Преступность проездом

В Дальневосточном регионе мигранты активно пополняют криминальную статистику

  
2350

Официально на территории Приморья сейчас находится чуть более 120 тыс. мигрантов. Для края, где местное население не дотягивает и до двух миллионов человек, это существенная цифра. При этом официальную работу нашли здесь меньше трети приезжих. Большинство безработных нелегалов, по мнению экспертов, начинают здесь криминальный промысел.

Основной поток иностранных мигрантов едет в Приморье из Узбекистана (42%) и Китая (32%). «Необходимо признать, что приток мигрантов носит стихийный и неконтролируемый характер. Количество официально трудоустроенных, даже с учетом приобретенного патента, гораздо меньше общего числа въехавших и находящихся в крае, — предостерегает экс-уполномоченный по правам человека в Приморье Владимир Ушаков. — Рост преступлений, участниками которых становятся иностранцы, обусловлен отсутствием у них средств к существованию и вовлечением в преступную деятельность. Немаловажными негативными факторами является и сокращение рабочих мест для местных, увеличение теневого рынка труда за счет готовых работать за „черную“ зарплату» нелегалов. Компании заинтересованы в найме таких сотрудников — никаких обязательств, никаких налогов".

Прежде в многонациональном Приморье, которое со дня основания пополняли переселенцы, национальный вопрос никогда остро не стоял, население было толерантно к иностранцам, однако ситуация меняется. Недовольство людей растет с прогрессией. В последние несколько лет появилось много жалоб на живущих в подвалах домов мигрантов, на «резиновые» квартиры с десятками жильцов и нелегальные автостоянки на придомовых территориях, работники которых «прессуют» тех, кто отказываются платить им «дань».

Пустить мигрантский поток в цивилизованное русло в Приморье сложно: здесь нет единого центра по работе с мигрантами, общежитий для приезжих. Да и сами мигранты не спешат адаптироваться к местной среде, вливаться в нее. Созданные волонтерами адаптационные курсы по изучению русского языка, культурных традиций России и основ миграционного законодательства, не востребованы. «Граждане идут на них не охотно, — признает Ушаков. — За более чем полгода работы курсы русского языка посетили 66 мигранта, а адаптационные курсы — 27 человек». Причину равнодушия люди прямо объяснили приморскому правозащитнику: «В каждой бригаде есть курбаши, старший, я только с ним общаюсь, а он уже переводит всем остальным».

Выходит, что большинство трудовых мигрантов приезжают на край России не работать, а воровать и грабить? Именно такими комментариями сейчас пестрят местные Интернет-форумы.

Ответ на этот и другие вопросы, связанные с преступностью приезжих, отвечал «СП» директор АНО «Центр изучения новых вызовов и угроз национальной безопасности РФ», секретарь Общественного совета по повышению уровня жизни при губернаторе Приморского края Александр Сухаренко.

— Если верить ведомственной статистике, то в общей структуре дальневосточной преступности на иностранную приходится менее двух процентов. Что касается ее географической распространенности, то наиболее криминогенными из девяти субъектов округа традиционно являются Приморский и Хабаровский края, а наименее — Еврейская автономия и Чукотский округ.

По итогам 2013 года в общероссийском рейтинге по количеству преступлений иностранцев среди дальневосточных регионов безусловным лидером стало Приморье, занявшее 13-е место. Для сравнения: Хабаровский край оказался на 37 месте, Амурская область заняла 51 строчку, Сахалинская — 54-е, Республика Саха (Якутия) — 55-е, Камчатский край — 70-е, Еврейская АО — 75-е, Магаданская область — 78-е, а Чукотский АО — 80-е.

За последние семь лет количество регистрируемых преступлений, совершенных иностранцами в Дальневосточном федеральном округе, увеличилось с 1005 в 2007 году до 1317 в 2013. Причем лишь треть из них относится к числу тяжких и особо тяжких. Выросло и число преступлений, совершенных в отношении иностранцев.

«СП»: Какие именно иностранцы чаще оказываются в криминальных сводках?

— Вопреки распространенному мнению, о «желтой угрозе» на Дальнем Востоке сейчас говорить не стоит. Численность легально находящихся здесь граждан Поднебесной около 30 тысяч человек, в то время как граждан стран СНГ пребывающих в безвизовом порядке на заработки, больше в четыре раза. Именно они и проявляют наибольшую криминальную активность. На их долю приходится более 80 процентов всех преступлений. Непосредственно «нелегалами» совершается менее 10 процентов преступлений.

Китайцы попадают в сводки в основном за браконьерство, скупку незаконно добытых природных ресурсов или их контрабанду. Полагаю, что недавно выявленная в Дальнереченске группа китайских скупщиков нелегально заготовленной древесины не единственная. Кстати, по оценкам «Агентства экологических расследований», до 80 процентов ежегодно экспортируемых через дальневосточные таможни лесоматериалов вырубается незаконно.

Среди преступников встречаются и представители экзотических для нас национальностей. Ежегодно пограничники задерживают 20−25 граждан Ирана, пробирающихся в Японию через порты Владивостока и Находки. Некоторые из них везут опиум и гашиш.

При этом чаще жертвами преступлений становятся граждане СНГ, Китая и Вьетнама. По числу преступлений против иностранцев лидируют Приморский и Хабаровский края, а также Амурская область.

«СП»: Какова структура дальневосточной иностранной преступности?

— Вполне традиционна: помимо экономических преступлений, это кражи, грабежи, разбои, преступления в сфере незаконного оборота наркотиков и оружия, подделка документов. Не чураются иностранцы и коррупции. В прошлом году Фрунзенский суд Владивостока оштрафовал китайского бизнесмена Цуй Лунцзи, пытавшегося за полтора миллиона рублей подкупить сотрудника краевого УФСБ для прекращения уголовного дела, возбужденного по факту незаконного пересечения госграницы.

В январе Благовещенский горсуд приговорил к 20-миллионному штрафу бизнесмена Лян Цзыпина, давшего взятку в 500 тысяч рублей сотруднику областного УФСБ для решения вопроса об освобождении от административной ответственности соотечественников, незаконно трудившихся в автомастерской. Аналогичные факты есть в Якутии и Хабаровском крае.

«СП»: как борются в округе с транснациональной оргпреступностью?

— Малоэффективно. В последние годы количество выявляемых иностранцев, совершающих преступления в составе организованных преступных группировок (ОПГ), постоянно снижается. В 2013 году на весь округ их было всего 19, а в некоторых регионах этот показатель вообще нулевой. Правоохранителям мешают языковой барьер, отсутствие необходимой агентуры из-за замкнутости этнических диаспор, длительность исполнения международных запросов и коррупция.

Среди положительных примеров — уголовные дела против «черных лесорубов». В июле 2013 года в приморском городе Лесозаводске арестовали лидера транснациональной ОПГ, которая занималась незаконной заготовкой древесины ценных пород — дуба, ясеня, кедра. Помимо местных безработных в преступной схеме были задействованы граждане Китая и Армении. Ущерб от их деятельности оценивается в 150 миллионов рублей. А в Хабаровском крае продолжается суд над Давидом Беридзе и его сообщниками, которые обвиняются в организации преступного сообщества и незаконной вырубке леса на сумму более 65 миллионов рублей. За несколько лет преступной деятельности они настолько легализовались, что выиграли и почти получили госзаказ в 300 миллионов рублей на расширение своего бизнеса. Подсудимые прибыли в Хабаровский край по поддельным паспортам через Украину и с самого начала большую часть доходов отправляли в Грузию на счета ближайшего окружения экс-президента Михаила Саакашвили. «Крышевал» их бизнес высокопоставленный сотрудник краевого ГИБДД.

«СП»: выходит, правоохранителям нужно искать союзников по другую сторону границы…

— Да, развитие международного правоохранительного сотрудничества становится все более актуальной. Сегодня у России есть двусторонние договора о сотрудничестве по уголовным делам с Китаем, КНДР и Южной Корей, Японией, Канадой и США. С остальными странами АТР российские правоохранители работают на принципах взаимности или через Интерпол. Кстати, дальневосточной полиции предоставлено право самостоятельно контактировать с приграничными коллегами. И как оказалось не зря. За последние годы по запросам китайской стороны в разных субъектах округа было задержано, а затем депортировано около десятка граждан КНР, разыскиваемых за совершение тяжких преступлений. Продуктивно развивается российско-японское сотрудничество в борьбе с контрабандой краденых автомашин и наркотиков.

Фото ИТАР-ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Эдуард Лимонов

Писатель, политик

Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости НСН
Опрос
Каковы основные проблемы Российской армии сегодня?
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня