Общество
22 ноября 2013 14:40

Авторский взгляд на политику

Главный редактор «СП» Сергей Шаргунов на писательском собрании задал президенту острые вопросы

14037

21 ноября в Российском университете Дружбы народов состоялось российское литературное собрание. Мероприятие, которое планировалось как обмен мнениями между деятелями культуры, оказалось больше похоже на встречу с президентом Владимиром Путиным. Тем не менее, на собрании прозвучало множество злободневных для российской гуманитарной сферы вопросов. В зале были писатели Игорь Волгин, Павел Крусанов, Алиса Ганиева, Алексей Варламов и Александр Архангельский. В собрании приняли участие многие известные деятели российской литературы, от поэта Андрея Родионова до классика Валентина Распутина.

Был на мероприятии и главный редактор «Свободной Прессы» Сергей Шаргунов. Среди прочих важных поднятых в его выступлении тем прозвучал и вопрос про политического заключенного Даниила Константинова и фигурантов «Болотного дела», среди которых Леонид Развозжаев, Ярослав Белоусов, Сергей Кривов.

— Многие мои коллеги посчитали ненужным сюда приходить. Это — их личное дело, их право. Многие говорят мне: «Что толку задавать вопросы власти? Что толку спрашивать президента? Ты получишь ответ, все похлопают, и ничего не изменится».

По словам Сергея Шаргунова, он не в первый раз поднимает перед президентом тему политических заключенных. Ранее вопрос был задан еще в кулуарах заседания клуба «Валдай». «И тогда мне говорили, зачем я вообще чего-то спрашиваю власть. Но после „Валдая“ я получил письма благодарности от заключенных», — заявил Шаргунов на писательском собрании. «Блогосфера кипит, ломаются копья, но власть молчит. Я мог бы сейчас об этом не говорить, но „не могу молчать“, как завещал классик, совесть не позволяет. Это имеет прямое отношение к литературе», — сказал Шаргунов. Он предложил президенту возродить комиссию по помилованию при президенте, куда бы входили писатели самых разных взглядов.

Надо отметить, что ответ Путина мало отличался от тех, что были даны им на подобные вопросы раньше. Дескать, вы говорите, что студент Ярослав Белоусов кинул в ОМОН лимоном, но в полицейских вообще ничем кидать нельзя. «Музам служит, а с головой не дружит», — привел афоризм президент. «Если кому-то будет позволено нарушать закон, срывать погоны с полицейских, бить их в лицо, то мы можем столкнуться с такими же проблемами, с которыми столкнулись в 1917 году. Кто-нибудь этого хочет?» — дал свое обоснование уголовному преследованию узников «Болотного дела» Владимир Путин. А что касается комиссии по помилованию, то они и так существуют во всех регионах, указы об освобождении заключенных подписываются президентом регулярно. Правда, видимо, тех, кого считают политическими заключенными, это не касается…

Если же абстрагироваться от политики, то литературное собрание стало хорошей площадкой для поднятия животрепещущих тем российской культуры. Главная проблема — наши граждане в последние годы стали заметно меньше читать. По словам президента, в среднем россиянин проводит с книгой не более 9 минут в день. Всё больше людей предпочитают чтению просмотр телевидения и развлечения в интернете. На этом фоне особо удручающей выглядит нынешняя участь библиотек, в которых давно не пополняется книжный фонд. Популярные ранее литературные журналы сегодня издаются малым тиражом, а специальные отделы, в которых, по словам Сергея Шаргунова, тексты молодых писателей могли бы пройти «редакторскую огранку», просто сокращены. Не завидна судьба и давно состоявшихся писателей, не имеющих должного социального обеспечения и зачастую вынужденных влачить нищенское существование.

— 21 ноября состоялась беспрецедентная встреча, подобной которой я лично не помню, — говорит директор музея «Ясная Поляна», один из модераторов литературного собрания и праправнук великого писателя Владимир Толстой. — Собрались вместе представители разных профессий, которых связывают гуманитарные знания, литература. Состоялся не только профессиональный, но и общественно-политический диалог, который мне представляется чрезвычайно полезным, необходимым. Было бы лучше, если бы он состоялся лет десять назад.

Было сказано очень много важных вещей президентом в его вступительном слове. Это и объявить 2015 год годом литературы, и государственная поддержка чтения, и одобрение создания фонда финансовой поддержки деятелей литературы.

Было принято много решений, менее громких, но не менее важных, которые найдут свое отражение в перечне поручений правительству и другим структурам. Я считаю это очень полезным и важным. На самом деле, это — начало большого пути. Шаргунов — смелый парень, говорил искренние и правильные вещи. Мне понравилось и его выступление, и реакция президента, которая была достойной.

В то же время, один из участников встречи писатель Герман Садулаев считает, что мероприятие можно было провести с большей эффективностью:

— У меня от этой встречи остались очень сложные впечатления. Нельзя сказать, что эти встречи не нужны. Но то, в каком формате это прошло, ни меня, ни многих моих коллег не устроило. Мы ожидали совсем другого. Конечно, нужно участие государства в делах литературы.

Но мы всё-таки ориентировались на советский опыт в хорошем смысле слова, на съезд писателей 1934 года. Понятно, что повторить те чудесные времена невозможно, но мы надеялись, что хотя бы в некотором смысле мероприятие будет похожим на наше ожидание. Но всё равно было очень полезно послушать коллег, узнать мнение власти. Но мы ждали, всё-таки, не этого.

«СП»: — Чего же вы ждали в идеале?

— Посыл власти в 1934 году был такой: у нас есть великая страна, перед нами стоят великие задачи, давайте решать их вместе, давайте все работать на благо нашей Родины. Да, тогда была коммунистическая идеология, сейчас нет никакой идеологии. Но страна-то у нас есть, и великие задачи перед ней всё равно стоят. И писатели могут участвовать в общественной, политической, духовной жизни страны, могут быть полезны и значимы.

«СП»: — На встрече были озвучены многие конкретные проблемы культуры.

— Мне не понравился сам этот формат: сидит Владимир Владимирович, и встают с места библиотекари и задают вопросы о насущных проблемах. Всё-таки предполагалось, что это будет собрание или, в лучшем случае, съезд писателей.

Пусть в президиуме сидит высшее лицо власти. Это прекрасно. Таким образом власть показывает, что уважает писателей. Но они сидят в президиуме, а мы — проводим собрание. Вот каким, по нашему мнению, должно было быть мероприятие. Но вовсе не встреча первого лица с избирателями, ткачихами или библиотекарями. А получилась именно встреча первого лица с условными «ткачихами литературного фронта».

В те же советские времена не было встреч Жданова с писателями. Да, он сидел в президиуме, вместе с Горьким. Но проходил съезд, на котором выступали писатели, а не задавали вопросы Жданову.

На мой взгляд, проведенное мероприятие не понравилось никому, даже самой власти. Ведь ожидали большего от писателей, большей самоорганизации от нас.

«СП»: — Может, это просто такое современное состояние литературного сообщества, что люди вынуждены просить о каких-то пенсиях, социальной поддержке. Те же библиотекари пытались донести до власти свои проблемы.

— Не так должно было всё обстоять. Мол, я такой больной и бедный, а потому дайте мне денег. Да и не о деньгах должна идти речь.

Мне сильно не понравилось, что мероприятие еще больше укрепляло власть в его «бабловерии», что все вопросы решаются деньгами. Но финансы не имеют значение. Их находят, когда есть задача, когда есть цели, программа. Должно быть понимание происходящих в обществе процессов, роль в них литературы. А получилось, что мы просим средства, а потом думаем, как их будем использовать.

И дело даже не в программе. На мой взгляд, должно было пройти собрание писателей, которые должны были самоорганизоваться. Нам нужен учредительный съезд российских писателей. А власть пусть там присутствует — я это приветствую. Но прежде всего, должна быть самоорганизация литературного сообщества.

Иначе получается, что разрозненные ткачихи встают и рассказывают первому лицу о бедственном положении своего ткацкого станка. Но это — злоупотребление временем президента. Не должен он решать вопросы каждой ткачихи.

Другой участник встречи литературный критик Павел Басинский в настоящее время не видит возможности проводить писательские форумы в другом формате:

— Союз писателей СССР раскололся в 1990-е годы и разделился на несколько идеологически враждующих между собой объединений. При том что люди из разных союзов могут уважать друг друга, общаться, единой организации писателей не существует. Идея создания российского литературного общества призвана к этому. Важно и то, что в мероприятии приняли участие еще и библиотекари, издатели, переводчики. Как раз задача таких собраний — это объединить все эти силы. И, в частности, через новую структуру получать помощь от государства. Сейчас же просто непонятно, кому и как оказывать материальную поддержку в условиях множественности союзов.

«СП»: — Возможно ли решить конкретные проблемы библиотек, толстых журналов в таком формате?

— Другого формата просто нет. Сейчас хотя бы произошла попытка объединить всех людей, причастных к литературе. Загадывать на будущее сложно, но хотя бы сделан первый шаг. Ведь есть люди, которые заинтересованы в общей структуре. Правда, есть и те, кто в ней не видит смысла, они отказались придти на собрание. Что ж, это их выбор.

Кстати, новая организация не затрагивает жизни старых писательских союзов, они будут существовать и дальше. Но зато будет возможность решать конкретные проблемы. К примеру, у нас вообще нет социального статуса «писатель». Если человек не работает где-то, а пишет книги, то он не может рассчитывать на оплату больничного, на пенсию.

«СП»: — Есть мнение, что собрание превратилось во встречу с президентом, где каждый спрашивал о своей беде.

— Встреча с президентом была только верхушкой мероприятия. До этого два часа шли секционные заседания. Было восемь секций: по критике, по прозе, по поэзии, по проблемам книгоиздания, по проблемам продвижения русской литературы за рубежом, по драматургии и киносценариям, по библиотекам. Там люди обсуждали все вопросы.

Главное, что государство обратило внимание на проблемы. У нас такая страна, что если первое лицо не отреагировало, то никто ничем не будет заниматься.

«СП»: — Насколько в этом мероприятии был важен политический аспект?

— Я думаю, что присутствие политики на литературном собрании вполне нормально. В частности, задал вопрос про политзаключенных писатель Сергей Шаргунов. У него есть друзья в среде оппозиции, и он переживает за них. Сейчас некоторые попали в СИЗО, ожидают суда. И Сергей заступился за них. Президент ответил то, что обычно отвечает в подобных случаях. Мол, надо соблюдать закон. Но если к заключенным привлекается внимание, то к ним и отношение будет особое, и приговор, возможно, будет смягчен. Сергей сделал свое дело: заступился за друзей. Это хорошо и благородно.

Фото: Алексей Никольский/ РИА Новости

Последние новости
Цитаты
Сергей Обухов

Доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ

Валентин Катасонов

Доктор экономических наук, профессор

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня