот нет — исключим-ка мы его. А кто такой Осечкин — он даже не член ОНК. И даже не член СПЧ. Поэтому создание такого портала совершенно посторонним человеком не просто неправильно, но и недопустимо. Правозащитники и члены ОНК не получают ни от Осечкина, ни даже от государства зарплату — они все делают на волонтерской основе. И в таком случае это их дело — отчитываться им перед Осечкиным или нет. Скажу больше — у каждого уважающего себя правозащитника есть блог, у некоторых даже несколько, где они размещают наиболее интересные дела, а это уже своего рода отчет перед обществом. Почему я должна размещать свои отчеты у Осечкина? Чтобы он потом сказал, что я его блогер? Спасибо, но я пас. Я сама по себе. Думаю, что идеальным вариантом было бы создать некий форум для членов ОНК на сайте контролируемой организации — Общественной палаты.

«СП»: — Раньше Осечкин прилюдно сомневался в порядочности участников ОНК, являющихся бывшими сотрудниками органов. В чем причины его поддержки группы силовиков?

— Что касается так быстро меняющихся взглядов Владимира Валерьевича, то тут все еще более удивительно. Вчера мне один правозащитник рассказал весьма забавную историю — в 2012 году «Gulagu.net» истерил по поводу вымогательств в ИК-11 Нижегородской области. Якобы одна банда осужденных-вымогателей трясла деньги с других осужденных. И несчастные пострадавшие даже выложили видео со своими претензиями, которое открыто перепостил сайт Осечкина. Была куча претензий к нижегородской ОНК, которая не защищает этих несчастных. И тут через год вылезает бывший начальник оперчасти той колонии Андрей Аникин и на сайте «Gulagu.net» разоблачает банду вымогателей из ИК-11, действующую под прикрытием администрации ИК-11. И он озвучивает фамилии осужденных из банды вымогателей, которые раньше были выставлены как фамилии потерпевших от вымогательства! Таким образом, господин Осечкин раскрыл банду самовымогателей! Беспрецедентный случай. Одни и те же люди вымогали деньги сами у себя… О чем говорить — делайте выводы.

«СП»: — Как в регионах прошли перевыборы ОНК, и насколько нормальными будут дальнейшие условия вашей работы? Результаты выборов вступили, как говорится, в законную силу?

— На самом деле, нельзя говорить, что были какие-то региональные выборы. Выбирала всех членов ОНК изо всех регионов одна организация — Общественная палата РФ. Было конечно, жарко. На примере своего региона — Челябинской области — скажу, что уже дискредитировавшие себя силовики пытались удержаться на местах, чтобы и дальше защищать профсиновскую позицию. К счастью Общественная палата их на этот раз не пустила. Что касается меня лично, то здесь тоже развернулась жесткая борьба — один из приближенных к омбудсмену по правам человека в нашем регионе рассказывал, будто бы сам пенитенциарный генерал Челябинска требовал повлиять на ситуацию, чтобы я не попала в ОНК. Однако ему вежливо разъяснили, что этим вопросом занимается только Москва.

18 ноября заканчиваются полномочия старой команды ОНК, после этого к своим обязанностям приступим мы. Будут ли нормальными условия нашей работы — сомневаюсь. В Челябинске ФСИН периодически нагнетает напряженность — недавно была предпринята попытка осудить правозащитницу Валерию Приходкину за то, что она снимала на камеру штрафной изолятор женской колонии. Благо, это не удалось, суд подошел к этому вопросу объективно. В отношении другого правозащитника, Николая Щура, уже после этого выигранного суда была предпринята аналогичная попытка. Ситуация так же благополучно разрешилась. Но это, можно сказать, безобидные «наезды». Мы опасаемся, что они могут быть более опасными — например, подброс запрещенных к проносу предметов или что похуже. К сожалению, гулаговская система пыток и вымогательств никак не хочет сдаваться, а потому идет на все.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Александр Асафов

Независимый политический аналитик

 Александр Абрамов

Главный аналитик Банка «Солидарность»

Игорь Шишкин

Заместитель директора Института стран СНГ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Новости Финам
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня